«Архиважные» слова

12 марта, 2010, 13:31 Распечатать Выпуск №10, 12 марта-19 марта

Термин «гражданское общество» вошел в украинскую общественную жизнь на гребне хаотической информационной волны 90-х...

Термин «гражданское общество» вошел в украинскую общественную жизнь на гребне хаотической информационной волны 90-х. Вошел в основном за деньги Фонда Сороса и благодаря комсомольскому энтузиазму молодых «антикоммунистов в законе». Термин довольно легко припаялся к сплаву сентиментальности и мифов, историзма и жажды новых научных открытий. Именно из такого хрупкого сплава предстояло выковать национальное сознание. Но этот «сопромат» кузнецам грядущего был неведом. Да и заняты они были — ковали новые оковы для вновь освободившихся.

Сейчас извлечь этот термин из вышеупомянутого украинского социального дискурса на предмет тщательного рассмотрения представляется столь же малопродуктивным, как извлечение меди из бронзы.

Последнее десятилетие активизировало усилия молодых юристов. Тех, кто не успел, но претендовал на свою долю в бюрократизации украинского общества. И означающий ничего и все термин «гражданское общество» снова начал подавать признаки жизни. Хотя по уровню жизнеспособности и динамике приятия украинским обществом это движение можно сравнить с судорогами Франкенштейна или Голема, в которых вдохнули жизнь отнюдь не божественная воля, а демонический замысел.

Сегодня словосочетание «гражданское общество» мы чаще всего слышим применительно к деятельности малых социальных групп. Люди, всерьез отстаивающие корпоративные интересы — неважно, это забота о домашних животных или требования благоустройства города, — всегда действуют высокоэффективно. Ибо ими руководит вполне земной и легко узнаваемый мотив выживания и защиты тех, кого они по факту ощущают как «соплеменников». Этим общественникам для более эффективной коммуникации иногда приходится прибегать к риторике, частично заимствованной у словоблудливых народных депутатов. Чтобы придать, как им кажется, больший вес своим требованиям. Словно политика придавала когда-либо «вес» чему-нибудь и так значимому. Они-то и говорят о «гражданском обществе» — как об устройстве мира, в котором их инициативы пользуются приоритетом перед другими инициативами…

Как насчет исключительно украинского «гражданского общества»? И да, и нет. Этнокультурная составляющая украинского общества, с точки зрения ее влияния на человеческое поведение, весьма незначительна. Как, впрочем, и любая другая в любом другом обществе. Знаменитые эксперименты Стэнли Милгрэма по изучению деструктивного подчинения легитимным авторитетам убедительно доказывают, что в любом обществе свыше 60% граждан способны на любое злодеяние. Они могут считать это преступлением, но все равно его совершат. Если на то будет воля властей, которых граждане считают законно избранными. Повторю, эта статистика никак не видоизменяется в зависимости от религиозности, фольклора, национальной кухни и всего того, что принято на бытовом уровне считать почему-то определяющим в поведении народов.

Термин «гражданское общество», появившийся во второй половине XVIII века, имеет такое же отношение к современному социальному дискурсу, как «демократия» наивных афинян к одноименному политическому менеджменту, основанному на подлом вранье о равноправии.

В начале 90-х с помощью многочисленных (порой весьма интересных, но устаревших) научных трудов, переведенных бесплатно на украинский язык и распостраняемых практически также бесплатно, украинцам открыли глаза на то, в каком политическом дерьме они жили. И продолжают жить. Единственный способ выбраться из него — это сменить парадигму мышления. Но для этого не нужно брать в руки оружие, совершать гражданский арест подозреваемых или, на худой конец, проводить люстрацию. Нет, нужно просто выучить современный «новояз» и сдать западным экзаменаторам экзамены по словесной эквилибристике. Новая интеллектуальная украинская элита с честью выполнила эту задачу. Но еще через десять лет оказалось, что терминология времен Хайека и Поппера, во-первых, устарела, во-вторых, почему-то не имеет магической силы заклинаний (а ведь обещали!).

От этого словесная эквилибристика усилилась. И приобрела виртуозные оттенки, что позволило настоящим мастерам этого жанра выехать практически на ПМЖ за границу. И постоянно показывать там свое умение, словно собака Каштанка в одноименной «поэме» известного «украинского поэта» Чехова. Тем временем чисто украинская братва, всячески поощряя и даже спонсируя интеллектуалов, как абсолютно безобидных и местами прикольных лохов, успешно дерибанила остатки бывшего «народного хозяйства».

Политбратва рассматривала (и продолжает рассматривать) словосочетание «гражданская позиция» отнюдь не как переплетение личных убеждений и общественных запросов. А как незамысловатую эротическую позу, благодаря правильному выполнению которой они будут продолжать делать свое. А находящиеся в этой позе остальные граждане должны утешаться тем, что она очень-очень европейская.

Вопрос такого отношения субъектов к объектам мог бы стать одним из самых интересных вопросов украинского бытия, даже философским. Если бы выстраиваемая система социальных отношений от Леонида Макаровича до Виктора Андреевича не пыталась субъектность вообще упразднить. Потому что жлобократическое общество не нуждается в этой категории, ибо она предполагает максимальную автономность личности, индивидуальность, извините за старомодное выражение. Но «позицию» такое «жлобщество» (и его лидеры и лидерши) будет всячески поддерживать и развивать. Поскольку стадность подхода (неважно, во имя сколь высокой цели) предполагает высокую степень управляемости народными массами.

А это, в свою очередь, сильно облегчает вышеупомянутый дерибан. Ведь истерические призывы к конфессиональной идентичности, национальному самосознанию и этнокультуре, изрекаемые вчерашними махровыми коммунистами и комсомольцами, звучат в полный голос лишь тогда, когда у этих самых глашатаев «гражданского общества» конкуренты начинают уводить нажитое непосильным воровством добро.

Современная система гражданских ценностей, как она функционирует в Европе, это никакая не система. Не катехизис с правильными словами, одинаковыми для всех. Наибольшая схожесть в функционировании, например, «гражданских обществ» Австрии и Австралии в том, что их однажды перепутал в речи президент Буш. Но есть длительная традиция достойного поведения отдельных личностей. Из них состоит любое нормальное общество.

Активная гражданская позиция в Украине была и, к счастью, остается уделом ярких личностей. Которые в состоянии личным примером вдохновить других на аналогичные действия. И эти действия, а не разговоры об их целесообразности, определяли судьбу общества. Если бы НКВД нужно было уничтожить УПА каким-нибудь высокоэффективным и изощренным оружием, а не брать десять послевоенных лет измором, им следовало бы навязать повстанцам дискуссию о гражданском обществе. И даже создать все условия для дальнейшего продолжения этой дискуссии в лагерях. Никто бы там и восстаний не поднимал, как в Норильске или Казахстане. Увлеченно бы спорили интеллектуалы…

Поскольку ближайшие пять лет для Украины станут временем постепенного разочарования в евро-атлантических ценностях (а, собственно, жениться никто и не обещал!) и унылого привыкания к снисходительности северо-восточных соседей, то это может быть благоприятным временем для очищения нашего смыслового пространства от чужого терминологического мусора. Европейские научные понятия привносились в нашу ментальность в качестве информационной прививки от коммунистического бешенства. Но к тому времени коммунизм загнулся сам по себе, общество от этого само еле-еле дышало, и эффект был и есть как от пресловутого тамифлю.

Этими терминами нас все еще рекрутируют на давно закончившуюся первую мировую холодную войну. Хотя на горизонте уже вовсю гремит вторая.

Методология выкройки нового государства по внешним лекалам эффективна на год-два, потом этот политический костюмчик сильно садится и начинает жать. «Гражданское общество» — временный наполнитель смыслообразующего пространства. У нас просто процесс затянулся. Но пользы от него ровно столько, сколько от желатина. Можно сделать торт, а можно и клей. Но отдельно — это просто пережеванные кости.

Обращение к примерам прошлого может сыграть в общественном сознании весьма положительную роль. Украинская история чрезвычайно богата примерами эффективной самоорганизации в совершенно разных масштабах, от местного самоуправления до всенародного подьема, от времен Магдебургского права до времен Майдана. Предметом системного анализа этих явлений должно служить то, что эффективность совокупной гражданской позиции множества людей в Украине никак не смогла пока стать непрерывным процессом. Она заканчивалась остановкой в развитии, которую историки всегда представляли как горькое поражение.

Связность индивидуальных психических процессов в социальное пространство, развитие этого явления в континуум — здесь может быть ключ к поискам действительно работающей формы украинской самоорганизации. Пока же это в совершенно фрейдистском духе существует как вакханалия взаимных прижизненных награждений маленькими медальками и присуждение больших премий за заслуги, равные по цене себестоимости этих медалек. Не «гражданское общество» мы, а «награжданское».

В апокрифах существует легенда о некоем страшно продвинутом миссионере, который добрался из теплых краев в самое что ни на есть русское захолустье. Озвучил ее Лев Толстой в рассказе «Три старца». Архиерею сообщили, что на острове живут в высшей степени порядочные люди, которые всем хороши, за исключением того, что ничего не знают о христианстве. Обрадованный, он приплыл на указанный ему остров и действительно встретил весьма одухотворенных троих обитателей, которые с превеликим вниманием выслушали проповедь и старательно начали учить правильные молитвы. Довольный архиерей отплыл на корабле, но вскоре оказалось, что старцы пустились бегом за кораблем по воде, аки посуху, поскольку позабыли слова новой молитвы, и побежали переспросить о продвинутой терминологии.

Эта весьма двусмысленная с точки зрения прозелитизма притча говорит, что можно быть весьма развитым сообществом, совершенно об этом не подозревая. Если, конечно, не архиволноваться по поводу заезжих
архиереев.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно