АТЕНА ПАШКО: «Я НЕ ПОЛИТИК, Я ПРОСТО ПАТРИОТКА»

11 июля, 2003, 00:00 Распечатать

Моя собеседница известна и уважаема в Украине — она жена и единомышленница Вячеслава Чорновила, многолетний председатель Союза украинок, известная поэтесса, верный товарищ украинских диссидентов 60—80-х годов...

Атена Пашко
Атена Пашко

Моя собеседница известна и уважаема в Украине — она жена и единомышленница Вячеслава Чорновила, многолетний председатель Союза украинок, известная поэтесса, верный товарищ украинских диссидентов 60—80-х годов. Пани Атена Пашко и сегодня, после всех житейских испытаний, находит в себе силы плодотворно работать для Украины. Своим гражданским долгом она считает донести до читателя все творческое наследие Чорновила. В появляющихся о ней публикациях в основном рассматривается тема «Пашко — жена Чорновила», поэтому я попытаюсь показать иные грани этой талантливой, необычной женщины, сумевшей сберечь свой автономный внутренний мир и не превратиться в бледную тень мужа. А это было нелегко, учитывая магнетизм фигуры Вячеслава Чорновила. Отсюда логично следует вопрос:

М.М.: Как вам это удалось?

А.П.: Почему это мне должно было удаваться или не удаваться? Я была собой, и Вячеслав это воспринимал как должное, с его стороны не было никакого давления. Мы были в жизни партнерами, и оба этим гордились.

М.М.: Пани Атена, я вспоминаю те времена, когда вы еще не были женой пана Вячеслава, но принадлежали к движению сопротивления и имели сформировавшиеся национальные взгляды. Я помню, как ваша мама хлопотала на кухне, чтобы достойно принять «киевское панство» в моем лице. У меня сложилось впечатление, что мама не была радикальной националисткой. Какие основные факторы привели вас к осознанию необходимости сопротивления существующему режиму?

А.П.: Я выросла в семье галицких интеллигентов, учителей, родом из зажиточных крестьянских семей. Когда я вспоминаю своих дедушек-бабушек с обеих сторон, первое, что приходит в голову, — это доброжелательная искренняя атмосфера, царившая в семьях. Именно такой дух господствовал и в нашей семье. Внутренняя интеллигентность была не приобретенной, а врожденной чертой. Семья была религиозной, свято соблюдала народные обычаи. Воспитывая моих родителей, а со временем внуков, они руководствовались золотым правилом украинской народной педагогики — воспитывать детей не словом, а собственным примером. Заложенные таким образом духовные и моральные ценности становятся определяющим стержнем человека и остаются на всю жизнь, несмотря на обстоятельства. А последние часто загоняют человека в глухой угол, когда вопрос становится ребром: или-или. Соблазн нарушить моральные табу такой заманчивый... Но это становится невозможно, когда ты понимаешь, что обязан передать духовную эстафету от дедов-отцов детям-внукам.

И если человек живет в тоталитарной стране, только лишь соблюдение моральных и духовных ценностей рассматривается как неподчинение власти, как преступление. Я сознательно и органично стала на путь сопротивления коммунистической системе. Такой меня встретил Вячеслав. Мы почувствовали, что нас объединяет общность взглядов, что мы две половинки одного целого. Так и шли рядом к одной цели. До того трагического дня…

М.М.: Становясь на путь сопротивления власти, диссиденты подвергали опасности своих детей. Сложнее всего было матерям. Помню, какие тяжелые испытания легли в 70-х годах на детские плечи вашей дочери Ирины.

А.П.: Это был наиболее болезненный удар по самому дорогому. Ведь только за убеждения родителей детям перекрывали все дороги — в вузы, к хорошей работе, карьере. Моей дочери предлагали уйти от матери, повторить «подвиг» Павлика Морозова… Дескать, только при этом условии она сможет получить высшее образование. Но в наших семьях воспитывали детей с самостоятельным мышлением и чувством справедливости. Я не помню случая, чтобы дети диссидентов ради выгоды предали своих родителей.

М.М.: Ваша мама, деликатная интеллигентная женщина, как она переживала преследование своей дочери, внучки?

А.П.: Тяжело, но достойно. Вспоминаю один эпизод, когда ей было особенно трудно, унизительно. Во время одного из обысков она была вынуждена по требованию работников КГБ раскрыть рот, чтобы они проверили, нет ли спрятанной бумажки… Искали заявление-жалобу моего мужа.

М.М.: Поток западной масскультуры, прежде всего на ТВ, — все эти блокбастеры, триллеры и тому подобное расшатывают традиционную мораль, навязывают культ силы, моральной вседозволенности. Как привить молодежи невосприимчивость к этой антикультуре? Ведь эффективность запретов минимальна…

А.П.: В первую очередь получить иммунитет против антикультуры ребенок должен в семье. В школах тоже нужна программа воспитания невосприимчивости к навязываемой духовной и моральной грязи. К сожалению, сегодня этого нет. Союз украинок прилагает все усилия, чтобы защитить незрелые детские души. Жаль, что наши обращения к власти о запрете, ограничении грязного потока антикультуры остаются без ответа.

М.М.: Десять лет вы возглавляли Союз украинок. Это одна из многих женских организаций нашей страны. В чем ее отличие от остальных?

А.П.: Союз украинок — всеукраинская общественно-просветительская организация, насчитывающая сегодня 15 тысяч членов. СУ — наследница одноименной организации, действовавшей на территории Западной Украины с 1917 по 1939 г. Восстановлена на учредительном съезде в декабре 1991 г. Основные задачи СУ — объединение женщин для возрождения демократического женского движения, утверждение исторических традиций, национальных идеалов, воспитание новой генерации украинской молодежи, способной строить украинское правовое демократическое государство.

Деятельность СУ многогранна, если коротко — это создание воскресных школ, проведение конкурсов и фестивалей, работа с дошкольными учреждениями, предоставление стипендий, культурологическая и материальная помощь военным… СУ активно участвует в жизни государства, обращается к парламенту, Президенту с заявлениями по поводу различных событий политического, экономического и социального плана.

М.М.: Я не большой знаток поэзии, и поэтому не смогу квалифицированно оценить написанное вами, но мне известно, что ваши стихотворения нашли своего благодарного читателя. Последний сборник вышел почти десять лет назад…

А.П.: Впервые мои стихи воспринял и оценил Б.Антоненко-Давыдович в начале 60-х годов, найдя в них искру Божью. Со временем очень положительную оценку им дал Вячеслав Чорновил. Так получилось, что он был моим первым читателем, критиком и популяризатором творчества. Его мнение имело для меня большое значение. Однажды он сказал мне: «Ты даже не представляешь, как много теряешь, отодвигая поэзию на второй план, выполняя прежде всего общественные и человеческие обязанности».

Несколько моих стихотворений в советское время были напечатаны в «Жовтні», «Літературній Україні», но сборники я не издавала принципиально — из-за своих убеждений не могла написать первое «паровозное» стихотворение, которое дало бы зеленый свет его изданию. Первые мои сборники вышли за границей: в издательстве «Сучасність» в 1989 г. сборник «На перехрестях», в «Смолоскипі» в 1991 г. — «На вістрі свічки». И только в 1994 г. в издательстве «Український письменник» вышел сборник «Вірую». Многие мои стихи ждут своей очереди… действительно нет времени на подготовку их к печати.

М.М.: Известный львовский журнал «Ї» посвятил один из номеров обсуждению вопроса о «галицком сепаратизме». Высказаны pro и contra. Запомнился один из «аргументов» апологета «самостійної Галичини»: «Вони там на Сході під час голодувань займалися людоїдством, тож нам із ними жити в одній державі не годиться…».

А.П.: Журнал «Ї» не читала и не видела, но от дочери слышала, что этот журнал пользуется большой популярностью среди интеллектуалов. В нем высказывают мнения, мировоззренческие позиции люди различных взглядов и убеждений. Если же говорить об отделении Галичины, то должна сказать, что именно в Западной Украине были наиболее популярны соборные тенденции. Галичане уважительно называли Восточную Украину — Большой Украиной.

М.М.: Как вы относитесь к тому, что кто-то из бывших политзаключенных принимает из рук нынешней постколониальной власти должности, награды, почетные звания, а то и вполне материальные коврижки?

А.П.: На мой взгляд, украинские патриоты, в том числе и бывшие диссиденты-политзаключенные, могут принимать награды, потому что они не от существующей власти, а от украинского государства. Наконец, это личное дело каждого, на что у всех есть свои аргументы.

М.М.: Сразу хочу извиниться за большую преамбулу к следующему вопросу, но избежать ее не удастся, поскольку это принципиальный момент и он подтверждает расхождение позиций. Говорят, что Мао Цзедун, готовясь к войне с Советским Союзом, избрал такую тактику — массово сдаваться в плен. 300—400 млн. китайцев сдадутся, и необходимость в боевых действиях отпадает сама по себе. Этой тактике суждено было воплотиться в жизнь в Украине. Когда в начале 90-х годов украинский народ начал вставать с колен, то из магазинов полностью исчезла желтая и синяя краски — почти все из 1,5 млн. коммунистов в один момент стали «патріотами-самостійниками». Когда врага нельзя одолеть — его нужно возглавить, сказали маоцзедуны из ЦК КПУ. То, что обмануть народ помогали штатные патриоты, не удивляет, нужно же отрабатывать хлеб с маслом. Но как случилось, что диссиденты, старые зеки поверили сказочке о патриотическом порыве коммунистов и восприняли смену декораций как изменение сути, дав использовать себя в роли национального декора? Придерживаясь последовательно линии жесткой оппозиции, патриоты не утратили бы популярность в народе…

А.П.: Я не согласна с вашей точкой зрения и считаю, что украинские патриоты должны были входить во властные структуры, чтобы влиять на принятие решений и отдавать все силы на развитие государства и ни в коем случае не занимать позицию постороннего наблюдателя, которую заняли вы, пан Мыкола, и многие другие. Нужно входить во власть, чтобы превратить наше государство из де-юре в де-факто. Не имеем права отдавать судьбу Украины на откуп людям, которым безразлична национальная идея.

М.М.: Один вопрос все же коснется пана Чорновила. Его никак не обойти. В близком окружении лидера Руха были люди, которые потом отошли или стали противниками… Неужели пан Вячеслав не понимал, что с «зайцами» идти воевать на «лежбища волков» на Банковую и Грушевского — это обречь себя на поражение?

А.П.: Нет, несправедливо обвинять Вячеслава Чорновила в том, что он не разбирался в людях. Те особы, которых вы имеете в виду, сначала искренне и преданно взялись за работу на благо Украины. Но проходит время, появляются новые обстоятельства, люди проявляют свою настоящую суть. Некоторые не выдерживают испытаний на порядочность, честность, верность, и в них берут верх корыстные интересы. Горько об этом говорить, но, к сожалению, не все способны выдержать самоотверженное напряжение борьбы, предложенное Вячеславом. В конце концов, это не проблема Чорновила, это проблема тех людей. Чорновил своей жизнью доказал, каким должен быть лидер.

М.М.: Смогут ли когда-нибудь объединиться те несколько десятков партий, называющих себя национально-демократическими, и, наконец, взять власть в свои руки?

А.П.: Я не политик, и мне сложно давать какие-то оценки и составлять прогнозы. Но должна заметить, что фактор личных амбиций, а отчасти и материальных интересов, для многих лидеров часто является определяющим. Я бы хотела, чтобы прекратились распри — об этом мечтал и за это боролся Вячеслав Чорновил, — но нынешняя реальность далека от мечты. Я не уверена, что эти распри удастся преодолеть на следующих выборах Президента, что ситуация 92-го года не повторится и свой не будет упорно бороться со своим, куя победу представителю партии власти.

М.М.: Не за горами следующие президентские выборы. Лично я не вижу среди вероятных претендентов фигуру, которой бы доверял полностью и, голосуя, не руководствовался бы принципом меньшего зла.

А.П.: В отличие от вас, я считаю Виктора Ющенко достойным кандидатом и буду голосовать за него.

М.М.: Готовится к печати многотомное издание наследия Вячеслава Чорновила. Лично я неодобрительно отношусь к полным или академическим изданиям. Их, как свидетельствует практика, прочтет не более десятка узких специалистов. Издавать, по-моему, нужно наиболее значительные труды, иначе какие-то текущие или слабые произведения смогут деформировать образ автора.

А.П.: Возможно, в каких-то других случаях вы были бы и правы, пан Мыкола, но в случае с изданием наследия Вячеслава Чорновила ваша позиция ошибочна. Я убеждена, что все его произведения имеют непреходящую ценность. Считаю своей нравственной обязанностью как жена, как общественный деятель, как единомышленник подготовить и издать все труды Вячеслава Чорновила. А это будет десятитомное издание. Готовит его редколлегия из девяти человек, в которую входят сестра Чорновила Валентина, известный литературовед Михайлина Коцюбинская и другие. На сегодня в издательстве «Смолоскип» вышел первый том, подготовлены к печати следующие. Уверена, что творческое достояние Чорновила всегда будет актуальным, а его духовное влияние будет только возрастать со временем.

***

Нелегко складывался наш разговор с пани Атеной. И в этом нет ничего странного, потому что хотя цель нас объединила много лет назад, но пути мы все выбираем разные. Главное — не замалчивать разногласий, противоречий, а стараться как можно больше согласовывать позиции. Недостаток именно этого более всего ощущается в обществе. А ведь уже пришло время начать общественный диалог, без этого мы так и не выберемся из болота, в котором погрязли.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно