ЧЕТЫРЕ МИФА О КОМАНДОРЕ БЕРИНГЕ

6 марта, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №10, 6 марта-15 марта

К сожалению, историю пишут не участники событий, а историки. И поэтому потомкам бывает очень трудно разобраться, какие события происходили на самом деле, а какие додуманы...

К сожалению, историю пишут не участники событий, а историки. И поэтому потомкам бывает очень трудно разобраться, какие события происходили на самом деле, а какие додуманы. Давно уже собираю материалы по камчатским экспедициям капитан-командора Витуса Беринга. Вокруг имени командора и его соратников накопилось за столетия достаточно мифов.

Миф 1. Капитан-командор Витус Беринг первый из российских подданных открыл Аляску и пролив, который был назван в честь «открывателя»

Кто и когда открыл пролив, мы, вероятно, так и не узнаем, но со времен Марка Поло он назывался Анианским. Первым, кто прошел пролив от Колымы до Анадыря и подал об этом походе рапорт в царскую канцелярию, был Семен Дежнев. За время его жизни этот маршрут был не раз повторен местными казаками Федотом Ветошкой, Василием Бугором, Никитой Семеновым, Юрием Селиверстовым и другими. Более того, еще до камчатских экспедиций Беринга Петр I отослал карты Каспийского моря, Чукотки и Камчатки, а также земель, что лежали через Анианский пролив во Францию. После этого королевского подарка Петр I стал почетным членом Парижской академии наук. Качество этих карт и достоверность никто в Европе, разумеется, проверить не мог, но все равно подарку были очень рады.

В 1742 году в работе «Описание о Чукотской земле, где оная имеетца» «ветеренарный прапорщик» Яков Линденау писал о русских поселениях на Аляске и датировал их 1670 годом. Впрочем, это и не удивительно, потому что богатые добычей места и мягкий климат Аляски были более привлекательны, чем промороженная голодная Чукотка. О следах их деятельности и о встречах с русскими американцами рассказывают участники экспедиций Беринга. Например, во время Второй камчатской экспедиции адъюнкт Георг Стеллер купил деревянное блюдо, инкрустированное железными гвоздями. Камчадал, который продал эту тарелку, сказал, что он привез ее с Большой Земли на восток от Камчатки. Стеллер считал, что блюдо было изготовлено русскими американцами. Другой участник экспедиции Герард Миллер приводит «скаску» путешественника Тараса Стадухина, которая была написана в 1648 году. В ней идет речь о Великих Восточных землях, где проживают бородатые люди. Они носят длинную одежду, занимаются ремеслами, делают деревянную утварь, молятся одному богу, имеют иконы. А также в «скаске» отмечены многочисленные рассказы туземцев о встречах с людьми, которые имели мушкетоны, верхнюю одежду и бородатые лица, разговаривали по-русски.

Имеются также свидетельства о поселениях россиян на Аляске во времена Ивана Грозного. Поселение было основано возле о. Кадьяк в XVI веке и просуществовало до XVIII века. Они отказались поддерживать отношения с российскими купцами, однако передавали им железные ножи с непонятными словами, написанными кириллицей. (Возможно, это были украинцы? По словам украинского историка Юрия Джеджулы в архивах есть упоминания о походах украинских казаков по Дикому Северу. Тем более, украинские казаки, в отличие от новгородских ушкуйников, знали грамоту.) Однако самые старые данные о российских поселениях на Американском континенте ученые относят к 1570 году! Об этом свидетельствуют документы библиотеки Конгресса США.

Кроме этих «скасок», о реальности которых можно долго спорить, существуют исторические факты. Во второй половине июля 1732 года от Камчатского побережья отчалил бот «Гавриил». К берегам неизвестной Великой земли его вели унтер-офицер Иван Федоров и геодезист Михаил Гвоздев. Экспедиция с самого начала попахивала авантюрой, потому что Гвоздев ничего не понимал в навигации, а Федоров болел цингой и имел тяжело раненные ноги. Его даже занесли на корабль на носилках. Эта необычайная экспедиция местных властей пользовалась картами дворянина Ивана Львова, которые на Западе не были известны. (Петр I знал, что можно посылать в Париж, а что лучше придержать дома.) Мореплавателям повезло с попутным ветром и они быстро приближались к Аляске. Через некоторое время вахтенный увидел землю - бот «Гавриил» шел самым оптимальным путем и вышел на финиш возле мыса Принца Уэльского. Немного поплавав вдоль побережья, конца земли не нашли. Решив, что для отчета в канцелярию и этого хватит, они повернули назад. На счастье больного Федорова отчет прочно застрял в сибирских канцеляриях, и когда его подняли из архивов и отослали в столицу, его автор уже успел умереть. В столице посчитали экспедицию не совсем удачной, потому что не было сделано вылазки на сушу, и оставшийся в живых Гвоздев был брошен в бироновские подвалы. Далее судьба его неизвестна. Так что первый корабль под андреевским флагом к берегам Аляски провел Иван Федоров, второй - Алексей Чириков и лишь третий - Витус Беринг. К тому же Алексей Чириков первый доказал, что Аляска - это не большой остров, а материк, но об этом немного ниже.

Миф 2. Гений великого капитан-командора Беринга

На этот спорный вопрос можно смотреть по-разному. Я считаю, что все неудачи, которые сопровождали предприятия Витуса Беринга, были порождены недостатком квалификации и недальновидностью. Попробую это доказать.

I Камчатская экспедиция началась в январе 1725 года. Во главе ее Петр I поставил капитана русской службы датчанина Беринга, а первым его помощником был назначен Чириков. Алексей Чириков родился в 1703 году. Его отец служил в Киевской губернии комендантом, но имел под Москвой 20 крепостных дворов. Юный Алеша жил и воспитывался в Москве у дяди. В 1715 году двенадцатилетний Алексей поступает в математико-навигацкую школу, а через год за успехи он был переведен в Морскую академию. Эта академия была создана в 1715 году в С.-Петербурге и собрала весь цвет европейских преподавателей. Офицеры, закончившие академию, по уровню образования превосходили иностранцев, находящихся на русской службе. В 1721 году Чириков успешно закончил академию и, минуя чин мичмана, был произведен в унтер-лейтенанты. Вскоре молодой Чириков уже преподавал навигацию. Адмиралтейств-коллегия отметила его способности, указывая, что «по обучению гардемаринов и морских офицеров искуснее всех явился оный Чириков».

В конце января 1725 года I Камчатская экспедиция покинула С.-Петербург. 34 человека и 25 саней пробивались по русскому бездорожью на восток. Спустя год они вышли к Тихому океану. В обозе, куда были впряжены олени, собаки, кони, кроме продуктов, везли якоря, боеприпасы, гвозди, оружие, инструмент и тому подобное. В Охотске экспедиция зимовала еще раз, а летом 1727 года перебралась на Камчатку. В марте 1728 года путешественники наконец-то добрались до Нижнекамчатска, где был построен небольшой бот «Св. архангел Гавриил». 13 июля бот отправился исследовать Анианский пролив, который позже будет назван именем Беринга. Не обнаружив перешейка между континентами, Беринг повернул домой, хотя офицеры предлагали искать эту «спайку» до 66 градусов северной широты и даже севернее. А Алексей Чириков вообще предложил идти до Колымы, а зимовать на Аляске. При этом все точки над «i» были бы проставлены. Однако последнее слово было за Берингом, и корабль вернулся. Вернулся он уже известным пройденным маршрутом. Если бы корабль прошел немного восточнее, то Беринг мог бы приметить берега северо-западной Америки.

Адмиралтейств-коллегия, подсчитав итоги I Камчатской экспедиции, признала ее бестолковой, а самого Беринга обвинили в невыполнении воли царя. Командору было приказано найти перешеек, если он существует, самое главное - составить карту берегов Аляски с севера до колоний европейских держав, а он даже не подошел к Америке. И лишь с помощью своего красноречия, иностранного происхождения, высокопоставленных поручителей капитан-командор В.Беринг смог увернуться от нападок Сената. В отличие от Беринга, Адмиралтейств-коллегия высоко оценила А. Чирикова: «Будучи в оной экспедиции також и в других где он употреблен был командах... показал себя тщательным и исправным, как надлежит искусному морскому офицеру».

Вторя камчатская экспедиция (некоторые историки называют ее Северной) планировалась как добровольная и исключительно российская (для пущей секретности). Однако желающих оторваться от родных пенатов на шесть лет было немного, поэтому в состав экспедиции вошли не только иностранцы, но и заключенные. Так что такой пестрый коллектив был достаточно опасным. К тому же Сенат согласился с тем, чтобы дворянская прослойка экспедиции взяла с собой жен, детей, прислугу. Благодаря этому офицеры довольно быстро перессорились и начальство было завалено доносами на командора, местные власти и друг на друга. Не выдержав этого балагана, командор Беринг подал в отставку, к нему присоединились Чириков и второй помощник Шпанберг. Разумеется, отставку не приняли. Следует сказать, что, отметив научную работу А. Чирикова, Адмиралтейств-коллегия настоятельно рекомендовала В. Берингу действовать «с общего согласия» со своим первым помощником. Однако беды на этом не закончились. Адмиралтейств-коллегия неизвестно с чьего наущения в поисках отличного погубила хорошее. Если в первой экспедиции по приказу Петра I был заложен небольшой двухмачтовый бот «Св. архангел Гавриил», который имел длину 18,3 метра, 4 орудия, годовой запас провизии и команду в 44 человека, то во Второй камчатской экспедиции начались «улучшения». Вместо одного бота было построено два пакетбота-брига длиною 27 метров, с 14 пушками (против кого?), экипаж и пассажиры составляли 77 человек. Очень сложная система управления парусами на пакетботах плюс массовые заболевания цингою сделали их практически непригодными для плавания. То, что Адмиралтейств-коллегия слабо представляла себе трудности плавания у берегов Америки, несомненно, однако командор В. Беринг имел очень большие полномочия и опыт предыдущего вояжа. Он был обязан предусмотреть «улучшения», которые стали началом конца. В конце концов решалась судьба людей и 360 тысяч государственных рублей.

Далее. С самого начала возникли недоразумения между командором и первым помощником. Потому что одной из задач экспедиции было установление мифичности или реальности Земли де Гаммы. А.Чириков предложил послать в разведку одну из казацких чаек, которые были в составе экспедиции. Командор не доверял подчиненным и потому боялся отпустить от себя часть экипажа. Эскадра потеряла не одни день, перепахивая воды Тихого океана в поисках иллюзорных земель. Отношения между командором В. Берингом и А. Чириковым продолжали обостряться. Беринг не мог проложить путь по солнцу и звездам (!), и поэтому флагман «Святой Петр» с командором тащился в хвосте «Святого Павла» с Алексеем Чириковым, который и прокладывал курс. Историограф экспедиции А.Соколов говорил, что В. Беринг признал мастерство А. Чирикова в навигации. А особо злые языки утверждали, что Беринг специально послал своего первого помощника вперед, чтобы он разбился на какой-нибудь каменной гряде в нехоженых водах.

После того как В.Беринг доказал иллюзорность Земли де Гаммы, во всяком случае там, где ее рисовали, он разрешил направить корабли в сторону Америки. И тут приключилось то, что и должно было случиться: 20 июня 1741 года буря разметала корабли. «Св. Павел» А.Чирикова поплыл дальше по проложенному им курсу до архипелага Александра, потом вдоль побережья до Алеутской гряды и оттуда через Петро-Павловск вернулся в Охотск. Вояж Чирикова проходил без приключений, и лишь в одном месте случилось несчастье. 15 июля между островами Чиганова и Баранова от «Св. Павла» оттолкнулась шлюпка с десятью вооруженными матросами и «флоцким мастером» Аврамом Деменьтьевым. На шлюпке была небольшая пушка. Экипаж имел задание найти бухту для стоянки, составить лоцию вдоль берега и при встрече с туземцами узнать их численность и форму правления у них. Кроме того, собрать образцы камней, трав и пр. В контрольное время шлюпка сигнал не подала и не вернулась. Через семь дней вахтенный приметил большой костер на берегу. Окрыленные условным сигналом, они в помощь отправили еще одну шлюпку с семью членами экипажа. Однако и те не вернулись. И лишь в 1922 году американский историк К.Эндрюс написал об этой трагедии. Вождь племени ситка Анахуц оделся в медвежью шкуру и вышел на берег. Он так мастерски копировал хищника, что моряки увлеклись охотой, зашли в лес, где их и перебили.

Пакетбот-бриг В.Беринга, сбившись с курса, что с ним бывало и ранее, покружил на месте, затем опустился южнее до 45 градусов 16 минут, а после взял круто на север. 16 июля штурман «Св. Петра» Софрон Хитрово записал в судовой журнал об открытии острова Св. Ильи. К тому времени, когда главный оппонент командора Чириков составлял карту американского побережья, Беринг из-за своего тяжелого характера переругался со всей кают-компанией, где были не только российские, но и скандинавские мореплаватели. Это и не удивительно: десять лет шла подготовка к экспедиции, в нее были вложены колоссальные деньги, жизни людей, а командор, насладившись видами открытого острова, приказывает поворачивать назад! И это в тот момент, когда не хватает еды, пресной воды, а треть команды болеет цингой. Лишь после бурного объяснения с адъюнктом Георгом Стеллером, который не побоялся обвинить командора в государственной измене, ему было отпущено десять часов на исследование открытой земли. Кроме Стеллера, на острове побывали Софрон Хитрово и казак Фома Лепихин. Они набрали свежей воды, нашли землянку, которую не поленились ограбить. Они захватили оттуда черные стрелы, весло, посуду, лубяной короб и прочие мелочи. Кроме этого, Стеллер успел собрать богатую коллекцию минералов, представителей туземной флоры и фауны. Десять лет подготовки к экспедиции - и десять часов на изучение открытого острова!

Чего боялся командор? Аборигенов? Однако на островах они были малочисленные и потому миролюбивые. Или его пугала зимовка на открытой земле? Но это было лучше, чем начинать день с выкидывания трупов за борт корабля. А может, он боялся потерять власть над людьми, которые его не уважали? Разумеется, если бы часть людей покинула его, то большой пакетбот-бриг никогда бы не отшвартовался от берегов Северной Америки. Как бы там ни было, а Витус Беринг спешил и направил флагман к российским берегам.

Миф 3. В. Беринг открыл Командорский архипелаг и, по словам современников, погиб там от цинги

Первое утверждение хотя и укрепилось в сознании современников, но не имеет под собой никаких оснований. Эти острова были найдены мореплавателями еще в 1702 году, а в 1710 году Михаил Наседкин проинформировал о находке Якутскую наказную избу. В те времена мичман Беринг только принял команду над двенадцатипушечной шнявой и ни о каких полярных экспедициях еще и не помышлял. А дальше начинается небольшой детектив. 4 ноября 1741 года вахтенный флагмана увидел землю, которую ошибочно приняли за Камчатку. Командор, правда, бездоказательно, сделал предположение, что это не Камчатка, однако его никто уже не слушал. Штурман флагмана также не смог вычислить точного месторасположения корабля. «Св. Петр» стал на ночь возле берега и на утро оказался на мели. Гнилые канаты, не выдержавшие судно, увеличили количество ошибок командора. Случилось то, чего так опасался Беринг: один на один на берегу с разозленной командой, а за спиной - погубленное судно. Что и сказать - мягкий климат Аляски, ее леса и относительно обжитые берега были куда привлекательнее вновь открытых земель.

В 1987 году, когда я собирал материалы по этим экспедициям на Командорах, главный охотовед островов Владимир Фомин рассказал старинную легенду. В ней повествуется, что Беринг был жестоким, недальновидным и грубым человеком, который абсолютно не уважал окружающих. К тому же хитрым и коварным - мы уже упоминали о том, что Беринг специально высылал Чирикова вперед, чтобы самому предотвратить встречу с подводными камнями в незнакомых местах. Много ли людей его любило? Не думаю, тем более вспомним, какой контингент вошел в состав экспедиции. Легенда повествует, что люди, доведенные до отчаяния бездарным командованием В.Беринга, подняли мятеж, убили командора и его малочисленных сторонников. Руководство отдали Свену Вакселю и начали подготовку к тяжелой зимовке. Откровенно говоря, в те времена мятеж был обычным способом замены капитана, и поэтому версия, услышанная на Командорах, достаточно вероятная.

А вот как описывает гибель командора известный русский писатель Сергей Марков: «Песцы глодали ботфорты Беринга в то время, когда он был еще живой. В предсмертных муках Беринг зарывался в песок, чтобы хоть немного отогреться. Он погиб, возвращаясь от берегов Нового Света, в море между двумя великими материками...»

Сейчас уже трудно сказать, убила ли его озлобленная команда или ему просто не мешали умирать, как описал Сергей Марков, а может, он умер, окруженный лаской и вниманием экипажа. Однако после смерти В.Беринга события разворачивались динамично. Свен Ваксель ввел демократическое правление. Имеются запротоколированные его слова: «Кто не работает - тот не ест». А также: «Бог помогает тому, кто сам себе помогает».

Остатки экипажа и пассажиров были разбиты на артели. Все были уравнены в правах, одинаково работали и при этом (даже слуг) называли по отчеству. Важнейшие решения принимались на коллективных сходках. Все это напоминает обычаи казаков времен Запорожской Сечи. Возможно, это украинские участники экспедиции подсказали такую форму правления.

Несмотря на сверхтяжелые климатические условия и на отсутствие дров, еды вокруг было очень много. И те, кто не боялся есть полусырую дичь, удачно перезимовали. Весной, после непродолжительных дискуссий, из остатков корабля был построен небольшой гукер и люди смогли добраться до цивилизации. Однако возникает вопрос: если В.Беринг не открывал пролива, не сделал никаких географических открытий, то почему его имя увековечено на карте и так популярно среди географов мира? А об этом расскажет история четвертого мифа.

Миф 4. О громадном вкладе командора

В. Беринга в мировую историю географических открытий

Когда идет разговор о Второй камчатской экспедиции, руководителем которой формально был В.Беринг, то почему-то вспоминают отряд одного лишь командора. Однако отрядов было три! Первый, в состав которого входили известные в то время путешественники братья Лаптевы, Челюскин, Стерлегов, Ласиниус и другие, описал и нанес на карту берега Северной Сибири. Второй отряд вел В.Беринг, об «удачном» руководстве которого мы уже знаем. И третий отряд Мартина Шпанберга нанес на карту Курильскую гряду, острова Хокайдо и Хонсю. Так что славу за сделанные открытия надо поделить на три отряда. К тому же Алексей Чириков, вернувшись домой и не застав там флагмана экспедиции, вскоре опять ушел к берегам Америки. Далее. Джеймс Кук с восторгом отзывался о картах, составленных В.Берингом. Как секретные материалы попали к известному мореплавателю, я расскажу немного ниже, а благодарность за точную работу надо адресовать Чирикову, штурману Елагину и мичману Чаплину. А Беринга в отмеченных на карте местах никогда и не было! Однако Кука это не интересовало и он позволил себе переименовать Анианский пролив в Берингов и закрепить это имя на западноевропейских картах.

По окончании экспедиции А.Чирикову присвоили чин капитан-командора, нескольких офицеров, которых отправили в экспедицию из тюрьмы, помиловали и восстановили в правах, все получили большие денежные премии. Продолжение научных изысканий, на которых настаивал Чириков, поддержки в столице не получило. Российская казна была ослаблена ворами из иностранной знати, войной со Швецией, обострением отношений с другими западными соседями. Предложение Сената: «... Ту экспедицию, от которой Сенат нимало плода быть не признавает, надлежит вовсе оставить». 24 сентября 1743 года императрица Елизавета Петровна наложила на сенатском докладе резолюцию: «Быть по сему».

Карты камчатских экспедиций были засекречены. Однако это не помешало профессору Петербургской академии наук Жозефу де Лиллю продать их в Париж за 66 тысяч французских франков да еще получить ренту в 2 тысячи франков ежегодно. Шпионов, которые помогли ему, спасли деньги и высокие поручители. Карты, политые кровью участников тихоокеанских вояжей, за границей сделали фурор. И совсем не удивительно, что ими так восторгался капитан Дж. Кук, который из благодарности командору переименовал пролив. Слепая фортуна вырвала одно имя из множества и вынесла его на гребень славы, отдав ему почести погибших и живых. Триумф вокруг имени командора пришел с Запада вместе с благодарностью Кука.

За границей Витуса Беринга знают как великого мореплавателя. И действительно, вся слава открытий прошла мимо нашего земляка Алексея Чирикова и досталась иностранцу Витусу Берингу.

Киев - Никольское - Киев

(июль 1987 года - декабрь 1995 года)

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно