БАНКИ — В СОБОРЫ, СОБОРЫ — В БАНКИ

21 сентября, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №37, 21 сентября-28 сентября

Все мы привыкли к тому, что на улицах и площадях Киева выступают американские проповедники или представители тех или иных сект...

Все мы привыкли к тому, что на улицах и площадях Киева выступают американские проповедники или представители тех или иных сект. Но когда вне стен храма, вернее, подле них, отправляется православное богослужение и священник тщетно перекрикивает уличный шум, невольно удивляешься этому еще непривычному для древней православной страны факту. Тем не менее уже несколько месяцев служители и прихожане храма святой великомученицы Екатерины, расположенного по адресу Контрактовая площадь, 2а, вынуждены собираться под его стенами. Главное управление Национального банка Украины отказывает им в проведении богослужений в единственной уцелевшей церкви бывшего Свято-Екатерининского Греческого монастыря на Подоле.

Правда, уцелевшие монастырские строения постановлением Кабмина были переданы Национальному банку Украины, но Греческая парафия святой великомученицы Екатерины Украинской православной церкви получила разрешение бесплатно пользоваться клочком бывших монастырских владений — надвратной церковью и помещением, которое служило церковной канцелярией. Договор между управлением НБУ по Киеву и Киевской области и парафией был заключен 5 июля 1999 года, когда НБУ еще руководил В.Ющенко, но с 1 марта 2001 года парафия оказалась на улице по причине истечения срока договора.

Тем не менее, по словам тогдашнего руководителя НБУ, договор этот не предусматривал временных ограничений. На вопрос священника о.Петра Зуева о том, в течение какого времени можно будет отправлять службы в помещении, до 1928 года принадлежавшем Свято-Екатерининской православной церкви и монастырскому подворью Синайской архиепископии, правонаследницей которых является парафия, последовал ответ: «Щоб ви і ваши діти там молилися». Но, увы, дело не дошло не только до детей, но и до самих прихожан. С первого марта они оказались на улице.

Конечно, согласно статье 325 Гражданского кодекса Украины, не указанный в договоре срок бесплатного пользования равен году, но в силах нынешнего руководства НБУ было этот срок продлить и не создавать в столице Украины прецедент украинско-греческого конфликта. А последний назрел потому, что церковь была и остается центром притяжения грекоговорящих православных и греческой общины Киева. В самом деле, в Киеве нынче не существует ни одной православной парафии, кроме Свято-Екатерининской, где бы службы полностью или частично велись на греческом языке и при этом учитывались особенности греческой богослужебной традиции. Так что когда Свято-Екатерининская парафия оказалась на улице, вместе с ней лишились церковного приюта и представители киевской греческой общины.

Отец Петр Зуев и председатель парафиального совета Геннадий Друзенко неоднократно обращались к руководству Главного управления НБУ по Киеву и Киевской области, в частности к руководителю НБУ В.Стельмаху и начальнику Главного управления НБУ по Киеву и Киевской области А.Степаненко, с письменными и устными просьбами разъяснить позицию банка по этому вопросу и выйти на переговоры с представителями Свято-Екатерининской церкви. Но петиция от 14 мая, обращенная к В.Стельмаху, в которой излагалась ненормальная ситуация, сложившаяся вокруг церкви, осталась без ответа, равно как и десять аналогичных писем, обращенных к А.Степаненко. К последнему священник и прихожане обращались особенно часто, начиная с письменных просьб о разрешении богослужения и заканчивая коллективными петициями общины. Письма регулярно поступали в НБУ с мая по сентябрь, но ответа на них не последовало, как и на устные просьбы о.Петра Зуева и представителей общины о встрече с руководством банка.

1 марта 2001 года о.Петра Зуева и Геннадия Друзенко, правда, ознакомили с предписанием Государственного пожарного надзора МВД Украины, согласно пункту 9 которого в помещении храма было запрещено использовать «открытый огонь», т.е. зажигать свечи. Когда адресаты изучили предписание, им было заявлено (заявление исходило от отдела банковской безопасности управления НБУ), что при малейшем нарушении его пунктов представителям парафии не выдадут ключей от церковных помещений. Один из самых абсурдных пунктов этого предписания (№18) запрещал массовое пребывание людей в помещениях храма. При этом массовым (!) считалось пребывание в церкви четырех и более лиц. Словом, подчинившись этому документу, священник должен был отправлять службы один, без прихожан, или максимум в обществе дьякона и старосты общины. Пастве оставалось мирно пастись за дверями...

В результате по воскресеньям около помещения НБУ на Контрактовой площади можно увидеть следующую трогательную картину: идет литургия, которую прихожане выстаивают в любых условиях, не обращая внимания на дождь, ветер и уличный шум, а в конце литургии священник обращается к ним с просьбой, вернее, даже не просьбой, а пожеланием, выдержать это испытание их веры и не дать общине распасться. «Ну и как вам у нас?» — спросил меня отец Петр Зуев после литургии. «Как у первых христиан в катакомбах», — ответила я. «Но в катакомбах было тихо...», — вздохнул священник. Его вздох был вполне понятен: рядом гремел фестиваль «Брэнд года», в реве которого слова отца Петра превращались в шепот, а прихожанам приходилось отчаянно прислушиваться. Но вдохновенности настоятеля и пылу прихожан можно было только позавидовать...

Не думаю, что проблема решится сама собой и с наступлением зимних холодов община распадется. Руководству НБУ придется еще обратить внимание на тех, перед кем они закрыли двери, тем более что на стороне греческой парафии Свято-Екатерининской церкви оказались такие высокопоставленные лица, как глава Элладской церкви митрополит Христодул, министр иностранных дел Греции Григориос Ниотис и Чрезвычайный и Полномочный Посол Греции в Украине Димитриос Контомас. Так, когда на празднование 950-летия Лавры в Киев приезжала делегация Элладской православной церкви, бездомной Свято-Екатерининской парафии была обещана всяческая ее поддержка. Словом, история эта приобретает международную окраску, вполне объяснимую, впрочем, если учесть, что Свято-Екатерининский храм был заложен в 1738 году на землях, принадлежавших греку Астматию Николаеву, и долгое время был духовным центром киевской греческой общины.

8 марта 1746 года указом Священного Синода храм был преобразован в монастырь — подворье Синайской архиепископии. За полтора столетия подворье превратилось в комплекс храмовых и вспомогательных строений, выходивших фасадом на Контрактовую площадь и занимавших часть квартала, обрамленного с трех других сторон Ильинской, Борисоглебской и Александровской улицами (нынешнее название последней — улица Петра Сагайдачного). В 1914 году ансамбль монастыря был в последний раз перестроен — архитектор Эйснер возвел доходный дом (Контрактовая площадь, 2б) и колокольню (Контрактовая площадь, 2а).

В 1928 году (в разгар борьбы с «опиумом для народа») решением президиума Киевского окружного исполнительного комитета Х созыва строения и сооружения греческого монастыря святой великомученицы Екатерины были переданы в ведение коммунального хозяйства. Но оно оказалось никудышным хозяином, и в результате часть монастырских строений была разрушена. К счастью, сохранилась колокольня с надвратной церковью, из которой сейчас благополучно изгнали отца Петра Зуева с паствой.

До 1995 года колокольня, возведенная некогда Эйснером, принадлежала Киевскому экспериментальному заводу пищевых машин. Но даже в благоприятные для украинской православной церкви времена истинным хозяевам их прежние владения не вернули. Постановлением Кабинета министров Украины от 5 июля 1995 года строения бывшего Свято-Екатерининского монастыря были переданы коммунальному хозяйству Киева «для використання під потреби управління Національного банку України по м.Києву і Київській області». Словом, с якобы отошедших в прошлое времен борьбы с «опиумом для народа» ничего не изменилось: у бывших монастырских помещений остался один и тот же владелец — коммунальное хозяйство, единое во многих ликах — от завода пищевых машин до НБУ.

Однако кабминовское постановление основано на одной фактической ошибке. Так, в нем утверждалось, что в коммунальную собственность передаются строения бывшего доходного дома, «дореволюційної забудови, пам‘ятки архітектури XVIII століття». Но доходный дом располагался по адресу Контрактовая площадь, 2б. И даже при наличии большой фантазии трудно назвать доходным домом колокольню с надвратной церковью по адресу Контрактовая площадь, 2а, из которой в марте изгнали отца Петра Зуева с паствой!

НБУ, впрочем, никогда не отрицал, что колокольня с надвратной церковью является культовым сооружением, не отрицала этого факта и Киевская горадминистрация, признавшая колокольню новообнаруженным памятником истории и культуры городского значения и даже присвоившая ей охранный номер. Но ошибочное отождествление переданных НБУ помещений с доходным домом позволяет банку умыть руки и выставить Греческую парафию Свято-Екатерининской церкви за двери. Как говорится, если ты видишь, что колокольня — это колокольня, не верь глазам своим.

Тем не менее Греческая парафия святой великомученицы Екатерины Украинской православной церкви была официально зарегистрирована 16 февраля 1996 года, и именно она является правонаследницей Греческого Свято-Екатерининского монастыря, что, впрочем, не оспаривал ни один государственный орган. В данном случае факты говорят сами за себя: парафия была возрождена по инициативе ее предыдущего настоятеля архимандрита Никодима (Замборского-Карафы) — гражданина Греции, который приехал в Украину со специальными полномочиями, касавшимися восставновления в Киеве Синайского подворья — Греческого Свято-Екатерининского монастыря на Подоле. Полномочия эти были переданы архимандриту Никодиму предстоятелем Синайской церкви архиепископом Дамианосом.

С 1996-го года Греческая парафия Свято-Екатерининской церкви ставила перед различными государственными органами и должностными лицами наболевший вопрос о реституции уцелевших помещений монастыря. Но Киевская горадминистрация трижды письменно отказывала парафии в ее требованиях, ссылаясь на все то же июльское постановление Кабмина, по которому НБУ передаются строения бывшего доходного дома.

В 1998 году проблемой заинтересовался тогдашний руководитель НБУ В.Ющенко, благодаря которому противоборствующие стороны на время пришли к компромиссу и Свято-Екатерининская церковь получила в пользование надвратную церковь и комнату под канцелярию. Ситуацию осложняет тот факт, что НБУ реконструировал бывшие монастырские помещения и, потратив на реконструкцию немалые средства, не намерен договариваться с церковью.

Прежний настоятель Свято-Екатерининской церкви архимандрит Никодим 19 апреля этого года подал в Высший арбитражный суд Украины исковое заявление, основанное на том, что отнятые у Свято-Екатерининского монастыря культовые сооружения следовало бы ему возвратить. Ведь существует в конце концов пункт 6 постановления Верховного Совета Украинской ССР «О порядке введения в действие закона Украины «О свободе совести и религиозных организациях»
(№ 998-ХII от 23 апреля 1991 года), согласно которому Кабмин совместно с областными, Киевской и Севастопольской горадминистрациями обязан обеспечить возвращение в собственность или передачу в бесплатное пользование религиозным общинам культовых сооружений и имущества! Есть и распоряжение Президента Украины №53/94-рп от 22 июня 1994 года «О возвращении религиозным организациям культового имущества» и аналогичное распоряжение Кабмина
№ 290-р от 7 мая 1998 года... Но исковое заявление архимандрита Никодима было возвращено ему по формальным причинам, потом у Греческой парафии сменился настоятель, и судебному решению вопроса пришла на смену попытка договориться с НБУ.

Кстати, Комитет по делам религий в этом вопросе всецело на стороне Греческой парафии Свято-Екатерининской церкви. Так, в письме от 28 марта 2001 года (№ 6-963/16) первый заместитель председателя комитета выразил парафии свое сочувствие и моральную поддержку («Держкомрелігій» завжди виступав за поновлення прав віруючих на цю споруду...»), оговаривая при этом, что дело вне компетенции комитета и в данном случае его голос может быть только совещательным.

Если во время наполеоновского нашествия храмы превращали в стойла, а в атеистические времена — в склады, то сейчас, когда эпоха воинствующего атеизма, слава Богу, прошла, не стоит впадать в новую крайность и делать их банками. Иначе не только у заинтересованной в компромиссном решении вопроса со Свято-Екатерининской церковью Греции, но и у остальных христианских стран сложится впечатление, что у нас в чести не православный культ, а культ золотого тельца.

«Стойла — в соборы, соборы — в стойла, в чертову дюжину — календарь», — ужасалась Марина Цветаева в революционные годы. Не хочется, чтобы сейчас строки поэтессы можно было перефразировать так: «Банки — в соборы, соборы — в банки». При всем уважении к Национальному банку Украины хотелось бы, чтобы его руководство наконец-то вышло на переговоры со Свято-Екатерининской церковью, киевской греческой общиной, а также представителями Элладской православной церкви, Министерства иностранных дел Греции и посольства Греции в Украине. В противном случае ситуация выльется в украинско-греческий конфликт. А этого, конечно, не хочется ни нам, ни им...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно