«БОЛЬШАЯ ШАХМАТНАЯ ДОСКА» УКРАИНСКОЙ ПОМЕСТНОСТИ

28 марта, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №12, 28 марта-4 апреля

Автор этих строк последние полгода сознательно стремился избегать выступлений в прессе с публици...

Автор этих строк последние полгода сознательно стремился избегать выступлений в прессе с публицистическими оценками межконфессиональных отношений и религиозной жизни в целом (этим он занимался в течение пяти лет), стремясь сосредоточиться на более непредубежденном и кропотливом научном наблюдении. Иногда необходимо отойти от объекта постоянного внимания, чтобы оценить его более объективно, широко, по-новому. После того как ты не один год, прищурив глаза, наблюдал за борьбой конфессиональных игроков на религиозном поле из кабинета светской газеты, затем сам азартно гонял в клерикальной футболке с надписью «пресс-секретарь» информационный мяч за один из национальных церковных «клубов», а потом комментировал игру в качестве арбитра от науки, — можно, наконец, несколько слов сказать и просто так, от себя.

Константинополь нам поможет?

Позапрошлый год пролетел для украинских церковников в топтании вокруг Вселенского патриарха, который, сидя в турецком Стамбуле, гадал на своих чековых книжках: «Дать — не дать, дать — не дать...» Напомним, речь шла о признании автокефалии в обход православной Москвы. В конце концов, получив от украинцев какие-никакие подарки и убедившись, что поддержка нашей власти так же обманчива, как и течение Босфора, мудрый грек решил еще раз поторговаться с Белокаменной. А вдруг «первому среди равных» удастся хотя бы таким образом свой формальный статус сделать реальным? Может, теперь Московский патриарх склонит перед ним свою гордую белокукольную голову в обмен на невмешательство в ситуацию вокруг Украинской православной церкви?

О чем на самом деле думали в резиденции Вселенских патриархов, ютящейся в уголке бывшего Царьграда под названием Фанар, сказать сложно. Точно известно одно: переговоры между Московской и Вселенской патриархиями о судьбе Украинской церкви зашли в тупик, что позволило Киевскому патриарху Филарету назвать их «переговорами ради переговоров». Патриарху Филарету тоже было нелегко. Когда стало ясно, что ожидаемый из месяца в месяц лелеемый томос с признанием каноничности Киевского патриархата так и не будет зачитан на святых берегах древнего Днепра, пришлось менять концепцию поведения. Более всего волновалась украинская диаспора, особенно та ее часть, которая боролась против руководства УПЦ в США, удравшего несколько лет назад под омофор Вселенского патриарха Варфоломея. Наши заокеанские братья обрывали телефоны жителей Киева, имевших хотя бы самое отдаленное отношение к церковным делам, выговаривали половину своей капиталистической пенсии, спрашивая об одном и том же: «Неужели нас продали Стамбулу за эту их каноничность?!» Они были убеждены, что в торгах со Вселенским патриархом ценой признания Киевского патриархата может быть украинская православная диаспора Америки. Они все же были правы. Напряженность заострилась еще и потому, что патриарх Филарет вдруг отложил свой давно запланированный визит в Соединенные Штаты.

Поэтому, когда уже стало окончательно ясно, что нас еще не очень желают видеть полноправными членами в семье вселенского Православия, патриарху Филарету пришлось в течение двух лет напрягать весь свой колоссальный дипломатический опыт, вспоминая прошлую деятельность по линии Фонда мира, чтобы залечить раны обид, снова сплотить наших земляков в США вокруг идеи киевоцентричности.

Поэтому неудивительно, что после таких больших надежд и неожиданных разочарований для Киевского патриархата и неприятного урока-пощечины для Московского патриархата прошлый год был сравнительно спокойным. Он напоминал тайм-аут, когда боксеры расходятся по углам ринга, чтобы, отдышавшись, попить водички и заменить вставки во рту. Все готовились к последующей борьбе.

Кнут и пряник для церковного коня

Можно сказать, что в год Коня православные батюшки Украины ездили по кругу. Чрезвычайных религиозных движений, способных существенно изменить расстановку сил, не было. Были только стрессовые ситуации, заставлявшие забыть монотонный шепот молитв и думать о неотложных земных делах. Именно таковой для Киевского патриархата была весенняя затея бывшего генерального прокурора, а нынче нардепа Михаила Потебенько, который, видимо, входя в роль члена избирательного списка Коммунистической партии, «благословил» своего заместителя Алексея Баганца попугать «неканонических» протестом против постановления Совета по делам религий от 1992 года о регистрации УПЦ КП. Киевский патриархат, как в добрые старые времена, хотели просто закрыть. На защиту национальной Церкви своевременно поднялся, словно сказочный принц, Государственный комитет Украины по делам религий, растолковав прокуратуре, как следует понимать законы, и отстояв этим светскую каноничность УПЦ КП. Именно своевременное и даже эффектное появление отважного рыцаря «Госкома», чудом спасшего вторую по количеству верующих православную конфессию, наталкивает на мысль о том, что за кулисами этой драмы были и режиссер, и сценарист. Поскольку, как говорил герой в погонах одного современного телесериала: «Чудеса бывают только в мексиканских фильмах, а у нас — холодный расчет!»

Отдельные наблюдатели, оценивая такой хеппи-энд, усматривают в нем просто политический ход, которым власть, создав прецедент, доходчиво дала понять одной из конфессий, симпатизировавшей в то время уже опальному Виктору Ющенко, кто здесь Кесарь и кому следует отдавать должное. Трюк не нов...

Власть, как недавно сказал глава президентской администрации, «сегодня сильна, как никогда», и поэтому могла в прошлом году позволить себе направлять политическую и организационную энергию трех православных группировок.

Приведем еще несколько примеров подобной «дрессировки» православных руководителей. Едва лишь появились указ Президента «О неотложных мерах по окончательному преодолению негативных последствий тоталитарной политики бывшего Союза ССР в отношении религий и восстановления нарушенных прав церквей и религиозных организаций» от 21 марта 2002 года и постановление Кабмина, как батюшки всё поняли: пришло время раздачи «слонов», и здесь выиграет более ловкий. УПЦ Киевского патриархата выбрала опережающую тактику, проведя превентивную пресс-конференцию с заявлением, что под предполагаемые документы власть планирует все передать конкурентам по религиозному пространству — Московскому патриархату. Последний же не делал резких движений, а тихой сапой вытеснял государство из нужных ему объектов. Это ярко иллюстрирует ситуация вокруг столичного ботанического сада, где размещен Ионовский скит. О том, как церковь может выбрасывать любые учреждения, без оглядки на их общенациональную ценность, может свидетельствовать пример с киевской Китаевской пустынью. Там церковники посреди зимы выгнали на улицу студентов техникума пчеловодства, а потом и все заведение. Поэтому, видя, что коллеги по религиозному служению тянут от церковного пирога все, что могут отхватить, митрополит УАПЦ Мефодий Кудряков обиделся, заявив, что указ ничего не меняет, а только создает ситуацию, в которой кто что схватит, тем и владеть будет. Кстати, самому владыке тоже перепало на «прокорм» — Андреевская церковь, на ступенях которой «венчались» знаменитые Проня Прокоповна с Голохвастовым. Правда, в придачу к этой славе новейшим автокефалам остались «филаретовские» семинаристы с их общежитием в стилобате храма.

Итак, Президент со своей вертикалью на диво последователен в своей непоследовательности (официально получившей название многовекторности) даже в религиозной сфере. Аналитики ломают головы: куда же на самом деле желает направить Украину ее глава — в Россию или в Европу? Им так и неясно, на кого он сделал окончательную ставку: на Московский или на Киевский патриархат. Можно предположить, что украинская власть не настолько глупа, как этого кому-то, возможно, хотелось бы, чтобы укреплять лишь одну конфессию, посадив ее себе на шею. Леонид Данилович время от времени заезжает не только в Лавру (УПЦ МП), но и на Пушкинскую улицу (УПЦ КП), а храмы в столице строятся для Киевского патриархата не только по инициативе ее мэра, но, хочешь не хочешь, и с молчаливого согласия гаранта. В эту концепцию вписывается и поддержка Украинской автокефальной православной церкви, являющейся пятым колесом к телеге Киевского патриархата.

Ну и последнее из значительных прошлогодних событий — неприезд в Киев Патриарха Московского Алексия ІІ (Ридегера), несмотря на многочисленные властные призывы. Если бы клерикалы из национальных церквей могли видеть что-то более стратегическое, чем наполнение гривнями церковных копилок и возведение собственных домов, то могли бы по этому поводу огорчиться больше, чем религиозные болельщики Московского патриархата. Здесь дело простое: в нынешней политической ситуации (а она не изменится и в ближайшую пятилетку) Вселенский патриарх Варфоломей может ступить на украинскую землю лишь при условии, что здесь прежде побывает его московский «собрат во Христе» Алексий. Разумеется, тактически проще впадать в истерику по поводу «национального поругания, позора» и выступать с прочей нафталиновой демагогией.

Камо грядеши, украинское православие?

Возникает впечатление, что за годы независимости и либерального государственного отношения к религии представители церковной верхушки совсем разучились думать, расслабились и действуют в информационном пространстве зачастую совершенно «тупо и глупо», как сказал один из героев пленок майора Мельниченко. Словно они и забыли, что история человечества уже отмеряет третье тысячелетие от рождества Христова, а информацию об окружающей действительности люди получают не только из проповеди... В советские времена Православная церковь казалась более интеллектуальной и разумной, по крайней мере, на фоне бестолковой антирелигиозной пропаганды.

Над феноменом определенной деградации православия в течение последнего десятилетия (отмечу, имею в виду здесь не Церковь как мистическое тело, а как земную структуру) следовало бы задуматься основательнее. Неужели неизлечимой характеристикой православных является умение собирать интеллектуальные, творческие и прочие силы только в критические моменты истории, а при благоприятных условиях плодить тип «попа, толоконного лба», гоняющегося за дешевизной, или впадать в средневековый шаманизм. Не секрет, что пример дьякона Андрея Кураева, не считающего для себя зазорным обращаться к людям на современном языке, скорее, исключение из правила. Да и то — он представитель московского православия. Что же мы имеем? Возьмем лишь два характерных примера — из двух конфессий. Московская патриархия уже сделала из царя Николая ІІ настоящий топ-символ, затеняющий иногда своей популярностью, если можно так сказать, образ Иисуса Христа и Богородицы. В киевских храмах, в которых бывают ревнители российской государственности, перед иконами Николая Кровавого больше свечей, чем перед образами Богородицы. Дело канонизации доводится до абсурда, т.к. поставлено Российской православной церковью просто на конвейер. Скоро весь учебник по истории России можно будет считать одновременно и житиями святых. Такая же ситуация сложилась вокруг идентификационных кодов. Лишь единичные епископы растолковывали своей пастве, что конец мира не в этом, а раздувание вопроса идентификационных кодов — просто сектантская ересь.

С национальной стороны — другие примеры средневековой идеологии. Недавно один ловкий владыка выступил в прессе особым ревнителем духовности нации и раздолбал на чем свет стоит фильм Юрия Ильенко «Молитва за гетмана Ивана Мазепу». Отсутствие элементарного понимания искусства и осознания, что это не массовый фильм и по нему не нужно учить детей истории, что воспринимать его следует лишь в качестве авторского взгляда, заставляет епископа тыкать носом режиссера в те моменты, которые владыке не по вкусу.

Что такое авторское кино, объяснять преосвященному напрасно, т.к. ему больше понравилась художественная агитка «Черная рада» Засеева-Руденко. Там все ясно, думать не нужно, поскольку режиссер сумел предельно упростить одноименное произведение Панька Кулиша до плакатности: наши и немцы, предатели и герои, а во всем виновата Москва с ее прихвостнями. Все, точка. Ни малейшего анализа и сомнений!

Религиозно-политические векторы

Шкатулка с лелеемой православными украинцами канонической автокефалией находится на пересечении дорог Москва—Киев—Константинополь—Вашингтон. В связи с внутренней неспособностью наших граждан объединиться для достижения полноценного церковно-организационного статуса и отсутствием четкой государственной политики в этом направлении на первый план выходят внешние факторы. Именно от вмешательства зарубежных религиозных центров в Украине начинает заметно колебаться маятник церковно-общественной жизни. Традиционно наибольший интерес к нашим духовным проблемам проявляют северные соседи — россияне. Они разве что в страшном сне могут представить день, когда Российская (или, точнее, Русская) потеряет свое историческое основание — Киевскую митрополию. Что поделаешь, эта ситуация обусловлена уже действующей для Церкви концепцией о том, что Москва является третьим Римом.

На примере прошлого года мы наблюдали активизацию деятельности на украинских конфессиональных просторах Вселенского патриарха. Это объясняется прежде всего обострением отношений последнего с московским коллегой из-за борьбы за первенство (формальное и реальное) в православном мире. Но, как уверяют посвященные специалисты, не обошлось здесь без американских геополитических интересов. Вселенский патриарх может уже давно к своему титулу добавлять «патриарх по соизволению Вашингтона». В кабинете святейшего Варфоломея, кроме икон, висят два портрета: основателя Турецкого государства Кемаля Ататюрка и президента США. Пребывание в мусульманской (пускай даже менее мусульманской, чем другие) стране еще десять лет назад поставило православного владыку на грань физического выживания. Православную патриархию в Стамбуле не так давно исламские фанатики систематически забрасывали взрывчаткой. Ее жителям было запрещено ходить в христианских рясах. Витала даже идея перенесения патриаршего престола в другую страну. В критический момент на помощь пришла супердержава Соединенные Штаты Америки, с мнением которой руководство Турции вынуждено считаться. Решением сената США резиденция Вселенского патриарха была взята под опеку этого государства, и теперь ее охраняют морские пехотинцы.

Но даже за спинами американских пехотинцев и сенаторов Вселенский патриарх не может откровенно вмешаться во внутриукраинскую ситуацию, т.к. этим неизбежно вызовет недовольство Московского патриарха. Его руки может развязать лишь четкая и энергичная поддержка украинской власти. Но именно этого и нет.

Таким образом, если попытаться выделить факторы, которые в будущем будут влиять на курс украинского церковного корабля к поместности, то среди них важными могут оказаться следующие.

Во-первых, изменение позиции украинской власти из расплывчатой в решительную, или реальнее — изменение самой власти. Кое-кто из церковников с нетерпением ждет выборов и уже скоро будет вести переговоры с кандидатами на главную государственную должность, обещая негласную поддержку верующего электората в обмен на деятельность — или бездеятельность (зависит от конфессии) — в православном вопросе.

Во-вторых, судьба украинской православной поместности привязана к общемировым событиям, и в частности к результатам американо-иракской войны. Поскольку в случае осложнений Штатам будет просто не до украинских религиозных проблем — некому будет стимулировать интерес к ним Вселенского патриарха.

В-третьих, для реальных изменений в нашем православии необходима смена декораций, то есть замена действующих фигур. Руководители конфессиональных группировок в течение последнего десятилетия настолько привыкли друг к другу, что не способны на экстраординарные шаги. Таким изменением может быть, скажем, хотя бы уход на покой митрополита УПЦ МП Владимира (Сабодана), здоровье которого уже не позволяет вести активные политические действия. Тогда развертывание дальнейших событий будет диктоваться победой какой-либо из фракций в самой УПЦ Московского патриархата. Там уже сейчас существуют, по крайней мере, три фракции, по-разному относящиеся к вопросу об автокефалии: сторонники, центристы и откровенные противники. В иных конфессиях также возможны варианты.

Подводя итог, следует признать: даже при наиболее благоприятных для украинской автокефальной идеи событиях, если вселенское Православие признает Украинскую православную церковь поместной и в ней объединится большая часть верующих, а Московская патриархия не будет явно препятствовать этому (представим такую гипотетическую ситуацию), — в Украине все равно будет существовать конфессия, стоящая на идеологических позициях нынешней УПЦ МП, то есть — единства с московским православием. Можно даже прогнозировать, что количественно она охватит не менее 30 процентов от всех православных верующих. Но этого в нашем поликонфессиональном обществе не стоит опасаться.

Правда, есть еще один фактор, в делах церковных — основной: воля Божья. Но обсуждение трансцендентных и мистических факторов мы оставим для другого разговора.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно