БЕДНЫЙ, БЕДНЫЙ ПАПА…

22 августа, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №32, 22 августа-29 августа

«Семья-то большая, да два человека всего мужиков-то — отец мой и я». Фраза маленького мальчика из поэмы Некрасова подчеркивает важность роли мужчины в семье...

«Семья-то большая, да два человека всего мужиков-то — отец мой и я». Фраза маленького мальчика из поэмы Некрасова подчеркивает важность роли мужчины в семье. Действительно, нехватка мужских рук в семье эпохи патриархата — серьезная проблема. Но неужели отсутствие в этой ячейке общества женщины не является столь же сложной проблемой? Об одиноких отцах, воспитывающих детей, общество почему-то вспоминает довольно редко, считая, что большего внимания требуют матери. Даже в украинском законодательстве вы не найдете термина «отец-одиночка». И если бы другой классик, Владимир Маяковский, в одной из своих известных поэм говорил не о революции, а о проблемах современной семейной жизни, то знаменитая фраза о партии и Ленине звучала, наверное, так: «Мы говорим «неполная семья», подразумеваем — «одинокая мать».

Никто не может определить их точной численности, но считается, что пап, вынужденных растить детей самостоятельно, меньше, чем матерей-одиночек. На учете в отделах выплат социальных пособий состоят в основном одинокие матери, и лишь единицы одиноких отцов. Однако действительное количество последних гораздо больше числа «учтенных». Только в одном Ленинском районе Луганска их несколько десятков. Об этом автору сообщил Владимир Гончаров, директор районного центра социальных служб для молодежи, председатель правления благотворительного фонда «Подросток». В разговоре он поведал историю одного из пап-одиночек, проживающих в районе: «Отец воспитывал сам четверых детей. Между прочим, раньше его сожительница уже была лишена родительских прав на пятерых детей от другого мужчины. Но она сошлась с новым, они обзавелись детьми, вскоре покинула их, даже не зарегистрировав рождения. Восемь лет жена была в бегах, не будучи прописана. Очень часто в таких неблагополучных семьях люди просто сожительствуют — встретились, живут вместе и «штампуют» детей, не заботясь ни о регистрации детей, ни о пособиях. Социальные выплаты имела право получать только мать, а ей было не до этого... Он сходился то с одной, то с другой женщинами, чтобы хоть кто-то стирал, готовил еду. Ему приходилось отстреливать голубей, чтобы хоть худо-бедно супчик сварить. Нанимался на любые работы. Право на пособия на детей получил только после суда, лишившего мать родительских прав и признавшего его отцом. На заседаниях суда эта женщина била себя в грудь: «Оставьте мне детей, я — мать». А за восемь лет ни куска хлеба, ни копейки не принесла своим детям».

Недавно этот отец перестал получать пособия на детей — ведь каждые полгода необходимо заново предоставлять справки в отдел социального обеспечения, но в этот раз у него не было некоторых документов. Надо сказать, что для многих отцов, самостоятельно воспитывающих детей, такая ситуация — весьма обыкновенна. Кроме того, что огромное количество отцов-одиночек не может собрать нужных для обращения в собес документов, многие из них, по словам Владимира Гончарова, даже просто не знают о существовании центров социальных служб.

Это, прежде всего, касается хорошо обеспеченных мужчин, не нуждающихся в дополнительной материальной помощи со стороны государства. Они чаще сталкиваются с проблемами иного характера — работа попросту не оставляет времени для воспитания ребенка. Об одном таком случае рассказал автору Дмитрий Боков, специалист Центра социальных служб для молодежи Ленинского района: «У мужчины в один прекрасный день жена просто исчезла, оставив его с ребенком. Он даже не думает ни о каких пособиях, зарабатывает самостоятельно, обеспечивает и себя, и дочь. Одно время он часто бывал в длительных заграничных командировках, и его маленькая дочь оставалась с бабушкой. Позже дочка стала жаловаться, что он уделяет ей мало времени, и однажды рассказала папе, что в школе ее уже спрашивают, не сирота ли она». Слова дочери заставили отца задуматься, и после этого он стал практически каждый день бывать дома, больше заниматься своим ребенком.

С точки зрения Дмитрия Бокова, сейчас в обществе существует ошибочное мнение о том, что в семье отец является только добытчиком, а воспитанием занимаются мамы или бабушки: «Этим стереотипом иногда оправдывают свое поведение и сами одинокие отцы. Не каждый отец-одиночка понимает, что, кроме зарабатывания денег, он должен еще и воспитывать детей. Конечно, многим не хватает для этого времени. Но даже те мужчины, которые хотят нормально воспитывать ребенка, однако мало зарабатывают, не могут добиться никакой помощи от государства. Государство делает вид, что отцов-одиночек просто не существует. А у них еще больше проблем, чем у одиноких матерей».

Заведующий областным центром медико-психологической помощи семье Юрий Кукурекин считает, что для одиноких мужчин, тем более для отцов, воспитывающих детей, образование новой супружеской или партнерской пары представляется весьма сложным: «Существует поведенческая закономерность, заключающаяся в том, что они часто уклоняются от внушающих неуверенность действий — от приглашения, к примеру, женщины на свидание». Плюс ко всему, продолжает Юрий, «развитие психогенно обусловленной формы нарушения сексуальной функции у одиноких отцов намного выше, чем у просто одиноких мужчин и мужчин, состоящих в браке».

В опубликованных отделением психологии университета штата Виргиния исследованиях (изучавших влияние депрессивных симптомов на поведение молодых, не состоящих в браке, малоимущих отцов), говорится, что заниженная самооценка часто увеличивает страхи несостоятельности и неуверенности отцов, когда они понимают, что не могут эффективно опекать своих партнеров и детей. Молодые, не состоящие в браке отцы страдают психологически и физически больше, чем старшие и женатые. Для некоторых такие стрессы становятся причиной отказа от выполнения родительских обязанностей. К тому же увеличивающиеся стрессы связаны с уверенностью в том, что забота о детях — обязанность, в первую очередь, матери. В Луганске некоторые родители (к счастью, таких немного) тоже забывают о своей ответственности перед детьми. Директор центра социальных служб для молодежи Ленинского района Владимир Гончаров говорит, что сейчас в его районе насчитывается несколько незарегистрированных детей, и объясняет наличие таких «неучтенных» ребят безразличием взрослых: «Они об этом не задумываются. В одной семье мать была лишена родительских прав, остались трое детей. Отец от них тоже уже сбежал. Мне нужно было более семи месяцев, чтобы, сделав целый ряд «ходов конем», дети получили необходимые документы — идентификационные коды, паспорта. Теперь они могут устроиться на работу».

Около двух третей из всех отцов-одиночек, проживающих в районе, по словам Владимира Гончарова, — «фиктивные, то есть те, которые живут с женами вместе, но развелись, чтобы мать могла получать какие-то льготы». Очень часто женщины из таких семей уезжают на несколько лет на заработки в Россию, оставляя отцов с детьми. Хорошо, если брошенные мужья — здоровы, имеют постоянную работу и им могут оказывать материальную поддержку близкие родственники. Однако некоторые папы вынуждены вести борьбу за выживание, не имея ничего из вышеперечисленного, и нередко они просто не справляются с тяжелым грузом ответственности. Кроме материальной, существует еще и моральная сторона этой проблемы — кто и как сможет подарить ребенку ласку, научить его добру, если у одинокого отца для этого нет времени? Вот что говорит об этом специалист по социальной работе Дмитрий Боков: «Так сложилось, что мужчинам сейчас легче заработать, чем женщинам. Проблема же состоит в следующем — что может дать ребенку отец-одиночка, какой из него воспитатель, если он вынужден заниматься только зарабатыванием денег?». Отдельным одиноким папам помогают воспитывать детей их близкие, а что делать тем, которым помогать некому?

Здесь, по мнению Дмитрия Бокова, отцам-одиночкам должны прийти на помощь прежде всего социальные педагоги и психологи в школах. К сожалению, в прошлом году в Луганске ставка для социального педагога была предусмотрена только в трети школ города, но квалифицированных кадров все равно не хватало. Очень часто преподаватели занимали эту должность по совместительству, что позволяло им хоть как-то увеличить свои маленькие зарплаты. Согласно недавно принятой городской программе образования, в следующем учебном году социальный педагог должен быть в каждой школе. Работники Центра социальных служб для молодежи Ленинского района Луганска говорят, что якобы уже сейчас на эти места распределены выпускники Луганского педагогического университета, но сколько из них действительно придут на работу в школу первого сентября, вопрос открытый.

Владимир Гончаров, которого за глаза иногда называют «главный подросток области», считает, что, среди прочего, нормальной совместной работе государственных социальных служб мешает индифферентное отношение многих чиновников к своему труду: «А заниматься этим должны небезразличные люди. Такое, к сожалению, бывает очень редко». По его словам, «пока все заинтересованные структуры (криминальная милиция по делам несовершеннолетних, службы, центры социальной службы для молодежи, управления по делам семьи и молодежи, собесы, выплачивающие пособия) не будут работать, так сказать, в одной упряжке — не будет позитивных сдвигов в этом плане. Сейчас все работают отдельно: это — мы не имеем права, это — вы обязаны, и так далее в том же духе».

В представлении общества мать по-прежнему считается главной фигурой в деле воспитания детей, хотя факты, когда оставшихся без мам детей растят отцы, далеко не единичны. По словам Владимира Гончарова, в 97 случаях из 100, при разводах дети остаются с матерью, даже если она алкоголичка. «Говоря о пресловутом гендерном равноправии, — продолжает он, — все считают, что надо отстаивать права женщин. Женщины-судьи, принимая такие решения, смотрят с точки зрения своей, женской логики. К тому же сегодня нет отдельного судьи, который бы специализировался на семейных вопросах». Говоря об отсутствии в Луганске общественных объединений одиноких отцов, Владимир Гончаров заметил: «Сегодняшних отцов-одиночек надо вытаскивать из этой ямы — помочь решить им все юридические вопросы, получать пособия, а потом уж говорить об объединении в общественную организацию для отстаивания своих прав».

Одинокие отцы, в отличие от матерей, не очень полагаются на помощь государства и довольно пассивны в сборе справок, необходимых для получения пособий, стараясь решать встающие перед ними проблемы самостоятельно. У некоторых для этого иногда просто не хватает времени, а иным мешает страх показаться «слабаками» или вызвать у других чувство жалости. Детям последних, наверное, трудно объяснить, что в доме часто нечего есть только из-за того, что отец считает ниже своего достоинства требовать у общества помощи. Но еще труднее детям объяснить, почему и мамы, и папы, как кукушки, бросают их, оставляя в чужих гнездах. По данным областной службы по делам несовершеннолетних, в детских домах, интернатах, приютах, в приемных семьях, домах ребенка Луганщины живут около четырех тысяч детей, юридически считающихся сиротами, хотя, как минимум, один из их родителей жив. Конечно, с точки зрения сухой статистики, такое количество брошенных детей сейчас может показаться всего лишь маленьким пятнышком на общей картине будущего страны. Никто, к сожалению, не знает, насколько большим оно станет через 10 лет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно