ЧЕТЫРЕ ВОЗРАСТА ОЛИМПИАДЫ

22 сентября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №37, 22 сентября-29 сентября

«Цели олимпийского движения заключаются в содействии развитию тех прекрасных физических и морал...

«Цели олимпийского движения заключаются в содействии развитию тех прекрасных физических и моральных качеств, которые приобретаются в соревнованиях на дружеских полях любительского спорта и в объединении молодежи мира раз в четыре года на великом спортивном празднике, создавая тем самым международное доверие и добрую волю, способствуя созданию лучшего и более спокойного мира»

Из «Олимпийской хартии» 1894 года

Первым, известным по имени, олимпийским чемпионом был... повар Кореб или Короиб из древнегреческого города Элида. Каким он был кулинаром — неведомо, зато бегал здорово, что и доказал на стадионе священного города Олимпия в 776 году до Р. Хр. Это был «первый год первой Олимпиады», от которого началось летоисчисление античного мира и который навсегда стал годом имени первого олимпионика—победителя, опередившего всех на 192-метровой дистанции — дорожке, засыпанной четвертьметровым слоем песка...

Правда, сами греки считали ту Олимпиаду вовсе не первой, а, так сказать, «возрожденной», причем в третий раз. Ведь, согласно мифологии, основателем Игр считался величайший герой баснословной древности Геракл, учредивший соревнования спортсменов после успешной очистки (от 30-летнего слоя навоза) конюшен элидского царя Авгия — земляка повара Кореба. Были и другие не менее «достоверные» версии происхождения Олимпийских игр, например связанная с благополучным возвращением аргонавтов из похода за Золотым руном. Тогда тот же Геракл убедил путешественников поклясться друг другу в вечной дружбе и избрал для праздничного торжества прекрасное место над элидской рекой Алфеем, посвятив его царю богов Зевсу Олимпийскому. Еще одна старинная легенда гласит, что Олимпию основал мифический пророк местный оракул Ям. И, наконец, последняя повествует о том, что симпатичный парень по имени Пелоп победил в состязаниях на колесницах жестокого царя города Писы Эномая: завоевал руку и сердце его прекрасной дочери Гипподамии и на радостях учредил спортивные состязания.

Если же перебраться из сказочного мира в реальный, то известен договор между элидским царем Ифитом и знаменитым спартанским законодателем Ликургом, которые в конце IX века до Р. Хр. условились об учреждении Олимпийских игр. Некий диск с текстом этого договора хранился в Олимпии у жрецов храма жены Зевса — богини Геры. Полтысячелетия спустя его видел великий философ Аристотель. А еще через 500 лет историк Павсаний составил подробное описание диска, отметив, что Ифит вовсе не учредил Игры, а лишь возродил более древнюю традицию их проведения.

Это «второе рождение» Олимпиад замечательно тем, что именно царь Ифит выступил с инициативой заключения всеобщего мира — священной экехирии на время проведения соревнований. Все греческие государства согласились откладывать конфликты и войны, пока на стадионе Олимпии состязались бегуны. Поначалу это был единственный олимпийский вид спорта. И позднее, когда программы Олимпиад стали более разнообразными, именно чемпионы по бегу становились главными олимпиониками, именами которых назывались четырехлетние календарные циклы древних греков, считавших время от Олимпиады до Олимпиады.

Поскольку право считаться «отцами-основателями» Игр оспаривали сразу два города — Элида и Писа, мудрые эллины приняли соломоново решение: сформировать оргкомитет (он же — судейская коллегия) из наиболее почитаемых граждан этих городов.

Говорили также, что Ифит учредил (или возродил) Олимпийские игры по совету знаменитого предсказателя — оракула из храма бога Аполлона в Дельфах, слово которого было для людей античного мира более чем весомым. И царь, и оракул видели в этом средство хотя бы на время приостанавливать братоубийственные войны, пылавшие между греческими общинами.

После «третьего рождения» в 776 году Олимпийские игры стали регулярными. Каждые четыре года в Олимпию съезжались спортсмены и болельщики со всей Греции. Игры начинались в конце июня и длились всего лишь один день. Со временем Олимпиады продолжались уже пять дней. Участники приезжали за месяц до открытия праздника и начинали тренировки под наблюдением судей- элланодиков, которые допускали к выступлениям лишь сильнейших.

Выступать на Играх и стоять, наблюдая за состязаниями (сидячих мест на тогдашнем стадионе не было), имели право только мужчины. Лишь одна женщина могла присутствовать среди зрителей — жрица богини плодородия Деметры. Прочим же за появление на стадионе грозила смерть. Известна скандальная история разоблачения одной дамы — матери и одновременно тренера юноши, выигравшего состязания. Ее помиловали, учитывая заслуги сына, но на будущее приняли меры. Абсолютно все, имевшие отношение к соревнованиям, должны были присутствовать на стадионе... голышом.

До 14-й Олимпиады по традиции, состязались лишь бегуны на «одну стадию», то есть длину окружности стадиона. Начиная с 14-й был введен бег на две стадии. Со следующей Олимпиады уже соревновались в «длинном беге» — на 12 стадий, а со временем максимальной дистанцией для бегунов стали 24 стадии (4,6 км). Впрочем, некоторые теоретики, например философ Сократ, считали, что «длинный бег» вреден, так как портит фигуру и мешает гармоничному развитию тела человека. А гармония телесная и духовная — калокагафия — была общепризнанным идеалом для древних греков. Бегуны соревновались не на время, как нынче, а на скорость. Поскольку, кроме быстроты, ценились также ловкость и сила рук, начиная с 18-й Олимпиады в программе появилось «пятиборье»: состязания по бегу, прыжкам в длину, метанию диска, копья, а также — борьбе. Считалось, что эти упражнения наиболее благотворно влияют на гармоническое развитие тела человека. В длину прыгали, держа в руках гантели для более уверенного размаха рук и оставления четких отпечатков ног на месте приземления. Диск был бронзовым, 24—36 см. в диаметре, весом 4—6 кг (диаметр нынешнего диска 21,9—22,1 см при весе 2 кг) Копье длиной 120—150 см имело на древке кожаную петлю — ремень, помогавший спортсмену увеличить скорость полета в нужном направлении. Борцы состязались на площадке, засыпанной полуметровым слоем песка, чтобы воспрепятствовать травмированию спортсменов. В состязаниях больше ценилась ловкость, нежели грубая сила.

С 23-й Олимпиады в программе появился кулачный бой; с 25-й —состязания колесниц, запряженных четверкой коней; на 37-й Олимпиада впервые допустили к состязаниям подростков — правда, только к соревнованиям по бегу. Юным любителям пятиборья и кулачного боя пришлось дожидаться, соответственно, 38-й и 41-й Олимпиад. На 65-й Олимпиаде ввели «боевой бег» в полном вооружении — со щитом, мечом и в шлеме. С 93-й до 131-й добавилось еще пять видов состязаний колесничих. Начиная с 96-й Олимпиады на стадионе, кроме спортсменов, стали выступать трубачи и глашатаи — оспаривая почетное право вызывать на старт участников и оглашать имена победителей. Выигрывал соискатель с наиболее сильным голосом. В эпоху наивысшего расцвета древнегреческой культуры в Олимпии соревновались также деятели искусства и ученые.

Возвращаясь к спортивной стороне Олимпийских игр — назовем наиболее жесткий вид состязаний — панкратион, в котором вольная борьба сочеталась с кулачным боем и разрешались любые приемы, возможные в соперничестве невооруженных мужчин. Его ввели на 33-й Олимпиаде.

«Атлетикой» в древней Греции назывался профессиональный спорт, модный в промежутке между 40-й и 90-й Олимпиадами, но не имевший отношения к олимпийским соревнованиям любителей. Античные атлеты просто выступали за деньги перед публикой, особенно любившей жестокий панкратион, иногда приводивший к смерти участников, обматывавших руки ремнями с металлическими бляхами.

О спортивных результатах античных олимпиоников известно мало. Известен дискобол Фейлос, метнувший снаряд на 29,3 м. Сообщалось о победителе 28-й и 31-й Олимпиад — спартанце Хионисе, прыгнувшем в длину на 16,7 м, если переводить тогдашние меры длины в современные. Кстати с одним земляком олимпионика-прыгуна приключилась неприятность. Он был оштрафован на крупную сумму денег за то, что по рассеянности прихватил в Олимпию меч. Носить оружие в пределах священного города мира строжайше запрещалось.

Право на участие в Олимпиаде было привилегией каждого свободного грека. Иноземцы и рабы к состязаниям не допускались, но им иногда дозволялось присутствовать на стадионе в качестве зрителей. Царь Филипп Македонский — отец Александра Великого был горд, что его подданые получили право участия в Олимпиадах и тем самым — признаны истинными эллинами. В период римского владычества над Грецией судьи допустили к участию в Играх императоров Тиберия и Нерона. Выступая в состязаниях колесничих и поэтов-артистов, Нерон был признан победителем. Говорят, ему «подыгрывали». Что ж, времена изменились и для принципиальных греков — не до жиру, быть бы живу. А раньше все нарушения правил Олимпийских игр строго карались, причем зачастую в сугубо древнегреческом стиле. У храма Матери богов в Олимпии была особая терраса для так называемых «штрафных статуй». Их должны были ставить государства, представители которых нарушали правила состязаний. После скандала на 112-й Олимпиаде Афины вынуждены были поставить их аж шесть, поскольку гражданин республики Калипп попытался подкупить соперников по пятиборью.

Победители получили венки, сплетенные из листьев оливы (не лавровые!). Они имели право ставить свои статуи в городе Зевса. А трижды олимпионики получали право устанавливать такие статуи в особо почитаемой святыне Олимпии. И только они отличались портретным сходством. Каждый чемпион становился национальным героем всей Греции. Всю жизнь он был центром внимания и пользовался неизменным уважением соотечественников. Именем олимпионика называли четырехлетний период между Олимпиадой года его победы и последующей.

По словам римского оратора и политика Цицерона, почет, оказывавшийся олимпийским чемпионам, был равновелик римскому триумфу — торжественному въезду полководца в Вечный Город после победоносной битвы.

Римские императоры-язычники покровительствовали Олимпиадам. Их преемники — христианские владыки, увы, положили им конец. В 394 г. по Р. Хр. бывший генерал Феодосий I, ставший владыкой необозримых земель от Атлантики до Месопотамии и от Британии до Египта, повелел запретить Олимпийские игры как языческое мероприятие.

Незадолго до его указа состоялась последняя — 293 Олимпиада. Имени чемпиона история не сохранила...

Для священного города Зевса — обители мира настали тяжелые дни. Два года спустя, после эдикта Феодосия, его разрушили завоеватели — готы. А еще через треть столетия погром довершили религиозные фанатики, которые разорили храмы и алтари древних богов Эллады. То, что осталось на поверхности, разрушалось природой (землетрясениями 522, 551 гг.) и людьми. Турки, хозяйничавшие в средневековой Греции, начали разбирать античные развалины на камень для строительства крепостей. Река Алфей заносила их песком. Легендарный алтарь Зевса, у которого начинались и оканчивались торжества Олимпийских праздников, утратил девять метров своей высоты...

Возрождение города, уже как величайшего археологического парка Европы, состоялось в последней четверти XIX в. после грандиозных раскопок немецкой экспедиции во главе с Эрнстом Курциусом — своеобразным конкурентом знаменитого Генриха Шлимана. Он раскопал руины стадиона, храмов Зевса, Геры и другие памятники.

А в 1894 году романтичный француз — барон Пьер де Кубертен заявил на Международном конгрессе деятелей спортивного движения, проходившем в актовом зале Парижского университета Сорбонны, о необходимости осуществить: «...в соответствии с условиями современной жизни возобновление Олимпийских игр». Влюбленный в античную историю и современный спорт, этот замечательный педагог и общественный деятель, глава Союза спортивных ассоциаций Франции, провел гигантскую подготовительную работу. Он разъезжал по всей Европе, встречался с королями, президентами и премьерами, вел обширную переписку, хлопоча и убеждая как власть имущих, так и своих коллег по спортивному делу в том, что Олимпийские игры — вещь хорошая. Парижский конгресс стал заключительным победным аккордом его борьбы за четвертое рождение Олимпиады, если первым считать последствие подвигов Геракла.

23 июня того же года был создан Международный олимпийский комитет из представителей примерно десятка стран Европы, а также США и Новой Зеландии. Было решено устроить I или, если угодно, 294-е Олимпийские игры на их родине в Греции.

К большому сожалению для Кубертена, Олимпия для них не годилась. Развалины стадиона нуждались в серьезнейшей реставрации. Поэтому выбор пал на столицу Эллады — Афины. Местный Мраморный стадион, прекрасно сохранившийся с античной поры, вполне подходил для новой Олимпиады.

В разгар весны 1896 года — небольшой город, хранивший лишь следы великой древней славы, наполнили толпы иностранных гостей. Они жаждали узреть соревнования 285 спортсменов, представлявших 12 государств. Самую крупную команду в 197 человек выставила Греция. Там не было профессионального спорта и любителей было немного. Однако выручили воля к победе и патриотизм. Представители других стран также были, в основном, любителями. Устроители Олимпиады руководствовались идеями де Кубертена, воплощенными в Олимпийской хартии, принятой одновременно с основанием МОКа в Париже. Он был принципиальным противником коммерциализации спорта и превращения любителей-спортсменов в наемных атлетов-гладиаторов. Но полностью отстоять идею и тогда было непросто, поэтому на I Олимпиаду были допущены команды профессиональных фехтовальщиков, состязавшихся, правда, исключительно между собой.

>

Торжественное открытие Игр состоялось 5 апреля. Утром греческий король Георг I приветствовал будущих олимпиоников и их товарищей. Салютовали пушки. Взмыли в небо стаи голубей. Маршировал парад участников, во главе с командой хозяев состязаний, почти как на нынешних Олимпиадах. Правда, не было ритуала поднятия привычного нам флага с пятью разноцветными переплетенными кольцами и девизом: «Citius, altius, fortius» («Быстрее, выше, сильнее»). Кубертен со своим приятелем Дидоном придумали это лишь в 1914 году...

В соответствии с античной традицией в соревнованиях приняли участие только мужчины. Правда, в отличие от древних греков, они выступали не голыми, а в спортивных костюмах. Среди зрителей дам было достаточно. Все-таки кончался XIX век.

Соревнования открыли велосипедисты, пустившиеся в стокилометровую гонку. Та афинская весна была жаркой, и гонщики один за другим падали от усталости на дистанции. В конце концов осталось лишь двое — француз Фламан и грек Колетис. Первым финишировал земляк де Кубертена. Этот спортсмен остановил велосипед, чтобы обождать противника, заменившего своему «коню» проколотую шину, и лишь тогда продолжил честную борьбу.

Пока все это происходило, определился первый олимпийский чемпион. Им стал американец Джемс Конноли, выигравший состязания в тройном прыжке с результатом 13,71 м.

Состязания легкоатлетов открыли бегуны. Среди них вне конкуренции оказался земляк Конноли — Томас Бёрке, вышедший на дорожку в шортах и легких туфлях с шипами на подошвах. Противники были в длинных брюках и сапогах. Он же показал европейцам тактическую новинку еще одного соотечественника — Чарльза Шеррила — низкую стартовую стойку с опорой на землю коленом и пальцами рук. Результат чемпиона — 12 секунд, как и прыжок Конноли, фиксировались в качестве первых в истории олимпийских и мировых рекордов.

Центральным событием Олимпиады стал марафонский забег на дистанцию более 40 километров, который блестяще выиграл... греческий почтальон Спирос Луис, ставший национальным героем своей Отчизны. Он бежал почти три часа, в адскую жару по древней дороге, ведущей от селения Марафон к Афинам — той самой, помнившей бег безымянного воина армии греческого полководца Мильтиада; героя, сообщившего соотечественникам о победе над гигантским войском персидского царя Дария 12 сентября 490 года до Р. Хр. и умершего у ворот родного города от нечеловеческого перенапряжения.

Спирос Луис не пострадал. Король увенчал его голову венком из листьев оливы, привезенным из Олимпии. Ему подарили дом. Афинские купцы обязались бесплатно одевать героя, а цирюльники — даром брить его всю жизнь. Владелец же одного ресторана выдал специальный приз — чек на 3652 бесплатных обеда на десять лет вперед...

Интернациональную когорту олимпийских чемпионов награждали 14 апреля в день закрытия Олимпиады. Повторяя античный церемониал, им возлагали на головы венки победителей. Тогда же возникла традиция исполнения национальных гимнов и подъема государственных флагов стран, давших миру героев спорта. Больше всех медалей завоевали греки, но в «золотом» зачете их победили американцы.

Подданые Российской империи не участвовали в Олимпиаде. Причина весьма современна — не было денег. Не смогли выехать ни москвичи, ни петербуржцы. Несколько отчаянных одесситов добрались до Константинополя, но там их финансы иссякли. И только наш земляк — киевлянин Н.Риттер оказался настолько состоятельным, что доехал до Афин. Сначала он даже заявил о желании участвовать в состязаниях по борьбе и стрельбе. Но, суеверный, как все спортсмены, позже отказался, сославшись на потерю заветного медальона-талисмана.

Правда, вернувшись в Киев, несостоявшийся олимпионик охотно читал публичные лекции о славном спортивном празднике, устроенном в Афинах.

В заключение отметим, что гуманные демократические принципы олимпийского движения начали развиваться сразу после Афинской олимпиады, ибо уже на II Олимпийских играх 1900 года в Париже в соревнованиях приняли участие женские команды. Первыми дамами-олимпиониками стали американка М.Эббот (гольф) и англичанка Ш.Купер (теннис), победившая как в личном зачете, так и в смешанном разряде, играя в паре с соотечественником Р.Догерти.

Российские дела с финансированием олимпийских проектов улучшились гораздо позже — 12 лет спустя. Благодаря сбору добровольных взносов общественности на IV Олимпиаду 1908 года отправилась команда из пяти человек. Дебют оказался блестящим. Золотую медаль в фигурном катании на коньках выиграл Николай Панин-Коломенкин, а борцы Н.Орлов и А.Петров стали серебряными призерами. Такой успех стимулировал развитие олимпийского движения в империи, и на следующие Игры уже поехала команда из 178 человек, участники которой, правда, не снискали чемпионских титулов...

Вскоре началась Первая мировая война, и народам мира надолго стало не до Олимпийских игр. Увы, древнегреческая экехирия не была традицией для людей XX века.

И вот на его исходе, накануне нынешней XXVII Олимпиады, проходящей в Сиднее, президент Греческой Республики Константинос Стефанопулос обратился с призывом к народам мира восстановить обычай олимпийского перемирия.

Ссылаясь на принятое в минувшем году решение Генеральной Ассамблеи ООН, поддержанное 180-ю странами, он заявил: «Призываю сложить все оружие и прекратить военные приготовления между всеми странами и народами (...) хотя бы на время проведения Игр и, надеюсь, после их окончания (...)

В «мировой деревне», где мы живем, связь между крупнейшим мировым и культурным событием, которыми являются Олимпийские игры, и укреплением мира станет источником могучего вдохновения для новых поколений...»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно