ЧТО-ТО С ПАМЯТЬЮ НАШЕЙ СТАЛО... - Социум - zn.ua

ЧТО-ТО С ПАМЯТЬЮ НАШЕЙ СТАЛО...

14 сентября, 2001, 00:00 Распечатать

Мы слишком долго жили в стране кривых зеркал, чтобы для полного излечения от исторической слепоты, преодоления идеологической зашоренности и предвзятости хватило десятилетия...

Мы слишком долго жили в стране кривых зеркал, чтобы для полного излечения от исторической слепоты, преодоления идеологической зашоренности и предвзятости хватило десятилетия. За семьдесят советских лет очень уж тщательно и повсеместно вытаптывалось и деформировалось все, что напоминало о жизни до 1917 года. Казалось бы, что на уровне обычной жизни, тем более провинциальной, память о добром и полезном, сделанном до «советской эры», должна была бесследно исчезнуть. К счастью, это не совсем так. Вызывает удивление, когда натыкаешься на редкостные, но от этого еще более красноречивые случаи, когда наши современники из донельзя истоптанного исторического пространства, где, казалось бы, ничего не могло сохраниться, ухитряются извлекать факты, свидетельствующие о непрерывности жизни и справедливости человеческой памяти.

Второе пришествие Эльварти

 

Еще в те, застойные, времена мне не раз приходилось знакомиться с людьми и производством знаменитого кировоградского предприятия «Красная звезда», которое обеспечивало весь Союз, а теперь Украину сеялками и другой сельскохозяйственной техникой, бывать в его музее. В памяти, после соответствующей информации, сохранилось одно — настоящая история предприятия началась с 1922 года, когда завод был конфискован, а его директором стал убежденный коммунист. Что касается периода с 1864 года, когда был основан завод, то он почти выпадал и характеризовался в основном тем, что его хозяева — английские предприниматели — вовсю эксплуатировали местных рабочих, выжимали из них последние соки. Основатели и собственники завода — браться Робер и Томас Эльварти, если и упоминались, то только в том плане, как они раскошествовали на нашей земле. Лишь в недавний мой приезд удалось узнать, что звездным часом действительно уникального предприятия следует считать как раз конец XIX и начало XX века, именно тогда, когда на нем хозяйствовали англичане. В те времена заводу, производившему сельхозмашины более ста наименований, не было равного по его профилю во всей Европе. С 1888-го по 1909 год здесь было изготовлено 50 тысяч рядовых сеялок. Ими засевалась львиная доля тех площадей континента, где велось цивилизованное земледелие. Что же касается непомерной эксплуатации местного люда «проклятыми капиталистами», то 76-летний директор заводского музея Ю.Антонов для утверждения истины использует как аргументы исторические экспонаты. На фотоснимке 1907 года изображен коллектив малярного цеха, где условия производства во все времена и сейчас — наиболее вредные для здоровья.

— Найдите здесь хоть одну женщину. Не найдете. Одни усачи. Это уже в советское время профессия с вреднейшими условиями труда стала почти исключительно прерогативой слабого пола.

— Ну а теперь, — Юрий Иванович подводит меня к фотографии 1895 года, одновременно закрывая рукой подпись под ней, — скажите, кто на снимке?

Всматриваюсь в спокойные, уравновешенные и интеллигентные лица и не сомневаюсь, что это, так сказать, заводская элита, представители администрации, в крайнем случае — инженерно-технический персонал.

— Не вы первый вот так ошибаетесь, — успокаивает меня собеседник и открывает ранее прикрытую подпись, из которой выходит, что перед нами бригада кузнецов во главе с бригадиром, носившим широко распространенную ныне фамилию Гуляницкий.

Отдавать должное английским предпринимателям XIX века стали после недавних событий. Несколько лет назад в Кировоград из Англии приехал один из представителей рода Эльварти, внук братьев-основателей Майкл. На радостях, что от деятельности его предков многое сохранилось (включая их жилой дом, превращенный в заводской музей), он выделил на содержание заведения значительные средства. Но главный свой сюрприз семидесятипятилетний Майкл преподнес местной молодежи. Вот уже несколько лет после выпускных балов начинается процедура отбора кандидатов для учебы в британском колледже. Потомок Эльварти учредил специальный фонд, на средства которого в английские учебные заведения поступают и четыре года учатся там двое выпускников-кировоградцев. Майкл и его помощники лично отбирают кандидатов на учебу, строго придерживаясь установленных критериев отбора, — отличные знания по всем предметам и свободное владение английским языком. Впрочем, прием двоих ежегодных стипендиатов — это не догма. Скажем, в прошлом году сложный экзамен сдали четверо выпускников. И все они учатся в Англии как стипендиаты фонда имени Эльварти.

 

Николай Леонтович восходит на пьедестал

 

Через два года после того как братья Эльварти учредили в Елисаветграде завод сельскохозяйственного машиностроения, здесь, в семье мирового судьи и преподавательницы музыки родился Николай Павлович Леонтович. Эта поистине уникальная личность проявила свои таланты как в родных местах, так и во многих городах нынешней Украины. В свое время он был известным юристом, блестящим музыкантом, авторитетным и умелым администратором. Но нам, ныне живущим, ничего или почти ничего от его наследия не досталось. Оно собирается по крупицам. Имя Леонтовича «всплыло» не в родном Кировограде, а в соседнем Николаеве. И только в связи с тем, что здесь подошло столетие со дня основания зоопарка, одного из лучших в Украине, местные краеведы, и особенно заместитель директора зоопарка Владимир Топчий, проведя огромную исследовательскую работу, явили землякам факты из жизни этой незаурядной личности. Работая городским головой с 1909-го по роковой 1917 год, Леонтович около собственного дома, в самом историческом центре Николаева, открыл для всеобщего обозрения зверинец и аквариум с экзотическими животными. О создателе зооуголка тогда восторженно отзывались ученые многих стран. Доказано, что Николай Павлович лично занимался уходом за животными и научной работой. При этом настолько был привязан к своим питомцам, что после большевистского переворота не мыслил об эмиграции. Он хотел от новых властей одного — чтобы ему разрешили работать в созданном им зоопарке. Увы, эта мечта оказалась эфемерной. Николаевцы любят рассказывать гостям о том, как большевики вынуждены были то и дело выпускать Леонтовича из тюрьмы, потому что крокодил голодал, не желая принимать пищу из чужих рук. Но авторитет Леонтовича у горожан, его заслуги перед городом не спасли его от репрессий, тюрем, ссылок — ни его, ни детей. Умер он в безвестности, и даже точную дату кончины пока не удается установить. Впрочем, создание зоопарка при ближайшем рассмотрении оказалось лишь вершиной айсберга в деятельности городского головы. Оказалось, что во время правления Леонтовича в Николаеве был пущен первый трамвай, открылись два музея, первый кинотеатр, проложены водопровод и ливневая канализация, которыми, по существу, горожане пользуются и сейчас.

Наконец, спустя столетие город над Южным Бугом решил воздать должное своему голове, работавшем в начале ХХ века. Уже готов памятник Н.Леонтовичу, его открытие ожидается нынешней осенью, когда город будет отмечать 100-летие николаевского зоопарка.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно