Чем больше жизнь, тем меньше смерть

3 сентября, 2010, 14:38 Распечатать

Этот страх лежит в основе почти всех человеческих страхов, сводится к нему. Сами посудите: вот боится, например, кто-то заходить в метро или в лифт...

Этот страх лежит в основе почти всех человеческих страхов, сводится к нему. Сами посудите: вот боится, например, кто-то заходить в метро или в лифт. Да пускай даже кошек боится или собак. Это распространенные страхи. Если продолжить подробно обсуждение любой фобии, то она сведется к одному — я задохнусь, я упаду, меня затопчут, растерзают. В конечном итоге, я умру.

Все умрут, а я останусь?

Как и все, что вложено в нас природой, страх смерти на самом деле кодирует, программирует нас на полноценную и яркую жизнь. Осознание конечности существования — неотъемлемая часть жизни, и, постоянно принимая ее в расчет, мы обогащаем жизнь, а отнюдь не обкрадываем ее.

Известный украинский психотерапевт Б.Дацишин не боится говорить на такую «страшную тему»: его обучающий семинар называется «Встреча со смертью — искусство жить». Он и сам способен чувствовать радость жизни даже на кладбище, и делится этим талантом с другими. Знаменитый психотерапевт уверен: если человек панически боится смерти, то он боится и жизни, постепенно превращаясь в «живого мертвеца», который и не живет, и не умирает.

Неизбежность встречи со смертью каждого из нас только обогащает, питает наше искусство жить. Так уж мы устроены: понять, насколько отчаянно хочется жить, можно только перед лицом смерти. Но ведь не обязательно дожидаться «ударов судьбы» и пресловутого «а если бы тебе осталось жить один месяц», чтобы почувствовать вкус и жажду жизни, чтобы начать делать то, что хочется!

Рост разнообразных страхов у современного человека отмечается многими исследователями. Фобия — это трансформированный так или иначе страх смерти. Чтобы принять этот страх, существуют разные психотерапевтические методики и упражнения. Прежде всего, конечно, это осмысление личного, начиная с детства, опыта встречи со смертью, своих снов и фантазий о ней, переживание изменения своего отношения к неизбежным потерям.

Одни из нас стараются не думать об этом, избегать участия в любых «похоронных» ритуалах и обычаях. У таких людей страх консервируется, а эмоциональный опыт, связанный со смертью, равен опыту маленького ребенка, он незрел и неопределен. Можно сказать, что у этих людей нет отношений со смертью, они лишь боятся ее, как робкий третьеклассник директора школы — сам ни за что даже к кабинету его не подойдет. Другие, наоборот, заводят моду на любопытство к смерти, делают ее персонажем гламурных тусовок, современного искусства, молодежных неформальных движений.

Миф о возможности и необходимости полного контроля над всем, что с нами происходит, несовместим с идеей смерти. Мысль о том, что смерть может наступить в любой момент жизни, кажется современному человеку, привыкшему планировать каждую минуту, совершенно неуместной, разрушающей привычный жизненный порядок.

Поэтому мы всеми возможными средствами защищаемся: вытесняем, игнорируем «пессимистические» мысли. Однако чрезмерно жесткие защиты, основанные на полном отрицании неизбежной данности нашего существования, при определенных обстоятельствах не выдерживают. И тогда нормальный страх смерти, который одновременно есть инстинкт самосохранения, а значит, жажда жизни, может трансформироваться в различные формы страхов и тревожных расстройств. «Отключив» неприятные чувства, мы одновременно подвергаем «общей анестезии» и все хорошее, становимся бесчувственными и безрадостными.

Одной из основных форм отрицания смерти является наша вера в личную уникальность, в то, что мы не подвержены неотвратимым биологическим законам и что жизнь не расправится с нами так же жестоко, как с остальными. Даже смерть на экране, которая массированно обрушивается на современного человека, не воспринимается как реальность, имеющая прямое отношение к каждому. Типичной реакцией защиты от страха смерти является установка на свою исключительность: «Все умрут, а я останусь».

Не прячьте от ребенка ни жизнь, ни смерть

Обычно это приходит к нам еще в детстве — когда ребенок осознает, что все когда-то умрут. Первые мысли о том, что кто-то может уйти от нас навсегда, появляются в двух-трехлетнем возрасте. Встреча с реальной потерей, пусть даже домашнего животного, ускоряет это осмысление. Дети нередко даже взрослых смущают настойчивыми вопросами: «Мама, ты умрешь? И папа умрет? А вас в землю закопают?», могут разражаться плачем и протестами, получая подтверждение взрослыми своих страхов.

Первый вопрос, который задают себе взрослые: «Говорить или не говорить?» Если в семье существует атмосфера открытости и честности, дети принимают участие в семейных разговорах, например, об ушедшем человеке, о смерти и предстоящих похоронах. Если дети маленькие, лучше держать их на коленях в это время, говорить, что вы их любите, чтобы им не было страшно. Пусть они поплачут.

Психолог Боб Дейтс советует давать детям о смерти простую и точную информацию тогда, когда они нуждаются в этом. Развеивать ужасы, созданные детским воображением. Не стоит употреблять таких выражений, как «дедушка ушел от нас», «мама уснула» или «Бог забрал их к себе». Дети воспринимают подобные слова буквально: «ушел» — значит, не захотел с ними жить, «уснула» — будут ждать, когда она проснется или сами будут бояться засыпать, а если Бог вдруг захочет, то следующим заберет ребенка.

Боль утраты близкого человека и забота о ребенке часто диктуют спонтанное решение: не говорить, скрыть от ребенка любую информацию, касающуюся болезненной темы, чтобы малыш не испытывал такие же ужасные чувства, как испытываем мы, взрослые, чтобы не страдал. На самом деле это не только сострадание и здравый смысл, но и неосознанное малодушие. Мне самому плохо сейчас, некому позаботиться обо мне в минуту потери близких, а если я скажу, то придется столкнуться с непредсказуемой, сложной реакцией ребенка. И вместо того, чтобы пожалеть себя в своем горе, мне придется заботиться не только о своих чувствах, но и о чувствах другого. И это действительно так.

Возможно, поэтому в нашей культуре существует мнение, что смерть как явление нужно скрывать от ребенка как можно дольше. Тема избегается, замалчивается и в семье, и в педагогической литературе. Но в Японии, например, предусмотрены занятия, на которых с детьми говорят о смерти. Они ходят на кладбище, читают надписи на памятниках. Младших школьников и даже дошкольников учат чтить память умерших, вспоминая все хорошее, что они делали при жизни ради других людей...

Как говорить с ребенком о смерти близких людей? Однозначного ответа на этот нелегкий вопрос не существует. Слишком много факторов необходимо учесть: возраст ребенка, особенности его восприятия, взаимоотношения в семье, религиозные установки. Многие взрослые, потерявшие близких, знают, как долго мучают мысли типа: «если бы я вовремя...», «если бы мы обратились к другому врачу», «если бы я была рядом».

А представьте, каким грузом ложится смерть на плечи ребенка, который еще не умеет устанавливать причинно-следственные связи! Поначалу у него возникает ощущение, что если бы он себя правильно вел, то этого могло бы и не случиться. Вывод может быть и другим: раз меня бросил близкий человек, то никому нельзя доверять. Через некоторое время чувство вины и недоверия к миру начинает искать выход, перерождаясь и преобразуясь либо в психосоматические заболевания, либо в агрессию — внешнюю или внутреннюю. Чтобы таких последствий не было, тему смерти нельзя замалчивать.

Лучше всего говорить о смерти как о переходном состоянии, беря за основу различные явления природы. Приняв мысль о том, что смерть — это как бы превращение в новое состояние, ребенку будет легче принять мысли о неизбежном.

Если осознание человеческой смертности производит на ребенка настолько тяжелое впечатление, что он не в состоянии от него оправиться, то родителям необходимо проанализировать свое поведение: может, они сами чрезмерно тревожатся, зациклены на болезнях, постоянно говорят о тяжелой и опасной жизни?

На представления современных детей влияет виртуальный мир. Кажется, что смерть — повседневная реальность наших детей. От телевизионных новостей, подающих гибель людей в прямой трансляции, до блокбастеров, ценность которых измеряется количеством трупов. В мультиках и компьютерных играх вроде бы убитый герой поднимается и бежит дальше, как ни в чем не бывало. Это делает смерть для детей иллюзорной, безопасно отдаленной, игрушечной, управляемой. Эти мифы приводят к выстрелам в школьных коридорах, о которых пишут СМИ, и к другим экспериментам со смертью.

Мода на смерть

Мы будем не всегда — интегрировать эту мысль в собственное сознание бывает нелегко не только детям, но и взрослым. А уж для подростков, нащупывающих практически вслепую собственный жизненный путь, она часто превращается в крайность — в панический страх или же в навязчивую идею. Они должны проделать немалую индивидуальную внутреннюю работу, чтобы научиться жить с этим страхом и защищаться от него.

Именно здесь берут начало такие молодежные субкультуры, как готы, эмо и прочие ожидающие Армагеддона граждане. Культ смерти, поклонение ей — это только метод побороть, смириться и ужиться с собственной паникой, возникающей при мысли, что умереть придется не только тем, другим, чужим и незнакомым людям, но и мне самому, моим родным и близким. Пожилые люди с чувством юмора часто шутят о «привыкании к земле». Приблизительно так работают эти субкультуры: имея ее, смерть, рядом, овеществленную и практически оживающую благодаря множеству символов, они привыкают к ее присутствию. Постоянно размышляя о своей будущей кончине, они не то чтобы призывают ее, но уже осознают и смиряются.

Представители молодежных субкультур, романтизирующие смерть, хотят умереть улыбаясь. Возможно, им и удалось привнести в общекультурное пространство кое-что здоровое — попытку по-детски приручить смерть: смотри, смерть, с какой любовью я украшаю тебя блестками! Не трогай меня, пожалуйста!

Страх смерти естественен для человека. Он знаком практически каждому. Его присутствие в человеческой жизни блестяще описано Ирвином Яломом: «Страх смерти имеет огромное значение в нашем внутреннем опыте: он преследует нас как ничто другое, постоянно напоминает о себе неким «подземным грохотом», словно дремлющий вулкан. Это — темное, беспокоящее присутствие, притаившееся на краю сознания … Но смерть есть условие, дающее нам возможность жить подлинной жизнью».

Не откладывайте жизнь на потом! Цените и чувствуйте каждое мгновение жизни!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно