Автократии и автократы как издержка имперской политики великих держав

29 апреля, 2009, 13:09 Распечатать

Кажется, впервые высказал мысль о повторении каждые 500 лет знаковых событий истории великий «шлиссельбуржец» и почетный академик Н.Морозов...

Кажется, впервые высказал мысль о повторении каждые 500 лет знаковых событий истории великий «шлиссельбуржец» и почетный академик Н.Морозов. Но история повторяется чаще, чем мы думаем.

Вспомним карту Европы накануне гибели трех великих империй — Российской, Германской и Австро-Венгерской — в конце Первой мировой войны. Из 25 европейских государств, среди которых только Швейцария и Франция — республики, остальные — монархии, девять владели колониями в Азии, Африке, Америке, причем заморские колонии были во много раз крупнее метрополий. Колонии Великобритании были в 109 раз больше по площади, чем метрополия; колонии Бельгии — в 80 раз; колонии Нидерландов — в 67 раз; колонии Франции — в 21 раз. Германия была обижена: она пришла позже всех к разделу «мирового пирога». Ее колонии всего в пять раз превышали собственную территорию. Богатство Великобритании и Бельгии, Франции и Португалии, Испании и Италии, Нидерландов и Германии, а точнее — первичное накопление капитала, формировалось за счет выжимания всех соков из колоний — вывоза золота и алмазов, рабов и кофе, слоновой кости и красного дерева…

Из всех европейских стран только Российская и Австро-Венгерская империи не имели заморских колоний (каковыми можно считать некоторые инонациональные, или «инородческие», окраины). Эти империи, равно как и Османская империя, расширялись, включая в свой состав новые страны и территории. Поэтому, когда в 1919—1923 гг. были заключены пять мирных договоров, составивших Версальскую систему мироустройства, на карте Европы появились новые независимые государства, «выкроенные» из этих двух империй. В результате раздела Австро-Венгрии, потерпевшей в Великой войне поражение, обрели суверенитет Австрия и Венгрия; южные славянские королевства Сербия и Черногория соединились с австро-венгерскими провинциями Словенией, Хорватией, Боснией, Герцеговиной, Воеводиной, Далмацией и создали Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев (с 1929 года — Югославия). Значительные территории двуединой монархии отошли к Румынии (Трансильвания, Банат, Буковина), Италии (Южный Тироль) и Польше. К последней — бывшее королевство Галиции и Лодомерии. Бывшие провинции Габсбургов Чехия, Моравия и Чешская Силезия вместе со Словакией и Закарпатской Украиной (последние две находились в юрисдикции Венгерского королевства) образовали демократическую Чехословакию.

Германия по Версальской системе мироустройства уступила Франции Эльзас и Лотарингию (захваченные после Франко-прусской войны 1870-1871 гг.). Эйпен и Мальмеди отошли к Бельгии, причем с карты Европы исчезла республика Моренэ — она тоже вошла в состав Бельгии. Эта республика была создана в 1816 году, после разгрома империи Наполеона. Ее площадь всего 3,3 кв. км и население — несколько сот жителей. Здесь, между Пруссией и Нидерландами, были богатые свинцовые и цинко­вые рудники, поэтому великие державы, заседавшие в Венском конгрессе, объявили карликовую республику нейтральной. К 1920 году рудники истощились, и республика Моренэ прекратила существование. Побежденная Германия была вынуждена уступить Польше провинцию Позен (Познань), часть Восточной и Западной Пруссии, часть Верхней Си­лезии; и при этом еще согласиться с объявлением города Данцига (Гданьск) «Вольным городом» под управлением Лиги Наций. А еще Германия возвратила Дании часть Шлезвига, оккупированного после войны Пруссии и Авст­рии против Дании в 1864 году.

Значительные территориальные потери понесла бывшая Российская империя, ставшая советской Россией. В европейской части империи объявили суверенитет Великое княжество Финляндское, Варшавское генерал-губернаторство (Польша), Кавказ­ское наместничество (Грузия, Армения, Азербайджан), Киевское генерал-губернаторство и другие украинские губернии (Украина). Бессарабию захватила Румыния.

И вот здесь, на обломках великих империй, начало зарождаться удивительное явление в Новых Независимых Государствах — появление вождизма, автократии. Это явление в чем-то подобно комплексу неполноценности; куда точнее его содержание передает украинское слово «меншо­вартість», которое сродни польс­кому «непелновартощовощь». По­явление автократии в Новых Не­зависимых Государствах первой половины ХХ века, скорее всего, вызвано тремя обстоятельствами: 1) Новые независимые государства возникли не по своей воле, а по решению великих дер­жав того времени. 2) Станов­лению автократий и появлению автократоров способствовала своеобразная династическая политика европейских монархий в XIX и начале XX века, которую можно выразить известным библейским выражением, заменив в нем лишь одно слово: «Нет монарха в своем отечестве». 3) Великие державы возомнили (да и сейчас не освободились от этого комплекса!), что они могут беспрепятственно перекраивать мир по своему усмотрению.

1) Новые независимые государства возникли не по своей воле, а по решению великих дер­жав того времени. К 1918 году не было массовых национально-освободительных движений в Российской и Австро-Венгерской империях, подобных европейским революциям 1848 года или польским восстаниям 1830—1831 и 1863—1864 годов. Активной борьбой за национально-государственное возрождение отличались, пожалуй, только польские вожди — генерал Костюшко (восстание 1794 года), «польский король де-факто» князь Чарторыйский (восстание 1831 года), диктатор восстания Тыссовский (восстание 1846 года), генерал Траугутт (восстание 1863 года). Поляки создавали и всегда поддерживали Легионы польские в Италии (1797 г., генерал Домб­ровский), другие легионы (1799, 1807, 1848 гг.), наконец, легионы польские при австрийской и русской армиях (1914 г., полковник Пилсуд­ский и генерал Довбор-Мусницкий).

После мощных европейских революций и восстаний 1848 года (Венгрия, Австрия, Чехия, Герм­ания, Италия, Франция, Словения, Хорватия) и локальных восстаний и волнений 1870-х годов на Балканах до начала Первой мировой войны (1914—1918, не было создано сильных национальных народных движений за независимость, которые бы могли взять ситуацию в свои руки без поддержки извне. Идея тлела в просветительских обществах национальной интеллигенции и в студенческих бунтарских кружках. И только Версальская система, отразившая интересы победивших великих держав, с незначительным учетом пожеланий национальной интеллигенции, оформила сам факт возникновения новых государств и зафиксировала их границы.

2) Своеобразная династическая политика европейских монархий в XIX и начале XX века. Ее своеобразие состояло в том, что местная аристократия в случае пресечения царствующего рода почему-то предпочитала приглашать на трон «варягов» со стороны. При этом чаще всего такими «монархами-новобранцами» оказывались принцы немецких правящих домов (зачастую из карликовых государств). Вероятнее всего, этот факт объясняется длительным существованием раздробленной Германии, в которой еще в конце XVIII века на тронах всех германских княжеств и в креслах церковных владетелей и бургомистров имперских городов одновременно восседало до 1800 владетельных сеньоров! Достаточно взглянуть на состав рейхстага 1792 года, чтобы увидеть в нем 165 только суверенных титулованных правителей — одного короля, четырех курфюрстов, одного эрцгерцога, 26 герцогов, 39 князей, 93 графов, ландграфов, маркграфов и прочих пфальцграфов, даже одного барона… Остальные 80 членов рейхстага Священной Римской империи германской нации представлены магистрами, командорами, комтурами и приорами рыцарских орденов, а также духовными властителями — архиепископами, епископами, аббатами и аббатисами.

Итак, 165 коронованных королевских, герцогских, княжеских, графских тронов только в одной Германии в конце XVIII века. И это в то время, когда в Европе всего-то было восемь королевств и две империи да десяток итальянских герцогств и королевств. Вот тут-то немцы и развернулись. Во-первых, династические браки приносили немецкий «орднунг» в старые монархии Европы. А во-вторых, когда к середине XIX века число суверенных германских герцогств (без Австрии) сократилось до тридцати, то особенно стало заметно перепроизводство германских принцев. И вот в XIX веке и к началу Первой мировой войны мы видим, что на европейских престолах сидели или сидят отпрыски немецких монархов. Разумеется, в Германии — Го­генцоллерны, а в Австро-Венгрии — Габсбурги (Лотарингская линия). В других странах: Саксен-Кобург-Гота (в Великобритании, Бельгии, Болгарии), Баттенберг (ранее — в Болгарии), Шлезвиг-Голштейн-Готторп (в России, Да­нии, Норвегии, Греции, Швеции), Ораниен-Нассау (в Нидерландах, Люксембурге), Гогенцоллерн-Зигмаринген (в Румынии, и даже испанцы в 1870 году избрали Леопольда Гогенцоллерн-Зигмарингена своим королем, но принц отказался от этой чести), Веттин (Альбертинской линии в Поль­ше), Вид-Рункель (в Албании), Габсбург (в Испании, Венгрии, Чехии), наконец, князь фон унд цу Лихтенштейн герцог фон Троппау унд Егерндорф граф цу Ритберг (в Лихтенштей­не). Со­хранили в разные периоды национальную чистоту, пожалуй, династии Неманичей (Черногория), Карагеоргиевичей (Сербия, Югос­лавия), Гримальди (Монако), Савойя (Италия), Бурбоны (Франция).

Такое немецкое засилье на тронах Европы не могло не породить у немецких, а равно и у австрийских монархов чувство превосходства над другими, не могло не вызвать желания расширить территорию германского «орднунга» за счет присоединения новых территорий. Это, кстати, было одной из причин развязывания Первой мировой войны, начавшейся по вине великих держав.

3) Великие державы перекраивают мир по своему усмотрению. В конце XIX века утвердилось определение великих дер­жав как руководящих структур миропорядка, которые считали своей обязанностью принимать активное участие в решении вопросов европейской и мировой политики. Великие державы абсолютно не терпят противодействия со стороны стран «второго» (Испания, Португалия, Дания, Швеция, Сербия, Румыния…), а уж тем более «третьего эшелона». Они практически назначили себя арбитрами в споре между меньшими странами, а также присвоили себе право создавать и упразднять другие государства, проводить границы между странами, назначать им правителей.

Считается, что Английская буржуазная революция XVII века явилась вехой, отделившей эпоху Средних веков от Нового времени, эпоху феодальных монархий от эпохи буржуазных монархий Нового времени. На излете Средних веков, в середине XVI века, была лишь одна великая держава — Испания. В переломном XVII веке ее сменили Франция, Швеция и Австрия. А с 1818 года утвердилась европейская пентархия великих держав — Англия, Франция, Австрия, Пруссия, Россия. В 70-е годы XIX века Пруссию сменила Германия (после объединения Бисмарком немецких государств «железом и кровью», сверху), и к пентархии добавилась Италия (после длительного Рисорджи­менто: итал. — Возрождение) — национально-освободительных войн и революций 1790-х — 1870-х годов и объединения итальянских государств под началом Пьемонтской монархии).

Именно эти шесть великих держав в июле 1913 года признали независимость Албании от Османской империи, затем установили границы Албанского княжества и в марте 1914 года назначили князем Албании немецкого принца Вильгельма фон Вид-Рункеля из династии Нассау. Но Вильгельм фон Вид-Рункель продержался на троне Албании только полгода…

Война бессмысленна, если нет значительной цели. И вот такой целью для сухорукого Виль­гельма II Гогенцоллерна, кайзера Германии, и для престарелого Франца Иосифа I Габсбурга, кайзера Австрии, стало расширение «Второго Райха» за счет присоединения новых территорий. Новым территориям нужны малые вожди. В Европе такой урок «назначения» новых монархов уже проходили за 100 лет до кайзеровского «дуэта». Когда император французов Наполеон I завершал оформление своей Первой империи, оказалось, что множество новых территорий нуждаются в малых вождях. То, что Наполеон не «заглотил» сам, отдал родственникам. Младший брат императора Жером стал королем Вестфалии; другой брат, Луи, — королем Голландии; третий брат Жозеф получил вначале Неаполитанское королевство, но затем император передумал и назначил его королем Испании. Сестра императора Элиза стала княгиней княжества Лукка и Пьомбино. Еще одна сестра, Ка­ролина, была замужем за Мюратом, поэтому Мюрат стал великим герцогом Клеве-Бергским и Неаполитанским королем. Нако­нец, сына Жозефины, своей первой жены, Эжена Богарне, Напо­леон назначил вице-королем Италии, герцогом Лейхтенбергским и князем Эйхштадтским.

Опытом Наполеона воспользовались оба кайзера, а точнее — кайзер Вильгельм II Гогенцоллерн и немолодой уже наследник австрийского престола, эрцгерцог Франц Фердинанд Габсбург унд Лотринген (то есть Лотарингский), тот самый, о котором сказала Швейку его служанка: «Убили, значит, Фердинанда-то нашего». С этого Сараевского убийства началась Великая война (это название не прижилось, так как Вторая мировая война своим «размахом» и количеством убитых и раненых потрясла все человечество). Но еще в преддверии Великой войны шесть великих держав дружными усилиями нашли князя для Албании в семье немецких принцев. А за два месяца до начала первой мировой войны Вильгельм II и Франц Фердинанд встретились в чешском замке Конопиште, где обсудили план нападения Австро-Венгрии на Сербию, схему усиления австро-венгерского военного флота и еще ряд вопросов. Среди этого «ряда вопросов» вполне могло быть согласование кандидатур на престолы в будущих территориальных приобретениях ко «Второму Райху». Все последующие территориальные устройства в границах линии Восточного фронта в конце Первой мировой войны подтверждают это предположение.

Пройдемся по карте германо-австрийских захватов с севера на юг. Причем этот беглый обзор охватывает события после Октябрьской революции 1917 года и до ноября 1918 года, когда революции в Австро-Венгрии и Германии низложили императора Карла I и кайзера Вильгельма II.

Великое княжество Финляндское после обретения независимости объявляет себя монархией и избирает королем германского принца Гессенского Фридриха Карла, шурина кайзера Вильгельма II.

Оккупированные немцами Эстония и Латвия (бывшие Курляндская, Эстляндская и Лифляндская губернии), выйдя из состава Российской империи, объединились в Балтийское герцогство и на герцогский трон пригласили прусского принца Генриха Гогенцоллерна, брата кайзера Вильгельма II. Правда, перед этим было создано Курляндское герцогство, пригласившее на трон Адольфа Фридриха, принца Мекленбург-Шверинского. Курляндское герцогство влилось в Балтийское.

Тариба Литовская провозгласила оккупированную немцами Литву (бывшие Ковенская и Виленская губернии в Российской империи) монархией и предложила королевскую корону германскому принцу Вильгельму фон Ураху Вюртембергскому. Принц принял имя Миндовга II (таким образом были учтены многовековые княжеские традиции Литовской державы).

Оккупированная немцами Польша (бывшее Варшавское генерал-губернаторство в Российской империи) получила статус королевства. Страной управлял регентский совет, готовя место для короля — австрийского эрцгерцога Эрнста фон Гогенберга цу Эсте унд Габсбурга.

Оккупированная немцами независимая Украина (бывшие Киевское генерал-губернаторство и другие украинские губернии) в планах кайзеровского дуэта тоже значилась как королевст­во. Королем готовился стать австрийский эрцгерцог Вильгельм фон Габсбург унд Лотринген, известный так же как Василь Вышиваный.

Наконец, Сербия, Черногория и другие южные славянские земли предназначались еще для одного принца — австрийского эрцгерцога Максимилиана фон Гогенберга цу Эсте унд Габсбурга.

Итак, территориальные захваты двух великих держав — Германии и Австро-Венгрии — оформлялись как королевства и герцогства во главе с принцами из немецких правящих домов Габсбургов и Гогенцоллернов, Асканий (великое герцогство Гессен-Дармштадт) и Вюртембергов (королевство Вюртемберг). По три на каждый императорский дом. Но не все «сталося, як гадалося».

Ноябрьские революции 1918 года подвели черту под кайзеровскими и императорскими аппетитами. Вильгельм II Гогенцол­лерн, император Германии и король Пруссии, сбежал в Голлан­дию, после чего отрекся от престола. А Карл I Габсбург, император Австрии и король Венгрии, отрекся от престола и бежал в Португалию. Две великие империи погибли, «прихватив» с собою Российскую и Оттоманскую империи. Из шести великих держав (Великобритания, Франция, Австро-Венгрия, Германия, Россия, Италия) три потеряли свое величие, причем две из них, Россия и Австро-Венгрия, раскололись на ряд новых независимых государств.

«Раскололись» — не совсем правильно сказано. Это ваза может расколоться при падении. Бывшие великие империи были расчленены великими державами! Австро-Венгрия и Германия проиграли войну. А в клубе великих держав появились новые, еще не великие, но уже претендующие на величие — императорская Япония и Соединенные Штаты Америки. Два главных мирных договора, Версальский и Сен-Жерменский, подвели итоги Первой мировой войны. Первый, Версальский договор был подписан в июне 1919 года Францией, Британской империей, Италией, Соединенными Штатами, Японией и еще двадцатью одним государством (война-то мировая!), с одной стороны, и капитулировавшей Германией — с другой. Германия потеряла часть своих европейских провинций и все колонии, но осталась крупной страной. Второй, Сен-Жерменский договор был подписан в сентябре 1919 года теми же странами-победительницами, с одной стороны, и капитулировавшей Австро-Венгрией — с другой. В ноябре 1918 года национальные комитеты Чехословакии и Венгрии объявили о выходе своих стран из состава Австро-Венгрии и провозгласили республиканский строй; в декабре 1918 года королевства Сербия и Черногория объединились и включили в состав единого Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев славянские области распадающейся Австро-Венгрии. В ноябре 1918 года Австрия была провозглашена республикой. Императора Карла I изгнали из страны. Великие державы начали перекраивать границы Европы, создавать новые государства. Кстати, места независимой Украине, в конце концов, на карте не нашлось, и отношение к украинцам было ярко продемонстрировано во время Польско-украинской войны 1918—1919 годов за Восточную Галичину.

Считается, что архитекторами такой перестройки Европы были творцы Версальского мирного договора, представители двух великих держав, Жорж Клемансо, председатель совета министров Франции, и Дэвид Ллойд-Джордж, премьер-министр Великобритании.

Соединен­ные Штаты Америки не ратифицировали Версальский договор, так как не признавали устав Ли­ги Наций, который входил составной частью в Версальский мир­ный договор. Признав устав Лиги Наций, американцы должны были признать доминирующее положение Великобритании и Франции, влияние которых преобладало в организации. Так утверждалась новая великая дер­жава. США заключили с Германией особый мирный договор лишь в 1921 году. Этот договор отличался от Версальского только отсутствием статей о Лиге Наций.

Итак, в Европе после мировой войны появились новые государства, бывшие еще недавно провинциями Австро-Венгерской и Российской империй — Поль­ша, Венгрия, Чехословакия, Югославия, Финляндия, Эсто­ния, Латвия, Литва, Украина, Грузия, Армения, Азербайджан. Все молодые государства, кроме Югославии, ранее входили в состав великих империй. Югославия (вначале — Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев) включила в свой состав экс-провинции Австро-Венгрии. Но, как бы там ни было, все без исключения новые независимые государства (или их части) ранее входили в состав великих империй, их элите было знакомо чувство превосходства над другими странами, к руководству пришли люди, ранее познавшие тонкости придворного этикета. В большинст­ве новых государств были отрепетированы германские и австрийские монархические институты с тем же единоличным правлением монарха. А если новые руководители и не были знакомы с жизнью высшего света, то осознание значимости и важности своих персон на обломках великих империй придавало этим правителям уверенность в их непогрешимости. Дух автократии, самовластия навис над Европой.

По определению, автократ — лицо, пользующееся неограниченной, неконтролируемой властью, а автократия — форма правления с неограниченной властью одного лица. В Европе после крушения трех великих империй вспыхнула «эпидемия» автократии, к власти пришли неограниченные правители, «вожди народов». Причем «эпидемия» была рукотворной: она возникла в результате перекройки границ победившими великими державами (линия Керзона тому пример) и тренировки будущих автократов проигравшими великими дер­жавами (германские принцы на тронах или регентские советы в ожидании правителей новых государств). «Эпидемия» оказалась заразной: стремление к диктатурам охватило даже многие «старые» консервативные страны.

Вот примеры таких «вождей народов»:

в Венгрии с 1920 по 1944 годы — регент королевства Миклош Надьбаньяи Хорти;

в Германии с 1933 по 1945 годы — фюрер (нем. «фюрер» = вождь) Адольф Гитлер (Шикльгрубер);

в Испании с 1939 по 1975 годы — каудильо (исп. «каудильо» = вождь) генералиссимус Фран­сиско Франко Баамонде;

в Италии с 1922 по 1945 годы — дуче (итал. «дуче» = вождь) Бенито Муссолини;

в Польше в 1917 г. регент, с 1918 по 1922 и с 1926 по 1935 годы — начельник государства (польск. «начельник» = вождь) мар­шал Юзеф Клеменс Пилсудский;

в Румынии с 1940 по 1944 годы — кондукатор (рум. «кондукатор» = вождь) маршал Ион Антонеску;

в Советском Союзе с 1922 по 1953 годы — «вождь всех народов», генералиссимус Иосиф Виссарионович Сталин (Джугашвили);

в Украине в 1918 году — гетман, генерал-лейтенант русской службы Павел Петрович Скоропад­ский;

в Финляндии с 1918 по 1919 годы — регент, генерал-лейтенант русской службы, затем фельдмаршал, барон Карл Густав Эмиль фон Маннергейм;

в Хорватии в 1941—1945 гг. — поглавник Анте Павелич (хорв. «поглавник» = руководитель), председатель правительства Хорватии.

А также другие довоенные европейские диктаторы (лат. «диктатор» = предписывающий): в Португалии — Антониу ди Оливейра Салазар; в Латвии — «вождь и отец нации» Карлис Ульманис; в Литве — Антанас Сметона; в Эстонии — государственный протектор Константин Пятс; в Словакии — монсеньор Йозеф Тисо…

При анализе тенденций государственного строительства в Новых Независимых Государствах, образовавшихся после распада Советского Союза, Югославии и Чехословакии, приходит ощущение дежавю. Стремление к вождизму у некоторых современников, облеченных властью, уж очень напоминает события не столь далекой довоенной истории. Но это — тема совершенно иного исследования.

«Бессмертный» ошибался! История повторяется чаще, чем мы думаем.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно