Бандиты против партизан, террористы против подпольщиков

1 июня, 2007, 10:59 Распечатать Выпуск №21, 1 июня-8 июня

Как известно, вооруженные конфликты — пища для исторических дискуссий. И, пожалуй, больше всего сп...

Как известно, вооруженные конфликты — пища для исторических дискуссий. И, пожалуй, больше всего спорят не о солдатах регулярных армий, а о людях, предпочитающих наносить удары по врагу, скрываясь среди мирного населения. Историки находят в их рядах и бесстрашных народных мстителей, и вероломных бандитов и террористов. Одни вызывают у нас восхищение, другие — омерзение. Но действительно ли разница между ними столь велика?

Советский Союз

Советская пропаганда очень любила партизан со всех концов земного шара. Симпатиями не пользовались лишь те, кто действовал на просторах СССР без благословения коммунистической партии. Такие вооруженные формирования чудесным образом утрачивали партизанский статус, превращаясь в банды.

В связи с этим интересно взглянуть на немецкую листовку «Червоні бандити — це остання ставка Сталіна!», выпущенную в годы войны. В ней говорилось:

«Знаючи, що надходить його смертна година, Сталін хапається останнього засобу. З допомогою підступних розбишацьких банд, якими керують підкуплені вороги народу й які безсоромно називають себе «партизанами», він старається домогтися того, чого не вдалося досягти в одвертому бою його регулярній армії. Безглуздо брешучи, червоні грабіжники намагаються перетягнути населення на свій бік... Стережіться червоних сталінських бандитів. Боріться з ними всіма засобами».

Казалось бы, обвинение отважных народных мстителей в бандитизме — это грязная клевета и полный абсурд. Но если вдуматься: разве советские партизаны не являлись бандитами с точки зрения Вермахта и той части населения, которая видела в немцах освободителей от коммунистического режима? Как еще можно назвать вооруженных пришельцев из леса, убивающих представителей местной администрации и требующих от крестьян продовольствия? Точно так же люди, лояльные к советской власти, считали бандитами махновцев или бандеровцев.

Возможно, красных партизан отличало от прочих обитателей лесов особое милосердие? Да нет. Во время Второй мировой войны имели место и жестокие пытки немецких военнослужащих, и уничтожение реальных и мнимых коллаборационистов вместе с семьями.

Наверное, все помнят нашумевший процесс 77-летнего Василия Кононова в Латвии. Бывший советский партизан обвинялся в убийстве крестьян и сожжении хозяйственных построек в деревне Малые Баты 27 мая 1944 года. Российские СМИ, метавшие громы и молнии в адрес латвийской Фемиды, не особенно охотно рассказывали о самом инциденте в Малых Батах. Между тем список партизанских жертв, заподозренных в сотрудничестве с немцами, впечатляет:

«Шкирмант Зулиан, 49 лет, — расстрелян, Шкирмант Владислав, 38 лет, — расстрелян, Шкирмант Бернард, 50 лет, — сожжен живьем, Шкирмант Гелен, жена Бернарда, 57 лет, — сожжена живьем, Крупник Модест, 49 лет, — расстрелян, Буль Амвроси, 54-х лет, — расстрелян, труп сожжен, Крупник Вероника, 63-х лет, — расстреляна, труп сожжен, Крупник Николь, 37 лет, — расстрелян, труп сожжен, Крупник Теко, 34-х лет, — ждала ребенка, расстреляна, труп сожжен».

Характерная деталь: сам факт расправы не отрицался ярыми защитниками бывшего партизана. Российские ура-патриоты упирали на то, что Василий Кононов со своими товарищами ликвидировал пособников врага.

Заметим, что бандеровцы, «лесные братья» или басмачи тоже никого не убивали просто так — они уничтожали вражеских пособников. Но почему-то в глазах рядового россиянина это обстоятельство не освобождает чуждые иррегулярные формирования от клейма бандитов.

Израиль

Террористов недолюбливают в большинстве стран мира, но в Израиле ненависть к ним особенно велика. Всех тех, кто взрывает бомбы, убивает из-за угла и похищает военнослужащих, здесь просто не считают людьми.

Этот подход, однако, не распространяется на подпольную сионистскую организацию «Иргун», боровшуюся против британских властей в Палестине в 1930—1940-х годах. Сравнить борцов за независимость Израиля с «Хезболлой» или «Хамасом» — жуткое кощунство. Любая акция «Иргуна», будь то убийство британского полицейского или минирование арабского кафе, рассматривается израильской историографией как подвиг.

Среди таких подвигов — и взрыв отеля «Царь Давид» в Иерусалиме. В 2006-м у пострадавшего здания даже установили мемориальную доску: «В отеле располагался Секретариат британского мандата и штаб-квартира вооруженных сил. В июле 1946 года борцы организации «Иргун» по приказу Движения еврейского сопротивления заложили в основание здания взрывчатку. Были сделаны предупредительные звонки, британских оккупантов попросили немедленно покинуть отель. По причинам, известным только британцам, люди из отеля не были эвакуированы, и через 25 минут бомбы взорвались. К сожалению и ужасу «Иргуна», был убит 91 человек».

Открытием памятной доски дело не ограничилось: в отеле прошел двухдневный семинар с экскурсией, проведенной одним из престарелых участников легендарной акции.

Кстати, британское посольство выразило решительный протест против «увековечения теракта, унесшего столько жизней». Особенно возмутило англичан изложение эпизода с предупредительным звонком (британцы утверждают, что он был получен за две минуты до взрыва, который раздался в тот момент, когда телефонист сообщал о нем управляющему отелем).

Почти год весь Израиль следит за судьбой молодого капрала Гилада Шалита, похищенного палестинскими боевиками. В 1947-м британскую общественность точно так же волновала участь двух сержантов — Клиффорда Мартина и Мервина Пейса. Их похищение стало ответом на смертный приговор, вынесенный троим активистам «Иргуна». После того как боевики были казнены, обоих заложников-англичан тоже умертвили…

Очень многие в Израиле считают героями и членов радикальной группы «Лехи», отколовшейся от «Иргуна» в 1940-м. В активе этой организации — грабежи банков, убийства еврейских женщин, сожительствовавших с арабами; наконец, устранение видных политических деятелей. Так, в 1944 году был ликвидирован британский министр по делам Ближнего Востока Уолтер Гиннес, а в 1948-м, уже после образования Государства Израиль, жертвой непримиримых патриотов стал представитель ООН в Палестине шведский граф Бернадотт. Последний акт побудил официальные израильские власти к репрессиям против «Лехи» — впрочем, не особенно суровым. Так, один из вождей организации Н. Ялин-Мор, осужденный в связи с убийством Бернадотта, уже через год был избран в кнессет и вышел из тюрьмы.

Что же касается «Иргуна», то имя его руководителя общеизвестно — это Менахем Бегин, премьер-министр Израиля в 1977—1983 гг. и лауреат Нобелевской премии мира.

Алжир

Считается, будто жестокие акции боевиков и террористов, не щадящих ни женщин, ни детей, не подлежат ни забвению, ни прощению. Однако исторический опыт свидетельствует об обратном. На самом деле кровавые эксцессы забываются достаточно легко — лишь бы борьба, в жертву которой принесены невинные жизни, увенчалась успехом.

Ярким примером может служить Фронт национального освобождения, в 1954—1962 гг. боровшийся за независимость Алжира от Франции. В инструкциях ФНО прямо указывалось: расправы с мирными гражданами, включая детей и женщин, не только допустимы, но и полезны. Во-первых, страх заставлял французских колонистов массово покидать Алжир. Во-вторых, таким образом провоцировались жестокие репрессии властей в отношении всех коренных алжирцев, в том числе тех, кто поначалу не участвовал в борьбе за независимость. Как следствие, коренное население радикализировалось и отдалялось от колониальной администрации. Одной из первых резонансных акций ФНО стала «Филипвильская резня» в августе 1955-го. Атаковав шахтерский поселок, боевики убили 123 беззащитных колониста. Мужчинам перерезали горло, детям разбивали головы, женщинам вспарывали животы…

В свое время эти зверства шокировали европейскую публику, но сейчас даже во Франции о них вспоминают редко: неохота портить отношения с независимым Алжиром. На родине ветеранов ФНО тем более никто не осуждает — их почитают как национальных героев!

Кстати, вот еще один эпизод, похожий и в то же время непохожий на популярные истории о фанатичных террористках. 30 сентября 1956-го в результате взрыва в одном из алжирских кафе трое молодых французов были убиты и около шестидесяти — ранены. Студентку Зохру Дриф, подложившую бомбу, вскоре поймали и приговорили к 20-летнему тюремному заключению. Однако судьба оказалось благосклонна к девушке: Алжир завоевал независимость, и активистка ФНО вышла на свободу. Сейчас госпожа Дриф — уважаемый юрист, многолетний член алжирского сената. В прошлом году она дала интервью агентству «Рейтерс», раскритиковав действия США в Ираке и поделившись воспоминаниями о подпольной молодости: «Политические методы исчерпали себя, и я поняла: необходима вооруженная борьба. Подложить бомбу — минимум, который я могла сделать. Проблема заключалась лишь в том, чтобы сделать это успешно». По мнению Зохры Дриф, в 50-е годы никаких террористов в Алжире не было…

Они появились там в 1992 г., когда правительство аннулировало результаты парламентских выборов, принесших победу Исламскому фронту Спасения. Очевидно, рассудив, что политические методы себя исчерпали, исламисты обратились к убийствам и взрывам. С тех пор кровопролитие в Алжире не прекращается. Так, в апреле нынешнего года взрывы в алжирской столице унесли жизни 33 человек. Разумеется, заслуженные ветераны ФНО возмущены действиями кровожадных террористов.

P.S. Можно привести массу других примеров, но вывод и так очевиден: «бандит» и «партизан», «подпольщик» и «террорист» — всего лишь синонимы с различной эмоциональной оценкой. И разбираться who is who в каждом конкретном случае — все равно что выяснять разницу между разведчиком и шпионом. Тем не менее бессмысленные диспуты подобного рода пользуются большой популярностью. Скажем, в Украине историки и журналисты выдают на-гора сотни аргументов, пытаясь доказать, что члены УПА не были (или, наоборот, были) бандитами.

Если уж на то пошло, предметом дискуссий должны стать методы борьбы, практикуемые любыми подпольными группами и партизанскими формированиями. Например, автору этих строк — да простят его поклонники Ковпака и Шухевича — партизаны не слишком симпатичны. Ибо они, действуя вне какого-либо правового поля, очень легко скатываются к военным преступлениям; фактически берут в заложники мирное население, своими действиями подставляя его под удар карателей.

Кому-то милее подпольно-партизанская героика? Пожалуйста! Но давайте обойдемся без двойных стандартов. Ругаете за жестокость бандеровцев или «лесных братьев»? Имейте мужество осудить преступления советских партизан. Восторгаетесь отвагой собственных народных мстителей? Воздержитесь от огульного поношения чужих героев. Другого выхода из исторического театра абсурда нет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42, 9 ноября-15 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно