ЧЕТВЕРТАЯ ВЛАСТЬ: РЕАЛЬНА ЛИ СИЛА

5 марта, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №9, 5 марта-12 марта

Обеспокоенность Совета Европы зависимым положением средств массовой информации в Украине, факти...

Обеспокоенность Совета Европы зависимым положением средств массовой информации в Украине, фактическим отсутствием здесь свободы слова вынудило и украинскую сторону делать какие-то телодвижения или хотя бы сотрясение воздуха. 9 февраля на традиционном дне правительства в Верховной Раде нардепы и представители Кабмина обсуждали проблемы информационного пространства Украины. Это событие было отражено почти во всех отечественных масс-медиа.

А что об этом думают сами журналисты? Диалог на эту тему ведут профессор Львовского госуниверситета, долгие годы возглавлявший факультет журналистики, Владимир Здоровега и наш собственный корреспондент по Хмельницкой и Винницкой областям, заместитель председателя Хмельницкой облорганизации СЖУ, заслуженный журналист Украины Светлана КАБАЧИНСКАЯ.

С.К.: Хочу начать наш разговор со статистики: если в 1991 году на каждую семью в Украине приходилось в среднем 3-4 подписных издания, то сегодня - 0,63...

В.З.: А на моей родной Львовщине - 0,41...

С.К.: При этом большинство газет раньше выходили 5-6 раз в неделю, а сейчас в лучшем случае 2-3 раза. Сравнивать же тиражи с 1991-м вовсе неприлично, ибо сравнивать просто нечего. И если проанализировать современную ситуацию в национальном информационном пространстве, картина получается не то что безрадостная - катастрофическая.

Первое. Буквально гибнет самая близкая к людям пресса - районная. Постоянное вздорожание стоимости выпуска газет и отсутствие денег у населения - а в селах и райцентрах пенсии и зарплаты не выплачиваются по полгода и больше - это главные причины. Но не менее важные - почти абсолютная зависимость местной печати от местного же начальства (а кому интересна «беззубая» газета?) и не выдерживающая никакой критики, а тем более конкуренции, полиграфическая база этих изданий.

Второе. Центральные, то есть выпускаемые в Киеве, газеты практически перестали быть общегосударственными. За редчайшим исключением (и то вызванным не столько любовью к изданию, сколько консерватизмом определенной части населения или необходимостью организаций иметь под рукой новые законы и постановления), столичные газеты превратились всего лишь в киевские, а иногда более того - в издания для «высшего» круга политиков и бизнесменов.

Третье. Конец ХХ века, безусловно, - эра телевидения. Но глубоко ошибаются те из наших державных мужей, которые ориентируются сугубо на телевидение. Ведь и телевизор, и его ремонт многим нашим согражданам сегодня не по карману. А сколько молчащих радиоточек! Поражает такой факт: на Ривненщине принято решение установить громкоговорители в многолюдных местах для трансляции радиопередач. Простите, но какой год нынче на календаре?

В.З.: На журналистских встречах, как и в парламенте, и на страницах газет, мы все время говорили о болезни СМИ. На самом же деле речь должна идти о тяжкой болезни общества. Общество наше привыкло потреблять больше, чем производит. Идет жестокая борьба за распределение и перераспределение на уровне парламента, правительства, министерств и ведомств (что уж говорить о мафиозных структурах).

С.К.: Увы, и на всех журналистских собраниях, и конференциях тоже преобладают потребительские, или скорее даже иждивенческие, нотки. Журналисты просят у государства денег, льгот, поддержки. Горько, стыдно и, главное, безысходно: какая ж это четвертая власть, если она стоит с протянутой рукой и перед первой властью, и перед второй, и все чаще - перед пятой (впрочем, со временем все труднее разобраться, где какая)?!

В.З.: Да, такова реальность. Конечно, развитие и укрепление информационного пространства Украины - стратегически важная задача государства. Это требует больших средств. Но протягивание рук к государственной казне - дело сколь бесхитростное, столь и безнадежное. Имеющиеся там средства давно съедены и разворованы. Поэтому государственная политика в отношении СМИ должна состоять не только в денежной подпитке отдельных изданий или их групп. Например, адресной поддержки требуют детские издания, без материальной и моральной поддержки в отдельных регионах державы не выживут украиноязычные издания. Но все же главная задача государства - создание таких экономических условий, при которых СМИ могли бы нормально существовать. Этим самым можно убить сразу двух зайцев. Во-первых, превратить масс-медиа в прибыльную отрасль производства, во-вторых, избежать прямого давления власти на печать по принципу: мы вам платим (а то и не платим) - вы нам должны служить. Хотя это нравится не только чиновникам, но и многим журналистам, привыкшим жить на готовом.

С.К.: Эта привычка развращает и тем самым разрушает нынешнюю журналистику, вытравливая ее суть, идеалы: объективность, правдивость, незаангажированность информации. Более того: защищая интересы хозяина, издания грызутся между собой. Редактор «Независимости» Владимир Кулеба очень образно (и со знанием дела) сказал на первой конференции СЖУ, проходившей под занавес прошлого года, что СМИ сегодня часто похожи на охотничьих собак: затравили зверя - и в вольеры; их даже под стол не допускают. Мне после этого СЖУ расшифровывать не хотелось: все «свора журналистов» мерещилась. Но ведь это страшная правда сегодняшнего дня, и сама организация той первой в истории СЖУ конференции - тому пример. Делегатов (по жесточайшей квоте - один от 100 членов СЖУ) избрали еще в мае, конференция переносилась с июня на июль, сентябрь, декабрь - не было денег. Для непосвященных это непонятно: такая солидная организация - Союз журналистов всей Украины - и некому проспонсировать? Да в цивилизованных странах спонсоры в очереди бы толкались за это право, считали за честь... Но мы-то знаем, что дело не в бедности страны и не в том, что наши деньги имущие чего-то «не догоняют», а в нас самих: наш Союз и раньше не очень был, а теперь почти совсем перестал быть организацией, которая бы защищала корпоративные интересы и была монолитной силой всегда. Это о нас сказано: «Наша сила - в единстве», ибо в наших руках действительно могущественное оружие - слово. Но все чаще оно направляется не против бездарных державных мужей и равнодушных к интересам народа чиновников, не против казнокрадов и взяточников, а друг против друга. И несмотря на созидательные усилия своего председателя Игоря Лубченко, за спиной которого личный многотрудный опыт противостояния чиновничьему произволу, Союз журналистов превращается просто в список журналистов, хотя должен, обязан, необходим именно как союз, как воплощение солидарности журналистов.

В.З.: Это, к сожалению, не единственная беда нашего профессионального сообщества. Очень живучи традиции тоталитарного мышления в сознании, тоска по светлому прошлому, когда все было ясно и понято, все разложено по полочкам. В интересном, проникнутом заботой о современном состоянии СМИ и защите журналистов выступлении на той же конференции председатель комитета Верховной Рады по вопросам свободы слова и массовой информации Иван Сергеевич Чиж не преминул (в который уже раз) вспомнить статью В.Ленина «Партийная организация и партийная литература», чтобы с ее помощью заклеймить «денежные мешки», от которых, мол, все наши беды. На самом же деле все мы - и журналисты, и читатели - страдаем не от изобилия денежных мешков, а от их отсутствия, от наших с вами пустых кошельков. Речь, конечно, не о преступно нажитом капитале, с помощью которого пытаются купить все, журналистов в том числе, а о национальном капитале, заработанном предприимчивыми людьми, о солидном заработке потенциальных читателей и зрителей. Без них нормальных средств массовой информации не будет.

Сама же статья Ленина - один из самых выдающихся памятников тоталитаризма, теоретическое и, к сожалению, довольно убедительное обоснование подчинения литературы, искусства и прежде всего печати, публицистики партийному, кастовому, властному диктату. Тот же принцип, пусть и не в столь жесткой форме, и поныне лежит в основе так называемой политики власть имущих по отношению к пишущей и вещающей братии. Разве не об этом свидетельствуют многочисленные запреты на профессию, увольнения, «добровольные» уходы с работы, преследования и даже убийства журналистов? Вы, Светлана Ильинична, кажется, лично испытали прелести такого административного руководства печатью?

С.К.: Историю моего «добровольного» ухода с должности редактора газеты Хмельницкого горсовета «Проскуров» вынес «на люди» во время конференции тот же Иван Сергеевич Чиж, а Игорь Федорович Лубченко вспомнил о ней как о примере произвола власть предержащих, стремящихся во что бы то ни стало руководить СМИ, избавляясь от неугодных им редакторов и - вопреки всем законам - даже от трудовых коллективов в роли соучредителей издания. Самое печальное, что, грубо поправ закон по отношению к трудовому коллективу «Проскурова», Хмельницкий горсовет под предводительством городского головы Михаила Чекмана не перестает кичиться своим «демократизмом». Днями позвонила мне из Александрии Кировоградской области руководитель местной телекомпании Тамара Лозовая, журналистка с 20-летним стажем: городской голова открыто пригрозил ей увольнением - вопреки закону и уставу телекомпании - за слишком, по его мнению, независимый взгляд на многие вещи. И с каждым таким примером в нашей стране на глазах испаряется, исчезает чуть ли не единственное завоевание демократии настоящей - свобода слова, гласность. Вовсю пользуясь попустительством, мягче нельзя сказать, «третьей» власти, масс-медиа в Украине изводят судами и разорительными штрафами. «Честь и достоинство» в фантастическом денежном выражении отсуживают у СМИ, как правило, те, у кого этих качеств отродясь не было. В 1997 году предъявлено 1257 исков к прессе, а в первом полугодии 1998-го - уже 1163 (это уму непостижимо - ежедневно семь исков!). Соответственно суды обязали СМИ в 1997 году к уплате 1,5 миллиона гривен, а только в первом полугодии прошлого - к 6 615 500!

В.З.: Спору нет, претензии журналистов к обществу и особенно к власти обоснованны. Но будем справедливы: читающая и смотрящая публика, все три ветви власти имеют обоснованные претензии и к журналистам. Ведь для нормального функционирования массовых коммуникаций нужны не только соответствующие экономико-технологические предпосылки, нормальные законы, регулирующие взаимоотношения масс-медиа со всеми структурными элементами политической системы, но и соответствующий современным требованиям журналистский корпус.

С легкой руки западных законодателей социальной моды мы широко пользуемся по отношению к СМИ словосочетанием «четвертая власть». Логичнее, по моему мнению, следовало бы говорить о СМИ как о четвертой силе (известный украинский философ Микола Шлемкевич назвал публицистику «потугою»), силе общественного мнения, силе громады. Чтобы стать таковыми, СМИ должны быть свободными, независимыми и по своему интеллектуальному уровню хотя бы не опускаться ниже интеллекта трех ветвей власти.

С.К.: Вникать в чужие проблемы и выносить их на суд общественности мы умеем, при этом, как ни прискорбно, оставаясь «сапожником без сапог». Никто не поверит: Союз журналистов фактически не имеет собственного издания. В прошлом году вышел всего лишь один номер «Журналиста Украины». А ведь это в нем мы должны бы обсуждать все свои проблемы, а на конференциях, пленумах на основе напечатанного в профессиональном издании материала, глубоко проанализированного квалифицированными специалистами, принимать решения. Иначе все эти мероприятия часто превращаются в говорильню. И, собственно, каждое издание, фактически отрезанное от таких же в других городах и весях, варится в собственном соку, изобретает свой велосипед и учится исключительно на личном опыте. Особенно болезненно происходит этот процесс в провинции, где новые газеты, радио- и телестудии появляются будто грибы после дождя и резко снижают профессиональный уровень всей журналистики.

В.З.: Да, нам сегодня остро не хватает профессионалов в современном понимании слова. Мне, причастному к подготовке журналистских кадров, неловко об этом говорить. Но объяснить причины надо. Во-первых, существующая система подготовки журналистских кадров требует совершенствования, разнообразия. Нельзя полагаться только на подготовку специалистов на основе полуграмотного выпускника средней школы. Во-вторых, в журналистику в последние годы влилась целая армада людей не только без специальной, но и без общей подготовки. Какая-то часть из них постепенно приобретает необходимые профессиональные качества. Но многие по своим деловым и нравственным качествам далеки от журналистики. В-третьих, почувствовав потребность в журналистских кадрах, во многих областных центрах при университетах и в различного рода частных учебных заведениях начали, без надлежащей материальной базы и подготовленных для этого кадров, учить будущих журналистов. Министерство образования, Союз журналистов Украины должны проявить необходимую требовательность, не допускать профанации в этом деле.

Я убежден, что необходимо создать своеобразную квалификационную комиссию при Союзе журналистов с привлечением других заинтересованных ведомств, которая бы преградила путь в журналистику людям без высшего образования, заставила повышать квалификацию работающих тут людей без надлежащего образования.

При всех стараниях нынешнего добросовестного и компетентного руководства Союз журналистов Украины ни по своему составу, ни по профильному и возрастному цензу не отражает сущность журналистского корпуса страны, а вследствие этого не пользуется нужным авторитетом, не привлекает молодых людей. Существует опасность превращения его в своеобразную организацию пенсионеров.

Возвращаясь к переподготовке журналистов, хотел бы обратить внимание на перспективные, по моему мнению, ее формы. Такими являются спецфакультеты, действующие при Институте журналистики Киевского университета. Недавно принято решение о создании спецфакультета журналистики при Львовском университете. Так что «ласкаво просимо!».

С.К.: Думаю, ваше приглашение найдет отклик. Ведь в Украине сегодня зарегистрировано 7622 печатных издания и 752 телерадиоорганизации. Вы знаете, Владимир Иосифович, услышав эти цифры, как-то взбодряешься, силища-то какая, чего ж мы стонем по информационному пространству? Но когда знаешь и, главное, чувствуешь на собственной шкуре все проблемы этого пространства, то кажется, что ты каждый день на минном поле. О какой защите национальных интересов можно говорить, если в общем тираже украинских изданий только 30% - на украинском языке? О каком единстве профессиональных интересов может идти речь, если несть числа примерам демпинговой политики в ценах на газеты: власть - за счет налогоплательщиков - подкармливает свои СМИ, «денежные мешки» - свои… Вот и на конференции вице-премьер Валерий Смолий сказал, что наконец подготовлено постановление о зарплатах и пенсиях журналистов, работающих в государственных и коммунальных средствах массовой информации. С одной стороны - давно пора закон выполнять, с другой - журналистов опят делят на «белых» и «черных». О какой свободе слова можно всерьез говорить, если сегодня устанавливается не то что цензура над СМИ - контроль?! Одесса, Крым, а столица так вообще пример всем подает…

И все-таки можно многое преодолеть, если действовать вместе, сообща, исповедовать корпоративность и даже клановость интересов СМИ в деятельности Союза журналистов и помнить о предназначении журналистики, а не превращаться в представителя не то что второй, а первой древнейшей профессии на Земле. И не надо сетовать на неблагоприятное время, в котором мы живем и работаем. Ведь для честности никогда не бывает благоприятных времен, а с совестью жить всегда тяжелее, чем без нее. Разве не так, Владимир Иосифович?

В.З.: Нельзя не согласиться. Тем более журналистика - профессия, которая обязывает служить истине вчера, сегодня, завтра - всегда.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно