Берия: казнить или помиловать?

21 декабря, 2007, 13:15 Распечатать Выпуск №49, 21 декабря-28 декабря

54 года назад, 24 декабря 1953 года в центральных газетах СССР было опубликовано сообщение Верховного ...

54 года назад, 24 декабря 1953 года в центральных газетах СССР было опубликовано сообщение Верховного суда о том, что Специальное судебное присутствие Верховного суда 18—23 декабря рассмотрело дело бывшего маршала Советского Союза, бывшего члена президиума ЦК КПСС и бывшего заместителя председателя Совета министров СССР Л.Берия и его помощников и приговорило к расстрелу Л.Берия, Л.Меркулова, В.Деканозова, Б.Кобулова, С.Гоглидзе, П.Мешика и Л.Влодзимирского. В сообщении также было указано, что 23 декабря приговор был приведен в исполнение.

В первых числах июля 1953 года состоялся секретный пленум ЦК КПСС, главной темой которого был вопрос «О преступных антипартийных и антигосударственных действиях Берия». После его окончания советскому народу объявили, что Лаврентий Берия исключен из КПСС и будет предан суду. Но есть достаточно обоснованное мнение, что Берия был расстрелян еще до открытия пленума.

Такая преамбула у читателей может вызвать резонные вопросы: а годится ли к этой статье подобный заголовок? Если Берию казнили, то о каком помиловании сейчас можно говорить? И вообще, общеизвестно, Берия был большим негодяем, за что и был расстрелян. Кто-то скажет, что точки над «і» уже давно расставлены…

Похороны Иосифа Сталина. Л.Берия — первый справа
Похороны Иосифа Сталина. Л.Берия — первый справа
У меня есть серьезные основания считать свои заметки попыткой «подменить» неправду правдой. Относительно заголовка хочу напомнить известное выражение «казнить нельзя помиловать». Его смысл зависит от места, где читатель поставит запятую. Через 54 года после казни можно говорить не о помиловании, а о реабилитации, хотя бы частичной. Давать однозначные оценки таким людям, как Л.Бе­рия, нельзя. Время однозначных оценок проходит, как и время навешивания ярлыков.

Внимательно ознакомившись с полным стенографическим отчетом секретного пленума ЦК, впервые опубликованном в журнале «Известия ЦК КПСС»
(№ 1 и № 2 за 1991 год, за полго­да до августовского путча), я пришел к выводу, что к началу работы пленума Берии уже не было в живых, а сам пленум был инспирирован «группой товарищей» из президиума ЦК КПСС с целью узаконить процедуру отстранения от власти опасного конкурента, каким был в то время Берия, в борьбе за высший пост в государстве после смерти Сталина. И без партийного одобрямс советский народ мог бы и не понять причины внезапного и неожиданного ареста столь высокого государственного деятеля.

Пленум проходил со 2 по 7 июля 1953 года, через неделю после объявления об аресте Бе­рии. С докладом выступил тогдашний председатель Совета министров СССР и член президиума ЦК КПСС Г.Маленков. Позволю себе прокомментировать основные пункты обвинения, выдвинутые в адрес Берии.

Первое. Берия «развил активную деятельность в том преступном направлении, чтобы поставить МВД над партией и правительством». Похоже, партноменклатура испугалась заявления Берии о том, что КПСС должна заниматься лишь пропагандистской работой и кадровыми вопросами. Превратившись за годы советской власти в надконституционную структуру, КПСС боялась потерять свои завоевания: власть, привилегии, вседозволенность, бесконтрольность. Особенно напугали партноменклатуру слова Берии, произнесенные над гробом Сталина, в которых он пообещал гарантировать каждому гражданину права и свободы, предусмотренные Конституцией.

Второе. Маленков обвинил Берию в организации слежки за высокопоставленными членами ЦК и правительства и прослушивании их телефонных разговоров. Конечно, это никому не нравилось, особенно тем, у кого было рыльце в пушку. Но ведь это же обычная государственная практика, о которой все знали. Так было и до Берии, и после.

Третье. Берия хотел через МВД без ведома ЦК (но с ведома Маленкова) предпринять шаги для нормализации отношений с Югославией. При обыске у него в кабинете нашли неотправленное конфиденциальное обращение в адрес руководителей Югославии Тито и Ранковича. Что же здесь преступного? Очень скоро после этого отношения с Югославией наладил пришедший к власти Н.Хрущев.

Четвертое. «Берия при обсуж­дении германского вопроса предлагал не поправить курс на форсированное строительство социа­лизма, а отказаться от всякого кур­са на социализм в ГДР и дер­жать курс на буржуазную Германию... Ясно, что этот факт характеризует его как буржуазного перерожденца». История доказала, что Берия в германском вопросе оказался прав. Для СССР было бы больше пользы иметь дело с единой демократической, пусть и буржуазной Германией.

Пятое. 27 марта 1953 года по представлению МВД СССР прези­диум Верховного Совета СССР издал указ об амнистии. Из мест заключения освободили около мил­лиона заключенных. Маленков обвинил Берию в том, что «...он проводил эту меру с вредной торопливостью и захватил контингенты, которых не надо было освобождать, например, вовсе не надо было освобождать воров-рецидивистов». Но текст предложения МВД гласил: «Проектом указа предусматривается освободить из мест заключения около 1000000 человек, осужденных на срок до 5 лет... Предла­гается не распространять амнистию на осужденных на срок свыше 5 лет и привлеченных к ответ­ственности за контрреволюционные преступления, бандитизм, крупные хищения социалистической собст­венности и умышленное убийство». Так при чем здесь Берия? Рецидивистов выпустил не он, а президиум Верховного Совета СССР.

Шестое. Берия «... без ведома ЦК и правительства принял решение организовать взрыв водородной бомбы». С 20 августа 1945 года Берия возглавлял специальный комитет при СМ СССР по атомным делам. Обще­известно, что в те годы США опережали СССР и по разработке ядерного оружия, и по его авиационным носителям (других тогда еще не было). Начав практически с нуля, Берия ценой неимоверных усилий создал ракетно-ядерный «зонтик», прикрывший СССР на многие десятилетия от агрессивных намерений США. Именно благодаря сказанному была предотвращена третья мировая война.

Седьмое. «Мы обязаны доложить пленуму ЦК, что еще при жизни т.Сталина можно было иногда наблюдать, как он, Берия, умело и ловко сеял семена недоверия в отношении многих руководящих товарищей». Да, Берия не терпел бездельников и неучей (а они его), особенно в тяжелейшие годы войны, но он поддерживал и поощрял добросовестных работников, даже «охранял» их от местных органов НКВД. Будучи членом, а затем и заместителем председателя Государственного комитета обороны, он контролировал производство военной техники и ключевых наркоматов нефтяной, угольной про­мышленности и путей сообщения. Это помимо руководства НКВД (разведка, контрразведка, охрана границ, партизанское движение).

Восьмое. «После смерти
т.Сталина Берия распоясался и вовсю развернул с позволения сказать «деятельность», направленную на разобщение руководящего коллектива, на подавление принципов коллективности в работе». Да мы эту «коллективную безответственность» до сих пор выдыхаем, а «сплоченные товарищи», захватив после смерти Сталина власть, вскоре передрались. Победил тогда, как известно, «наш Никита Сергеевич».

Таковы основные обвинения, «озвученные» на пленуме докладчиком. Оправдывая арест, Маленков провозгласил: «Президиум ЦК единодушно признал необходимым действовать быстро и решительно, учитывая, что имеем дело с авантюристом, в руках которого большие возможности, с тем, чтобы раз и навсегда покончить с язвой и гнилью, отравляющей здоровую атмосферу сплоченного и монолитного ленинско-сталинского коллектива». Эти слова — классический пример классической коммунистической демагогии и словоблудия.

В процессе обсуждения докла­да выступили 24 человека из 41 записавшегося. Примечательно, что никто из выступавших не сказал ни единого доброго слова в адрес отсутствующего Берии. С трибуны раздавались исключительно оскорбления, наветы и кле­вета. Серьезных и обоснованных обвинений не было. Зато предостаточно было «помоев». Особен­но из уст соратников по президиуму ЦК, с которыми Берия, образно говоря, не одно ведро коньяка выпил. И никто не заикнулся о том, что Берию «примерно накажем, будем судить» и т.п. Все это наводит на мысль о том, что к началу проведения пленума Берии уже не было в живых.

А выступавший Л.Каганович вообще проговорился, заявив в своем выступлении: «Мы выдержали до конца, а потом одним ударом покончили с этим подлецом навсегда». И если эти слова еще можно воспринять в иносказательном плане, то последующие рассеивают сомнения: «Центральный комитет уничтожил авантюриста Берия и безусловно исправит все, что нужно по национальному вопросу...» Непонятно только, при чем здесь ЦК, т.е. 125 человек присутствующих на пленуме, — ведь Берию уничтожила «стая товарищей» из президиума ЦК. Что касается национального вопроса, необходимо отметить, что именно Берия был активным сторонником выдвижения на руководящие посты в республиках и областях местных национальных кадров, в том числе и в Украине. Партийной верхушке такая позиция Берии не нравилась.

Апофеозом в обвинительном выступлении этого партийного флюгера я считаю следующие слова: «Берия враждебно относился к заявлениям о том, что Сталин великий продолжатель дела Ленина, Маркса-Энгельса. Сегодня, ликвидировав этого предателя Берия, мы должны полностью восстановить законные права Сталина и именовать Великое коммунистическое учение — учением Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина». Жаль только, что Кагановичу не хватило большевистской принципиальности повторить эти слова через три года, на ХХ съезде КПСС, при разоблачении культа личности Сталина.

В решении пленума, принятом, как всегда, единогласно, насчет суда «для формы» записали: «б) За предательские действия, направленные на подрыв Советского государства, исключить Л.П.Берия, как врага партии и советского народа, из членов Коммунистической партии Советского Союза и предать суду».

Состряпать дело было поручено тогдашнему генеральному прокурору СССР известному фальсификатору Р.Руденко. Об­винений, высказанных на пленуме, явно не хватало для вынесения смертного приговора. Тогда Берии приплели шпионаж, терро­ризм, измену Родине, организацию заговора с целью захвата власти. Естественно, появились и «признания обвиняемого», и «показания свидетелей». Все фор­мальности были соблюдены.

Но оригиналов материалов уголовного дела Берии до сих пор никто не видел. Как и стенограммы заседания специального судебного присутствия Верховного суда СССР от 18—23 декабря 1953 года. Те деятели, которые в своих мемуарах пишут, что видели такие оригиналы, попросту лукавят. А на фотоснимках судебного процесса, публиковавшихся в прессе, нет главного обвиняемого, т. е. Бе­рии. И еще. В обысках, проводившихся после его «ареста», участвовал помощник председателя Совмина Д.Суханов. Из сейфов Берии и его секретарей он украл хранившиеся там и подлежащие конфискации материальные ценности. В 1955 году воровство вскры­лось, и Суханов получил 10 лет лишения свободы. Безусловно, он уже знал, что Берии нет в живых, поэтому и решился на такое преступление.

И последний довод. Это акт от 23 декабря 1953 года об исполнении приговора Берии. Он подписан якобы палачом — генерал-полковником П.Батицким, генеральным прокурором СССР Р.Руденко и членом суда генералом армии К.Москаленко. Но под актом даже не обозначена обязательная в таких случаях подпись врача, констатирующего смерть приговоренного. На акте, зафиксировавшем расстрел помощников Берии, подпись врача имеется.

Как на самом деле был убит Берия? Писатель-исследователь Ю.Мухин в своей книге «Убийст­во Сталина и Берия» утверждает, что по поручению Хрущева, главного претендента на пост руководителя КПСС после смерти Сталина, командующий ПВО Московского военного округа генерал-полковник Москаленко и начальник штаба ПВО МВО генерал-майор Батицкий под каким-то предлогом заманили Берию без охраны в бункер штаба, где он и был застрелен Батицким. Произошло это 26 июня 1953 года, за неделю до открытия срочно созванного пленума ЦК КПСС.

Действительно, в скором времени оба генерала были повышены в званиях, должностях и на них посыпались награды. Эта версия имеет право на жизнь, но только как версия. Сомневаюсь, что предельно занятого и осторожного Берию можно было внепланово да еще и без охраны заманить в подземный бункер.

Писатель-историк Б.Соколов в своей довольно беспристрастной книге «Берия. Судьба всесильного наркома» считает, что Берия был все-таки арестован, не обязательно в Кремле (как это путанно преподносили известные мемуаристы Хрущев и Жу­ков), а затем, после окончания следствия в конце августа 1953 года, без суда расстрелян в бунке­ре штаба ПВО МВО тем же Ба­тицким. При этом Соколов наивно верит в существование не раз публиковавшихся писем и записок якобы арестованного Берии, адресованных членам президиума ЦК КПСС с просьбой о помиловании. Согласиться с писателем можно лишь в том, что на декабрьском суде присутствовал двойник Берии, причем сомнительного сходства, поэтому его нет на фотоснимках процесса.

Более достоверной представляется информация об убийстве Л.Берии, изложенная в книге его сына Сергея «Мой отец — Лаврен­тий Берия». Сергей пишет, что 26 июня 1953 года он находился в кабинете Б.Ванникова, министра боеприпасов СССР и заместителя Л.Берии по атомным делам (Сергей имел непосредственное отношение к работе уже упоминавшегося спецкомитета). Позвонил летчик-испытатель, дважды Герой Советского Союза Амет-Хан Султан и сообщил, что в районе городского дома Л.Бе­рии на Малой Никитской улице слышна стрельба. И далее: «Из Кремля вместе с ним (с Ванниковым. — В.Н.) поехали к нам домой... Когда мы подъехали, со стороны улицы ничего необычного не заметили, а вот во внутреннем дворе находились два бронетранспортера... Сразу же бросились в глаза разбитые стекла в окнах отцовского кабинета. Значит, действительно стреляли... Охрана личная у отца была — по пальцам пересчитать. Не было, разумеется, и настоящего боя. Все произошло, насколько понимаю, неожиданно и мгновенно...

...Внутренняя охрана нас не пропустила. Ванников потребовал объяснений, пытался проверить документы у военных, но я уже понял все. Отца дома не было. Арестован? Убит? Когда возвращался к машине, услышал от одного из охранников: «Серго, я видел, как на носилках вынесли кого-то, накрытого брезентом...

...Со временем я разыскал и других свидетелей, подтвердивших, что видели те носилки...»

Эту версию поддерживает и писательница Е.Прудникова в своей книге «Берия. Последний рыцарь Сталина». Она же сообщает, что 26 июня 1953 года в Москву были введены армейские воинские подразделения, включая танковые.

Последнюю точку в версии убийства Л.Берии ставит Ю.Му­хин: «Я позвонил последнему оставшемуся в живых члену тогдашнего ЦК Н.К. Байбакову. В ходе разговора... я спросил его, помнит ли он июльский 1953 г. пленум ЦК? Когда Николай Константинович его вспомнил (ему 90 лет), я неожиданно задал ему вопрос: «Знали ли вы на пленуме, что Берия уже убит?» Он быстро ответил: «Нет, я тогда ничего не знал, — но затем, после заминки, сказал, — но факт в том, что он оказался убитым»...

Бесспорно, даже профессиональным историкам весьма сложно раскрывать «тайны кремлевского двора» ввиду строгой закрытости информации, политической заангажированности как свидетелей, так и исследователей, да и не такой уж редкой фальсификации документов. В СМИ и художественной литературе второй половины ХХ века личность Берии освещалась исключительно негативно. С осторожностью следует относиться и к мемуарам, особенно написанным высокопоставленными «соратниками» из ЦК ВКП(б) (КПСС) или МВД (МГБ). Кроме упомянутых мною книг Ю.Му­хина, Б.Соколова, Е.Пруднико­вой, вышедших в начале этого века и освещающих обстоятельства гибели Берии, следует отметить и книгу А.Бушкова «Сталин. Ледяной трон». Общим недостатком всех этих авторов (кроме Б.Соколова) следует считать то, что они слишком уж явно превозносят и Берию, и Сталина.

Пусть читатели не подумают, что я также пытаюсь обелить Берию, полностью его реабилитировать. Реальных преступлений за Лаврентием Павловичем тоже было немало. Да, в 30-е годы, будучи главным чекистом Грузии, а затем ее партийным секретарем, он навел порядок в республике, поднял ее экономику, но сколько при этом было репрессировано невинных людей? Да, он положил конец ежовщине, но по чьей инициативе политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение о расстреле в 1940 году 22 тысяч пленных польских офицеров? И кто это преступное решение выполнил? Да, он «пахал» во время войны, но кто вместе с Тимошенко и Жуковым под угрозой расстрела запрещал утром 22 июня 1941 года открывать ответный огонь по вторгшимся немецко-фашистским войскам?

Вот подлинный фрагмент из докладной записки Берии на имя Сталина от 21 июня 1941 года: «...Начальник Разведуправления, где еще недавно действовала банда Берзина, генерал-лейтенант Ф.И.Голиков жалуется на... своего подполковника Новобранца (начальника информационно-аналитического отдела Развед­управления Генштаба РККА. — В.Н.), который тоже врет, будто Гитлер сосредоточил 170 дивизий против нас на нашей западной границе... Но я и мои люди, Иосиф Виссарионович, твердо помнят ваше мудрое предначертание: в 1941 году Гитлер на нас не нападет!...»

Да, Берия был инструментом в руках политбюро ЦК ВКП(б), возглавляемого Сталиным, однако исполнители в первую очередь должны отвечать за свои преступления. Но по закону.

Большая часть обвинений, выдвинутых против Лаврентия Берии партийной номенклатурой после смерти Сталина, не выдерживает критики. К сожалению, многие из них, несмотря на свою явную абсурдность (вроде многочисленных изнасилованных школьниц), до сих пор крепко «сидят» в сознании немалой части граждан бывшей страны. Виновата наша врожденная максималистская ментальность: сначала мы обожествляем, а затем охаиваем. Прав мой однокурсник, утверждающий, что истина всегда находится посередине.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно