БУДЕТ ЛИ СВЕТИТЬ «ПРОМІНЬ»? - Социум - zn.ua

БУДЕТ ЛИ СВЕТИТЬ «ПРОМІНЬ»?

1 сентября, 2000, 00:00 Распечатать

С Захаревичами мы расстались в недобрую для них годину под аккомпанемент «Помогите нам выбраться в Канаду» (см...

С Захаревичами мы расстались в недобрую для них годину под аккомпанемент «Помогите нам выбраться в Канаду» (см. «ЗН», №49 за 1998 г.). Это был крик души, крик отчаяния.

А ведь все так хорошо начиналось. В первом очерке фермер с улицы Прокопа Романенко Василий Васильевич Захаревич, глава фермерского хозяйства «Промінь», внук легендарного в послевоенные годы председателя колхоза в селе Сосонка под Винницей дважды Героя Социалистического Труда Прокопа Романенко, сам поведал о том, почему он, отдавая должное деду, восхищаясь им, его делами, предпочел фермерство.

Действовал не наобум, готовился тщательно. Диплом инженера-механизатора. 50 гектаров земли. Мощный по нашим меркам парк сельскохозяйственной техники. Верный помощник в лице жены Людмилы Васильевны. Подрастающие сыновья-школьники.

Летом 1996 года «Промінь» по всем показателям уверенно входил в число немногих преуспевающих ферм Украины. Захаревичи тогда прочно стояли на ногах, охотно делились своими планами на будущее. Молодые фермеры, всегда готовые помочь техникой, кормами, за короткое время завоевали уважение, любовь многих односельчан.

«Промінь» в 1996 году не только светил на всю округу, но и многим — в первую очередь ветеранам труда, солдатским вдовам — дарил тепло, заботу.

«Золота людина», — так отозвался тогда о В.Захаревиче председатель Сосонского сельсовета Николай Тилимонович Собко.

Тогда, летом 96-го, я приехал к моим друзьям в день, особо для них радостный — «день квітки», когда под кровлю новостройки (новый просторный в два этажа дом для себя, сыновей, будущих внуков — давняя мечта Захаревичей) хозяйкой кладется в цемент на счастье и прочность букетик цветов.

И вот удар за ударом.

За выращенную и проданную государству (армия, МВД) отменную продукцию приходится по году и больше ждать платы. («Деньги не платят, а налоги — изволь, плати. Да столько, что себе ничего не остается».)

Были, по словам Василия Васильевича, и личные просчеты, ошибки. После сравнительно удачного 1996 г., обильного урожая — «пошли овощи» — значительную часть поля отвели под капусту — и проиграли. Летом 1996 года по «Променю» крепко прошлась стихия: ливни смыли часть капустных посадок, остальное частично добил сильный град.

Заведомо идя на риск, Захаревичи вынужденно отказались от страховки. Взятые по 45% деньги в кредит шли на самое необходимое: горючее и т. д. А главное, не было гарантии, что страховка будет выплачена.

Но самый ощутимый, самый болезненный удар Захаревичи получили оттуда, откуда и не ждали. «За моє жито мене й бито»… Как ржавчина разъедающая душу зависть, укоренившиеся за последние десятилетия привычки к воровству, увы, оказались кое для кого сильнее чувства благодарности.

Летом 1998 года я застал хозяев «Променя» с воспаленными от бессонницы глазами («Вот уже несколько ночей не спим. Дежурим по очереди»). Вся техника, горючее стояли на подворье Захаревичей. И не килограммами — тоннами крали бензин, мазут. В одну из бессонных ночей Василий Васильевич поймал на горячем своего «кума», которого до этого не раз выручал, помогал, чем мог. А тот «отблагодарил». Из молодых лоботрясов подобрал себе команду. Тащили все, что под руку попадалось, продавали за бесценок, а «заработанные» таким образом деньги тут же пропивали.

Но это были только цветочки. Вскоре случилось нечто такое, о чем писала местная пресса, передавали по телевидению. И не в Сосонках, а в селе Черепашинцах Калиновского района, где с 1992 года располагается основное поле «Променя» — 50 га переданной Захаревичам земли. И для этого села Захаревичами сделано немало. Василий Васильевич исправно платил все местные налоги, настлал 500 м дороги от своего поля (пользуются ею все), помогал школе — то гречкой, то овощами. И село «отблагодарило» фермера.

День в сентябре 1996 года был выбран подходящий — вторая Пречистая. В отсутствие Василия Васильевича кто-то подбросил «утку», что, дескать, фермер не станет на своем поле собирать овощи. Урожай же на 7 гектарах ожидался неплохой: уродили морковь, столовая свекла. И поехал глава «Променя» в Винницу, подписал под это поле договора с местным санаторием, с воинскими частями. А в это время на фермерском огороде творилось нечто невообразимое.

На «слух», на дармовщину потянулось все село. Первые прибежали с лопатами. Потом появились машины, трактора. Копали только крупную морковь, свеклу.

Директор местной школы, той самой, которой «Промінь» помогал овощами, гречкой, тут же мобилизовал на уборку чужого поля школьников. Одним словом, как потом писала одна из местных газет, при полном попустительстве местной власти и участкового милиционера «воровать вышли всем миром».

Нетрудно себе представить, что почувствовали Захаревичи, увидев перекопанное поле. Это была та последняя капля, за которой последовало «Помогите нам выбраться в Канаду».

Все эти долгие месяцы (точнее, полтора года) не отпускала тревога: как там Захаревичи, не погас ли «Промінь»? (Ведь только за три года — с 1995 по 1998 гг. — на одной лишь Виннитчине разорилось 400 ферм.)

Конец апреля… Канун Пасхи. Звоню из Винницы (из Киева дозвониться не удалось) и слышу знакомый голос Людмилы Васильевны. Показалось — обрадовалась моему звонку. Добираться в Сосонки посоветовала электричкой.

АРЕНДАТОР

…Полустанок. Тут сходят многие. Сосонка — большое село, раскинулось на несколько километров. Куда повернуть к Захаревичам? В ответ — неожиданное:

— Покажіть людині, де живе Гобра-орендатор.

Не фермер — арендатор. Это что-то новое. И комментарий моего случайного попутчика:

— Был колхоз, был совхоз, а теперь МТС и Гобра-Арендатор. Взвалил на себя обузу. Впрочем, многие в Сосонке на Захаревичей едва не молятся…

Знакомая улица. За зеленым забором подворье Захаревичей, новостройка-долгострой.

Бросается в глаза отсутствие техники: ни тракторов, как это бывало раньше, ни комбайна, нет и цистерны с горючим.

Людмилу Васильевну застаю на кухне в праздничных хлопотах: Пасха. О переменах рассказывает охотно.

Почему арендатор?

— А у нас теперь 50, точнее, 45 га фермерской и до 400 гектаров земли, взятой в аренду.

В Сосонках, когда делили бывшее колхозное или совхозное поле на паи, пришлось на каждого 1,72 га. Более 200 пайщиков, сдали нам свои паи в аренду. Так что тянем на 450 га. Почти весь клин от паевиков достался нам невспаханный. Приходится целину эту поднимать уже весной.

«СКОЛЬКО ДАЮТ ЗА БИТОГО?»

— Говорят, двух небитых. Да тут и трех, и четырех мало. Неудачи, удары, посыпавшиеся было «на «Промінь» со всех сторон, его хозяев многому научили.

Вот хотя бы история с арендаторством. В 1998 году Василия Васильевича избрали председателем КСП. Он два дня походил в председателях, посмотрел на доставшееся ему хозяйство и категорически от него отказался: среди «трудоспособных», считай, одни пьяницы да «несуны».

Тут подоспел Указ Президента о реформировании аграрного комплекса. Ему бы появиться года на два раньше, когда в Сосонке прошло распаивание. Да лучше поздно, чем никогда.

У пайщиков, а их в нашем селе 645, появилась возможность выбора. Из них только 9 человек сразу же заявили о своем желании хозяйствовать на своем наделе. Но пока ни один человек на выход из общего поля не решился.

Причины? Нет техники, нет навыков самостоятельного хозяйствования, нет и большого желания.

Людмила Васильевна:

— Мы старались брать в основном пенсионеров, которым обработка своих наделов была уже не под силу. Три года считались пайщиками, но вместо обещанных 60 кг на пай не получали от КСП ни зернышка.

Мы со всеми заключили арендные договора. На каждый пай — не 60, а 400 кг зерна. И разные услуги — вспашка огородов, транспорт. За все берем вдвое меньше, нежели МТС. Лишь бы покрыть расходы на горючее. Кое-кто удивляется: зачем это Захаревичи взвалили на себя такую обузу?

Это и впрямь нелегкая ноша. Старые люди, солдатские вдовы приходят со своей бедой. Чем можем — помогаем.

Беда учит. В прошлом году, несмотря на засуху, собрали отменный урожай капусты. Как это нам удалось? Отказались от трудоемких рассад. Теперь капусту сеем. При этом она сама через корневую систему достает влагу, не боится ни ливней, ни засухи.

Однако мало вырастить урожай. Его еще надо собрать, сохранить. Мы наняли двух сторожей. Они всю осень охраняли поле. Летом еще бывали случаи воровства, а при сторожах — ни одного. Урожай нам помогли собрать воинские части из Бердичева. Мы рассчитались с ними капустой. Так что на тот год вышли с небольшой, но прибылью. Рассчитались с людьми, выдали всем зарплату. По льготным ценам, почти вдвое дешевле обычных, отпускали людям капусту, морковь, свеклу.

Все подчинено ферме. Мы даже от коровы отказались. Держим птицу, свиней. Хлопцы помогают.

Когда начиналось фермерство, наобещали много. Дескать, дороги, электролинии, все коммуникации — забота государства. А вышло, как в той присказке: «Казав пан, кожух дам…»

Вот дом наш который год не можем достроить. В банке взяли кредит на 40 тысяч гривен под 45%. Взял гривню — возвращай полторы. Что заработал, то и отдай банку. Так что кредит берем лишь на самое необходимое: горючее, химикаты. Но как быть без навесов для техники, без складских помещений?

…Фермерские дети. Им унаследовать «Промінь». Помню их совсем маленькими, дошколятами. Теперь Володя в 6-м, Петро в 8-м классе.

— Все домашнее хозяйство, — рассказывает Людмила Васильевна, — на них: утята, цыплята. Их надо вовремя накормить, напоить, укрыть от ястреба. В прошлом году так сложилось, что некому было оставаться на базе с кроликами. Хлопцы сами вызвались и отлично справились.

ДВЕНАДЦАТЬ

Летом 1996 года я застал на фермерском хозяйстве Захаревичей двух помощников Василия Васильевича, нанятых не государством, не колхозом-совхозом, а другим человеком, хозяином. Сами они себя именовали сельскохозяйственными рабочими.

Сколько же наемных рук понадобилось «Променю», когда фермерско-арендное поле увеличилось раз в восемь?

Всего в хозяйстве занято 12 человек — профессионалы высокого класса. Техники стало больше. Захаревичи, кроме того, что у них было 6 тракторов, комбайн, грузовая машина, приобрели еще один ЗИЛ, автобус — людей вывозить на поле. Машины пришлось ремонтировать.

Охрана в «Промені» — дело общее. Не будет воровства, растащиловки — выиграют все. Дежурство ведется по графику. Василий Васильевич первый в списке.

…К Захаревичам на работу просятся многие. Требования Василия Васильевича хорошо известны: профессионализм, дисциплина, никаких опозданий, никаких прогулов, на работе — сухой закон.

Главное: человек попадает в такие условия, когда невыгодно лениться, допускать брак, невыгодно красть.

450 га — небольшой колхоз и всего 12 работающих, включая главу фермы, агронома. В КСП, МТС — при такой же площади — для одних лишь управленцев понадобилось бы человек 20: председатель, заместители, инженеры, инженер по технике безопасности, в бухгалтерии человек пять, бригадиры.

Недавно прошло собрание пайщиков. Явилось человек 180. И почти все со словами благодарности.

* * *

Почти в полночь, наконец, появился Василий Васильевич. Еще один трудовой день «капиталиста-аграрника», как величает его Н.Собко, позади.

«Раньше всех на работу, позже всех с работы» — этого правила В.В. придерживается и по сей день. Знакомая извинительная улыбка безмерно уставшего человека. Разговор переносится на утро.

…Первый день Пасхи, а у главы фермы дел невпроворот. Едем на «базу». По дороге В.В. рассказывает:

— В Сосонке в свое время была кролеводческая ферма Укрпотребсоюза. Ее давно уже нет. Приказало долго жить и зверохозяйство. Вот всю эту территорию — 5 га земли, с навесами, с большим ангаром-сенохранилищем приобрел «Промінь».

Василий Васильевич по праву считает это приобретение самым удачным. Водит по территории, показывает:

— Техника все годы зимовала под открытым небом. Теперь — под навесом. Есть весовая, которую скоро отремонтируем. Водонапорная башня. Вся территория обтянута сеткой, хорошо охраняется, и мы поставили свою цистерну, свою колонку, чтобы машины могли быстро заправляться. Химикаты, удобрения — под замком. Уже закуплено необходимое оборудование. Пустующих помещений хватает. Будет у нас своя крупорушка, своя мельница.

У фермера бывают деньги раз в год. Пока посеешь, пока соберешь урожай, реализуешь. А так будет «живая» копейка. В ближайших планах — кроли. На развод мы уже парочку закупили. Своя звероферма: нацеливаемся на нутрий. Будут и теплицы, для начала — соток на 15. И не зимние, а весенне-летние.

Вы же знаете, с чего мы начинали. Зерновое хозяйство. Потом — овощи. Недавно получили патент на право выращивания семян: укроп, редиска, капуста, морковь, свекла. Спрос на элитные семена большой, постоянный. Дело выгодное и для нас, и для наших будущих клиентов.

— Задумано много, а как же Канада?

— Канада пусть чуток подождет. Вместо Канады — родная Сосонка. Да, теперь основное поле, хоть и арендованное, здесь. Хочется и себе, и людям доказать, что может фермер на украинской земле.

А вот за опытом поехал бы. В Германию, в ту же Канаду — там передовые технологии. Они, как мне кажется, для нас наиболее благоприятные. Да и климатические условия.

…Что требуется? Прежде всего, чтобы уже принятые законы и те, которые будут приняты, заработали. Нужен наш Крестьянский банк. Не разоритель, а друг, опора фермера. На льготных условиях я бы хоть сегодня взял 100—150 тысяч в кредит. Банк, однако, за красивые глаза, без закладной, деньги не дает. А что может заложить фермер Захаревич? Дедовскую хату? Старую технику? Мое твердое убеждение — земля должна быть товаром. Иначе никакой реформы не будет. И еще — никакой диспропорции, максимально сократить разрыв между ценами на хлеб и ценами на энергоносители, горючее.

Снова повторяю — земля должна стать товаром, которую можно заложить, продать.

«Земля — крестьянам!» Именно этот лозунг, до сих пор невыполненный, привел большевиков к власти. Знаю, вопрос спорный. Но решать его — раньше или позже — придется. Верховной Раде, Президенту, а может, Крестьянскому съезду, на котором должны главенствовать не партии, а здравый смысл. Чтобы, хорошенько все продумав, учитывая отечественный, мировой, накопленный за тыся- челетия опыт, взвесить все «за» и «против».

…Винницкие газеты бьют тревогу. Хлебозаводы нынешние живут сегодняшним днем. Закрома давно уже подметены. И это в Украине, на самом большом в Европе хлебном поле. Оказывается, прошлогодний урожай был почти на корню продан за границу. Продан по ценам намного выше, чем предлагало государство. Теперь за импортное зерно приходится платить втридорога. И народ-сеятель сидит без хлеба. Вот уже несколько дней в Виннице перебои с ржаным. Продавали хлеб за границу не КСП, не наш брат фермер, а крупные фирмы, которые занимаются перепродажей зерна, высшие чиновники.

Так и живем: с одной стороны, душит налогами государство, с другой — фирмы, добивающие нас своими ценами на энергоносители, горючее, снимающие долларовые сливки с нашего урожая. Вывод напрашивается сам собой. Помочь в первую очередь следует тем, кто свою продукцию продает государству. Помочь и кредитами, а со стороны государства — умеренными, щадящими налогами.

…Будет ли светить «Промінь»? Ни, увы, у Захаревичей, ни у автора этих строк нет абсолютной уверенности. Как нет однозначного ответа на вопрос, что лучше, перспективнее для Украины: тот же фермер-арендатор и пайщики (выбор Сосонки) или все еще притягательная для многих совместная обработка земли?

Думается, задача государства поставить и тех, и других в равные условия. А ответит практика — сама жизнь.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно