ЧТО НАМ СТОИТ ДОМ ДОСТРОИТЬ? НЕЮБИЛЕЙНЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ О НЕЗАМЕЧЕННОМ ЮБИЛЕЕ

4 января, 2002, 00:00 Распечатать

Юбилеями нынче мало кого удивишь. В фуршетном потоке затерялся один, по цифре не такой уж и чахленький: пятнадцатилетие...

Юбилеями нынче мало кого удивишь. В фуршетном потоке затерялся один, по цифре не такой уж и чахленький: пятнадцатилетие. Полтора десятка лет назад на Львовской площади столицы началось строительство нового корпуса Киевского государственного института театрального искусства им.И.Карпенко-Карого.

К тому времени чертежи новостройки прошли, что называется, проверку временем. Более десяти лет они терпеливо ждали своего воплощения, не попадая то в один, то в другой пятилетний план. Наконец повезло — втиснулись малюсенькой полустрочкой в план очередной пятилетки. Это было воспринято как огромная победа. «Главное, чтоб начали, — убеждали нас опытные архитекторы, — а там и трех лет не пройдет, как будем ленточку перерезать». Оптимизм авторов проекта был обоснован особенностями маршрута передвижения первого секретаря ЦК Компартии Украины В.Щербицкого. Было известно, что дача Владимира Васильевича находится в направлении Вышгорода. Ездить через Львовскую площадь ему приходилось достаточно часто. Архитекторы справедливо полагали, что строительному начальству не захочется рисковать карьерой, мозоля глаза первого лица республики незавершенкой. «Главное, чтоб начали», — вслед за архитекторами повторял и коллектив КГИТИ им.И.Карпенко-Карого.

И вот началось. Мощные экскаваторы и не менее мощные самосвалы вовсю заревели у стен нынешнего корпуса по улице Ярославов вал. По плану два корпуса, расположенные рядом, должны были быть соединены переходом. Рев техники, конечно, мешал занятиям, но нисколько не раздражал. Он радовал. Искренне верилось, что через несколько лет институт наконец-то будет иметь общий дом и для театралов, и для киношников — для всех, кто в нем учится и работает. Дело в том, что расположенный еще с довоенных времен на Крещатике институт с шестидесятых годов начал активно расширяться, принимая студентов новых творческих специальностей. Расширение шло за счет получения дополнительных помещений. Появился корпус на территории Киево-Печерской лавры для кинофакультета, еще один — по улице Ярославов вал для Учебного театра и новых театральных специальностей, а уже в восьмидесятые годы — небольшое помещение для нескольких актерских курсов на Подоле. Один из самых престижных вузов, стабильно имеющий наивысший конкурс в Украине, оказался разбросанным по различным районам города. Это чрезвычайно усложняет весь учебный процесс. Например, для занятий движенческими дисциплинами (от привычной физкультуры до танца, сценического фехтования и сцендвижения ) более или менее пригодное помещение есть только в одном из четырех корпусов. Наши студенты, равно как и преподаватели, — народ всепогодный. Об их бегах и ежедневных перемещениях можно снимать как «Осенний марафон», так и весенний и зимний. Однако весной восемьдесят шестого хотелось верить, что всему этому через пару годков придет конец. Казалось, что наступило время здравого смысла. Единственное, чего опасались в связи с началом стройки, — это как бы экскаваторы не натолкнулись на какую-либо археологическую ценность. Ее изучение специалистами могло бы надолго приостановить строительство, а то и вовсе повлечь за собой пересмотр проекта. Опасались, повторю, только этого. Но, как оказалось, бояться надо было другого.

Грянул Чернобыль. Ликвидация аварии требовала огромных средств. Поездки в сторону Вышгорода стали небезопасны. В.Щербицкий перестал ездить через Львовскую площадь. Перестройка начала буксовать, а после и вовсе захлебнулась. Худо-бедно, но до девяносто первого года успели выгнать стены, а дальше (совсем как у Шекспира) — тишина.

Это не значит, что не предпринимались усилия для завершения начатого строительства. Совершались, и неоднократно. Как и в приснопамятные застойные мы опять стремились засветиться маленькой полустрочкой в государственном документе. На этот раз в очередном бюджете Украины. Но бюджеты мощно трещали по швам, и первой из них выпадала наша полустрочка. Денег не хватало даже на консервацию, чтобы уберечь стены от воздействия атмосферных осадков. А время шло.

Во весь голос стали заявлять о себе перспективы полного отторжения незавершенного строительства от института. Желающих разместиться на Львовской площади оказалось немало. Быть может, это и случилось бы достаточно быстро, если бы учреждения образования не имели некоего охранного статуса. Здесь надо отдать должное государству. К сфере образования нельзя подходить с общими мерками — это, несомненно, понимают в высших эшелонах власти. Иначе стены недостроенного института давно бы пошли с молотка.

При всех недостатках нашей системы образования все же признаем, что оно остается одним из лучших в мире. Помощники из иных развитых государств нередко достаточно быстро обнаруживают отставание от уровня наших методик. Не является исключением и Киевский театральный институт. Напомню, что в совсем еще недалекие годы вуз, принимавший ежегодно всего лишь сто с небольшим студентов на все специальности стационара, готовил кадры для профессионального искусства около пятидесяти стран мира. Нашим преподавателям было доверено представлять советскую театральную школу — ведущую в то время театральную школу мира — за рубежом. Вуз совершенно справедливо считается лучшим, поскольку из его стен вышла фактически вся нынешняя театральная и кинематографическая элита. В частности, из последних шести министров культуры половина является выпускниками нашего института.

В конце 60-х годов на празднование 50-летнего юбилея в институт пришло руководство Украины. Прослушав доклад, в котором назывались имена десятков знаменитых выпускников института, увидев на юбилее всенародно любимых его бывших студентов, один из высших руководителей республики сокрушенно повторял: «Орден надо было давать, орден». Т.е. не ограничиваться высшей наградой Украины, а хлопотать о более высокой награде перед Москвой.

Кстати, проведение юбилейных торжеств тогда, в 1969 году, грешило против исторической правды. Этот факт относительно недавно установил ректор института, академик Академии искусств Украины, профессор Р.Пилипчук. Институт стал называться институтом не в 1919-м, а годом раньше — в 1918-м, при гетмане Скоропадском. Но советской власти хотелось, чтобы все начиналось только по ее инициативе. Поэтому из истории института выпал не только один год, но и предшествующие четырнадцать. Дело в том, что в 1918 году произошло лишь переименование существовавшей к тому времени музыкально-драматической школы в институт. Сама же школа была основана в 1904 году выдающимся украинским композитором М.Лысенко и находилась на той же улице, где ныне располагается главный корпус института. Так что подлинная дата его рождения — год 1904-й.

Все это я веду к тому, что в 2004 году нынешний Киевский театральный вправе отмечать еще один юбилей — столетие со дня своего основания. И вот, как говорится, напрашивается вопрос: неужели нынешней власти, для которой 2004 год будет рубежным, не захочется завершить благородное дело строительства престижнейшего вуза страны? Ведь уже минувшее десятилетие независимости Украины не отмечено ни одной более или менее крупной новостройкой для высшей школы. Стоит ли нашему государству повторять путь Советов, умудрившихся за семьдесят с лишним лет не построить в Киеве, одном из крупнейших европейских городов, ни одного театрального помещения? Разве что нашим властям удалось перестроить бывший кинотеатр «Космос» в Театр драмы и комедии на Левом берегу.

Финансовые структуры, возымевшие интерес к недостроенному корпусу института на Львовской площади, предлагают ему в обмен помещения, которые иначе как окраинными не назовешь. Если бы вуз готовил специалистов по выращиванию свеклы и подсолнечника, его близость к полям Киевщины была бы логичной. Но у наших выпускников несколько иная перспектива. Культурная жизнь во всех городах мира тяготеет к центральным районам. Необходимо также учитывать, что именно здесь, в центре, работает большинство ведущих режиссеров, актеров, искусствоведов. Их участие в преподавательской деятельности при окраинном расположении института выглядит достаточно проблематичным. Да и имеем ли мы право отправлять на окраину наших выдающихся мастеров театра и кино, один облик которых является достопримечательностью Киева?

Все предыдущие власти города и Украины прекрасно понимали, что такие вузы, как театральный, художественный, консерватория должны располагаться в центре города. И дело не только в престижности этих учебных заведений для самого города. Дело еще и в той общекультурной энергетической среде, которая ежедневно окружает молодые дарования, незаметно их формируя и шлифуя. Общепризнанно, к примеру, что особую величавую грациозность и воздушность балерин Санкт-Петербурга, по мнению знатоков, определяет неповторимость архитектуры города на Неве. Помести знаменитое училище им.А.Вагановой в другом городе, и непередаваемое очарование танца его выпускниц наверняка исчезнет. Будущий мастер незаметно вбирает в себя окружающую среду, по-своему преломляя ее в своем творчестве. Но что будут преломлять те, кто окажется в окружении безликих сооружений окраин Киева, которые и архитектурой-то назвать язык не поворачивается? Энергетику денежного мешка? Говорю так потому, что в одном из вариантов институту предлагалось здание, в подвале которого находилось хранилище для денежной массы, оборудованное по последнему слову техники. Имелось в виду, что институт на сдаче его в аренду сможет зарабатывать деньги.

По всей вероятности, Львовская площадь является каким-то мистическим местом для киевских строителей. Порядка 15 лет на ней возводилось высотное здание Министерства торговли. Уже несколько лет никак не откроется станция метро «Львівська брама», хотя ветка метро давно уже ушла и на Лукьяновку, и на Дорогожичи. В этом же ряду и институт, возведенные стены которого зияют черными глазищами недостроя. Здесь впору уже и мемориальную доску вывешивать. Как ни крути, а выходит архитектурный памятник двух эпох: позднего развитого социализма и ранней независимости.

В 1905 году знаменитый сахарозаводчик, землевладелец, предприниматель, а заодно и крупнейший украинский меценат М.Терещенко начал строительство экономической школы, в которой последние 35 лет (еще один незамеченный юбилей) располагается основной корпус театрального института. Хорошее здание построил Михаил Иванович. И главное — достаточно быстро. В 1907 году, как это зафиксировано на фасаде, оно уже было завершено А что же будет значиться на фасаде ныне недостроенного корпуса? 1986 — 2???

Минувшим летом во время сдачи Южного железнодорожного вокзала взволнованно сообщалось о том, что его строительство может быть занесено в Книгу рекордов Гиннесса. Мол, в такие сжатые сроки (полгода) подобные объекты еще не сооружались. Не мне судить, действительно ли это так. Для меня очевидно другое — наше огромное стремление попасть в знаменитую книгу. Конечно, ничего зазорного в желании быть пропечатанным в солидном издании нет. Вопрос в том, с чем мы в него попадем. Зарубежные СМИ как-то не очень ахнули по случаю ввода в действие нашего Южного вокзала. Что же касается 15-й годовщины начала строительства простого девятиэтажного здания в центре столицы крупного европейского государства, то это, пожалуй, способно Европу впечатлить. Так что если уж подаваться к Гиннессу, то, вне всякого сомнения, с нашим рекордным Недостроем.

Как к нему ни относись, но добрую службу он уже сослужил, позволяя оттачивать остроумие нескольким студенческим поколениям. Но в юбилейный для него год не хочется иронизировать или, того хуже, язвить. Совсем наоборот. Незамеченные юбилеи предрасполагают к тайной мечтательности. Автору, конечно же, видится, как номер газеты с его статьей оказывается в руках Президента, и тот, прочитав ее, тут же дает указание немедленно прекратить многолетний позор в историческом центре столицы и завершить строительство вуза, многочисленные выпускники и преподаватели которого являются гордостью украинского искусства. Конечно, Президент тут же поинтересуется у помощников ответом на вопрос, вынесенный в заголовок. Узнав ответ, он (так мерещится ) мысленно прикинет, что если наручные часы у известного народного избранника стоят 60 тысяч долларов (это известно из интервью избранника), то всего лишь за сто таких часов можно осуществить дело огромной культурной важности для всей страны. И начнется работа. А вернее, продолжится. И будет идти пусть не рекордными темпами, но такими, которые бы позволили авторитетному институту пригласить Президента в юбилейный для него год — десятилетие пребывания на высшем государственном посту — на торжественное разрезание ленточки. И тут же, глядишь, институт и столетие отметит в своем новом доме, вмещающем всех его студентов, преподавателей и сотрудников.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно