Бог не играет в кости

10 сентября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск №36, 10 сентября-17 сентября

В одном учебнике по социологии автор наткнулся на безапелляционный текст такого содержания: в отл...

В одном учебнике по социологии автор наткнулся на безапелляционный текст такого содержания: в отличие от абстрактной философии, социология путём сбора опытно-эмпирических данных и их математической обработки даёт действительно объективные знания об обществе. Сия «глубокая мысль» изрядно развеселила! Учебники почему-то не пишут о том, что расхожие взгляды и методы социологии часто ставятся под сомнение, а то и просто опровергаются глубинной психологией и релятивистско-волновыми представлениями о мире, о чём речь пойдет далее.

Для обработки опытных данных социология использует в основном статистические методы, что даёт неплохие результаты, но опять-таки, в рамках устоявшихся взглядов. Прежде чем строить количественные модели, следует понять общество качественно, а здесь социология, похоже, не сильно продвинулась со времён Конта и Спенсера. Увлечение статистическими методами говорит, скорее, о невозможности построить детерминистскую модель социума как сложной динамической системы. Величайший гений «всех времён и народов» Альберт Эйнштейн упорно отказывался признать фундаментальную роль вероятности в природе и выразил свою позицию в знаменитом высказывании «Бог не играет в кости».

Наука ХIХ века?

В подавляющем большинстве случаев социологические исследования ведутся путём опросов общественного мнения. При этом социологи с детской непосредственностью уверяют, что их методы обеспечивают обоснованность и репрезентативность выборки с точки зрения статистики и демографии. Несколько осторожнее, но тоже с юношеским задором говорят социологи и о том, что их методы составления вопросов и обработки ответов позволяют получать объективные данные и преодолевать субъективизм респондентов. О своём собственном субъективизме социологи почему-то не говорят.

Главный недостаток представителей академической и прикладной социологии (о «полит-технолого-проходимцах» здесь речь не идёт) в том, что они упорно придерживаются ограниченных ньютоново-картезианских взглядов, пытаясь истолковать общество только логически, рационально, исторически, линейно-причинностно. Похоже, социология остаётся наукой, в лучшем случае, ХIХ века…

Кое-что из философии науки, релятивизма
и квантово-волновой психологии

Современная эмпирико-математическая социология исходит из такого важнейшего допущения картезианской картины мира: результат наблюдения однозначно определяется природой объективного мира и аппарата восприятия. Это далеко не всегда так. Данные наблюдений не всегда адекватны восприятию, которое обусловлено опытом, языком, образованием, культурой. Одни и те же стимулы могут привести к разным ощущениям, а разные стимулы — к одинаковым.

На самом деле в науке главенствуют не наблюдение, эксперимент и логико-математические процедуры обработки данных, а парадигма, т.е. некий набор априорных убеждений, ценностей, фундаментальных метафизических установок о природе реальности и знания. Но любая, самая прогрессивная и убедительная парадигма относительна и не является истиной о реальности. Один и тот же набор данных может быть абсолютно по-разному истолкован в рамках разных парадигм, а наука далеко не всегда приближает к познанию истины.

Западные «еретики от философии науки» Филипп Франк, Пауль Фейерабенд, Томас Кун давно высказывают такие идеи, и это полностью согласуется с теорией относительности Эйнштейна, из которой, в частности, следует, что результаты наблюдений, измерений, экспериментов нельзя считать объективными без учёта позиции наблюдателя.

Развитие релятивизма ведёт к ещё более «еретическим» выводам: не только бытие определяет сознание, но и сознание (а точнее — психика как единство сознательного и бессознательного) само влияет на объективный мир, взаимодействуя с ним динамически. Это может быть истолковано материалистически. Неординарные учёные — биолог и биохимик Руперт Шелдрейк, нейрофизиологи Карл Лэшли и Карл Прибрам пришли к пониманию того, что психика и окружающий мир, имея общую квантово-волновую природу, взаимодействуют как волновые поля. Возможно, суперпозиция и интерференция волн создают в психике голографические картины как объективной реальности, так и несуществующих объектов, что может служить моделью массовых заблуждений или, по Марксу, «иллюзий общественного сознания». Такая модель делает бессмысленными сами понятия объёма, обоснованности и репрезентативности социостатистической выборки в их нынешнем понимании. Социология часто исследует иллюзии респондентов через призму иллюзий самих социологов, что ещё не говорит о непознаваемости социального бытия, но это — отдельная тема.

Такой поверхностный экскурс показывает, что «игры социологов» в расхожие вопросы-ответы и статистику в ХХI веке выглядят примитивом.

Мысли или страсти?..

Мощнейший удар по объективности расхожих социологических методов нанесли различные направления глубинной психологии. З.Фрейд и его последователи разрушили одно из наибольших заблуждений. Они показали, что определяющим в психике людей является не сравнительно узкое сознание, а огромный массив бессознательного. Именно бессознательное и его механизмы решающим образом влияют на мышление и поведение общества. Индивиды, их группы и социум в целом представляют собой далеко не то, что они сами о себе пишут, говорят, думают, поют в песнях и прочее. Расхожие фразы о привязанности, любви, чувстве долга, патриотизме, вере в Бога (коммунизм, идеалы свободы etc.) часто лишь прикрывают (рационализуют) такие энергетически более мощные иррационально-бессознательные проявления психики, как жажда власти-славы-богатства, садомазохистские импульсы, несамостоятельность, зависимость от группы, ханжество, индивидуальный, групповой и национальный эгоизм и нарциссизм… Эти проявления имеют не только биологическое, но и психо-социальное происхождение. Они образуются путём вытеснения из сознания или генерируются самим бессознательным.

Итак, в социуме существование часто противоречит мышлению. Такой раскол социальной психики Э.Фромм справедливо называл «вялотекущей шизофренией». Вслед за Марксом Фромм наглядно показал патологию нормальности, искалеченность «нормального» среднестатистического человека. «Глубокие социологические выводы», основанные только на опросах мнений индивидов с искалеченной социумом психикой, представляются довольно сомнительным мероприятием.

Прикладная социология упорно игнорирует элементарную вещь: общественное мнение, полученное в результате опроса, сравнительно маловажно! Мнения часто зависят от того, к каким лозунгам, партиям, идеологиям склонили человека традиции и социальные условия. Индивид думает примерно то же самое, что думают другие, и это есть склонность к конформизму и зависимости. Мнение легко изменить, оно остаётся прежним, пока неизменны обстоятельства. Опросы не отвечают на вопрос: каково будет мнение, когда изменятся обстоятельства? Огромный недостаток «выборной демократии» состоит в том, что на выборах голосование (тот же социологический опрос) определяет лишь поверхностное мнение!

Обществом, по Фромму, движут не столько мнения, сколько убеждения, которые укоренились в характере. Сюда относятся вера (belief), стремления (strivings), страсти (drives), имеющие иррационально-бессознательную основу. К пониманию социума ведёт прежде всего познание убеждений и страстей. По сравнению с опросом мнений, это требует более проницательных методов, воображения, ассоциаций, даже откровения и работы бессознательного, в котором находится огромный познавательный потенциал.

Социокурьёзы

1991 год. Независимость Украины началась двумя социологическими опросами. В марте референдум показал, что большинство украинцев прямо-таки мечтают жить в «обновлённом СССР». В декабре референдум показал, что то же большинство страстно хочет независимости. Полный иррационализм, отсутствие логики, несостоятельность опросов и социостатистики! «Тайна национальной души»? Нет. Между двумя референдумами был путч в Москве — этот сильнейший аффект ударил по массовой психике. Лишь когда московская власть зашаталась и стала непредсказуемой, украинские обыватель и «бомонд» поняли — пора определяться, в «хате с краю» не спрячешься!

А вот ещё один «опрос»…

1931 год. В Германии только что прошли выборы цеховых старост и депутатов рейхстага. Они показали: большинство немцев против нацизма, а Гитлера поддерживает незначительная часть населения. В это время Франкфуртский институт социальных исследований провёл анкетирование, в котором принимал участие сотрудник института
Э.Фромм. Анкетирование было подобно изучению спонтанных бессознательных установок методом «свободных ассоциаций» в психоанализе. Оказалось, что 10% респондентов имеют «авторитарный характер»; чувство силы и уверенности им даёт садомазохистский психосимбиоз с властью — стремление подчиняться самому, подчинять себе других, быть частью власти; это коррелировало с числом приверженцев Гитлера на выборах. Другие 15% обладали демократическим характером — они дорожили личной свободой, отказывались унижать и эксплуатировать других и фашизм не поддержали бы. Остальные 75% имели смешанный характер, на словах тоже были «за демократию», но, повинуясь стадному инстинкту, последовали бы за фашиствующей толпой. Итак, всего 10% фашистов, но Фромм делает странный вывод о том, что фашизм в Германии вполне возможен из-за равнодушия массового обывателя. Руководители института Теодор Адорно и Макс Хоркхаймер эти выводы замолчали. Правота Фромма подтвердилась уже в 1933 г., когда, спасаясь от фашизма, институту пришлось срочно эвакуироваться в США, так как в его составе было много евреев…

Made in Ukraine

Едва ли можно говорить о полной аналогии, но, по глубокому убеждению автора, сегодня ситуация в Украине и особенно социальный характер обывателя во многом подобны тому, что было в межвоенной Германии. До использования глубинной психологии наша прикладная социология не доросла, как, впрочем, и западная, но нетривиальный взгляд на результаты ряда честных (!) исследований подтверждает вышесказанное и выявляет мировоззренческую ограниченность расхожих социологических методов.

В ходе всеукраинского опроса, проведенного Центром социального прогнозирования (ЦСП) 1—6 августа 2003 г., был задан ряд вопросов, позволяющих оценить спонтанные бессознательные установки респондентов. На вопрос «кого из исторических деятелей вы хотели бы видеть во главе украинского государства?» 11,2% респондентов назвали Сталина. На вопрос «какой тип общественной организации в большей степени соответствует национальному характеру украинцев?» диктатуру выбрали 5,2% респондентов, монархию — 2,5%, военную хунту — 1,3%, т.е. всего — 9%. То есть 9—11% респондентов являются приверженцами авторитарии в том или ином виде, что вроде бы и немного. Но! Директор ЦСП Анатолий Тихолаз отмечает: опрос показал полное безразличие и пассивность украинского обывателя; политические манипуляции власти мало волнуют обывателя, лишь бы не ухудшались условия жизни; украинцы легко откажутся от демократических институтов и согласятся на нерепрессивный авторитаризм для «наведения порядка», улучшения уровня жизни и социальных гарантий. В Украине налицо авторитарно-приспособленческий тип социального характера массы, что делает её похожей на Веймарскую Германию начала 30-х годов XX века.

В отчёте об исследовании общественного мнения в июне 2004 г. Центром Разумкова («ЗН» № 26 2004 г.) говорится, что 75% респондентов — за развитие демократии, и тут же, в ответах на другой вопрос — о наличии у 42% респондентов авторитарных настроений и тоски по «сильной руке», поскольку они хотели бы, чтобы новый президент сконцентрировал в руках максимальную власть для наведения порядка. Противоречие налицо.

Или еще пример. Опрос ЦСП свидетельствует, что 75% респондентов негативно или безразлично относятся к независимости Украины; по опросу же Центра Разумкова, 77% респондентов твёрдо высказываются за упрочение независимости Украины! Опять не складывается... Некачественная (нерепрезентативная) выборка? Вряд ли. Или за период с августа 2003 г. (опрос ЦСП) по июнь 2004 г. (опрос Центра Разумкова) число украинских обывателей, жаждущих независимости, выросло более чем в три раза? Тузла повлияла?

Похоже, социологи «пали жертвой» своих «взглядов на жизнь», своих методов составления/интерпретации вопросов/ответов. Вопреки расхожей мифологеме, которую сознательно или бессознательно исповедуют и обществоведы, украинский народ (как и большинство других) в массе своей абсолютно не является воплощением разума, благородства, свободолюбия и демократизма, а во всех бедах обывателя виновата не только власть (что тоже справедливо), а в первую очередь сам обыватель.

Задайте усреднённому украинскому индивиду типовой «социологический» вопрос: что ближе вашей душе — демократия или концлагерь типа «архипелаг ГУЛАГ»? Подавляющее большинство выскажется «за демократию», но это поверхностное мнение. В «глубине души» большинство чувствует, что демократия — это что-то вроде анархии и «беспредела». Активизация именно такого бессознательно-деструктивного содержания массовой психики имела место в 1990-х годах и привела к катастрофической психодуховной деградации, что, наряду с войнами и голодомором, можно считать одной из величайших трагедий нашей страны в ХХ веке. Всё тот же Фромм считал, что демократия и социализм — это личная независимость и ответственность вопреки власти и солидарность вопреки изолированности индивида. Готов к этому массовый обыватель? Нет! Бессознательно боясь собственной никчемности и разрушительности, он ищет «твёрдую руку» в виде власти.

А теперь зададим следующий типовой «социологический» вопрос: нужен ли во главе страны суровый, но справедливый, «конкретный мужик», чтобы «железной рукой» навёл порядок? Большой процент согласен подчиниться такому «конкретному мужику», а не самому «взяться за ум», что перечёркивает расхожие рассуждения о подавляющем демократизме нашего обывателя и свидетельствует об авторитарно-приспособленческо-разрушительном социальном характере масс.

Большинство обывателей заявят, что они самозабвенно поддерживают независимость страны, но часто это лишь поверхностное мнение, ибо все так говорят, так «правильно говорить». А если того же обывателя спросить: что вы получили от независимости, кроме нищеты, попрания ваших социальных прав, бесперспективности? Вероятно, большинство ответит, что такая независимость им и даром не нужна. А ведь к патриотизму материально и духовно нищую массу часто призывают нувориши, которые эту массу обворовали, и их медиа-челядь…

Приведенные примеры показывают, что общепринятые социологические методы зачастую несостоятельны. В ряде случаев они дают объективные данные, если их совместить с теми знаниями о природе человека, которые прикладная социология игнорирует или даже отвергает. Похоже, кроме Фромма, никто и никогда не занимался исследованиями не поверхностных мнений, а глубинных устремлений, которые движут людьми. Методик таких нет, вряд ли это кому-то нужно, а потому обратимся к… Библии.

Библейская социология

Вопреки вульгарному материализму, социальное неравенство порождается не только экономическими, но и психологическими причинами. Ветхий Завет позволяет понять, что часто несправедливость в экономике сама является следствием.

В 8-м стихе 1-й Книги Царств, похоже, социальные противоречия среди иудеев привели к тому, что потребовалась государственная власть для предотвращения братоубийства. Вместо того, чтобы разрешить противоречия путём солидарности и кооперации, евреи просят Бога дать им царя для суда и управления. Через мудреца Самуила Бог предупреждает евреев, что царь и его челядь отберут у них лучшие земли, скот и другие богатства, а их поработят. Бог предлагает выбор: тяжесть жизни «своим умом» или иррациональный авторитаризм власти. Евреи выбирают власть в ущерб свободе и благополучию. Индивид чувствует и/или осознаёт свою никчёмность, страх перед враждебным миром и социумом; толпа, состоящая из таких индивидов, бежит от свободы и ответственности, доверяя свою жизнь власти, а на должность фюрера желающие есть всегда.

В новейшей истории Украины этот библейский сюжет повторился. При распаде СССР Украине достался один из мощнейших потенциалов в мире, созданный ценой величайших жертв и лишений. Для построения общества благоденствия западного образца у нас были все предпосылки. Следовало, набравшись ума и терпения, преодолеть доставшееся от советской командной экономики отчуждение работника от собственности, кооперируясь, стать сознательными и ответственными сособственниками страны. Но наш народ ждал хозяина, который наведёт порядок и даст денег, государство, которое «порешает» все социальные вопросы… Вот и дождались олигархо-бюрократии, превратившись в наймитов, а страна деградировала. Психосоциальная динамика одинакова что в древней Иудее, что в современной Украине.

Как эти процессы подогнать под распространённые вероятностно-статистические методы практической социологии? Да никак! Скорее, теорию вероятности и математическую статистику придётся подгонять под Закон Божий. Ибо сказано: Бог не играет в кости!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №22-23, 15 июня-21 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно