АРХИТЕКТОР - Социум - zn.ua

АРХИТЕКТОР

28 марта, 2002, 00:00 Распечатать

В декабре 1994 г. алжирские боевики вооруженной исламской группировки захватили в воздухе пассажирский аэробус «Эр Франс», намереваясь обрушить его на Эйфелеву башню...

В декабре 1994 г. алжирские боевики вооруженной исламской группировки захватили в воздухе пассажирский аэробус «Эр Франс», намереваясь обрушить его на Эйфелеву башню. Но никому из террористов-смертников прежде не приходилось держать штурвал в руках. Пилот «Эр Франс» обманным маневром посадил самолет в Марселе, где его успешно штурмовала французская полиция. В организации бин Ладена учли неудачный эксперимент, и вскоре избранная публика потянулась в летные школы Флориды. На примере одного из курсантов — Мохаммеда Атты — показана история фанатичной одержимости молодого египетского архитектора, начавшаяся более десяти лет назад. Его привилегированное происхождение, блестящее образование и интеллект свидетельствуют о высоком качестве рекрутов бин Ладена. Власти США считают, что дотошный и дисциплинированный Атта пилотировал «Боинг-767», разнесший вдребезги северную башню Всемирного торгового центра в Нью-Йорке 11 сентября.

Летать самолетами архитектор не любил

Было девять часов утра. Советники в Белом доме обсуждали зашедшие в тупик переговоры на Ближнем Востоке. Вице-президент США Дик Чейни, просматривая утренние сводки, пришел в замешательство. Стояло ясное погожее утро, никаких метеорологических проблем — каким образом пассажирский самолет угораздило врезаться в злосчастный небоскреб на Манхэттене? В это время директор ЦРУ Джордж Тенет прервал деловой завтрак, чтобы ответить на звонок по сотовому телефону. Он слушал несколько минут, уточнил детали и немедленно отправился в штаб-квартиру ЦРУ в Лэнгли.

В огромном зале командного центра штаб-квартиры ФБР в Вашингтоне встревоженные сотрудники наблюдали за развитием катастрофы. Когда второй самолет при ясной погоде протаранил южную башню, вызвав мощный взрыв, уже не было сомнений в том, что происходит: нация подверглась тщательно скоординированному нападению.

Секретные службы всего мира сосредоточились на поисках. 14 сентября ФБР опубликовала имена девятнадцати террористов, осуществивших беспрецедентную атаку. В файлах западных разведывательных агентств одним из первых в списке подозреваемых исполнителей высветилось имя тридцатитрехлетнего Мохаммеда Атты. Он, безусловно, наиболее интригующая фигура среди остальных участников террора благодаря своей лидирующей роли в заговоре.

Общеизвестный стереотип исламского смертника — юноша или подросток без работы, без образования, без видов и надежд на будущее, соблазненный обещаниями немедля очутиться в объятиях райских дев, если зафиксирует несколько брусков с динамитом вокруг своей талии и нажмет кнопку — больше не соответствует реалиям. Атта никоим образом не походил на эти патетические создания. Он не принадлежал к бедной отчаявшейся семье с фундаменталистскими традициями. Его отец — Мохаммер Амир Атта на встречах с журналистами представляется одним из самых видных каирских адвокатов. Семья Атты владеет «Мерседесом», апартаментами в столице и летней резиденцией в Александрии.

Это было после убийства Садата в 1981 г., когда 13-летний Атта приступил к ежедневному ритуалу молитв. В начале 90-х, изучая архитектуру в Каирском университете, он оказался под влиянием «братьев-мусульман», их призывов к созданию истинного исламского государства и обузданию западного влияния. По рассказам педагогов и бывших однокурсников, Атта считал небоскребы и высотные строения надругательством над исламской культурой. В городах Ближнего Востока традиционными были одно- и двухэтажные здания с небольшими двориками. Безличные и уродливые бетонные конструкции, возникшие в Египте в 60—70-х годах, тесно обступили частные дома, лишив их обитателей прежнего комфорта. Возможно, особенно раздражало Атту то, что его семья переехала в подобное 11-этажное здание в 1990 г., как раз тогда, когда он получил диплом инженера. Для Атты блочное строительство стало жалким символом позорного подражания Западу и неудачных попыток Египта модернизироваться. Свежеиспеченный архитектор загорелся идеей восстановить прежнюю славу ислама — мирным путем, по крайней мере, на первых порах.

В перенаселенной стране с экономическими проблемами молодые выпускники в большинстве своем могли рассчитывать на низко оплачиваемую работу или вообще остаться без нее. Родители Атты были амбициозны в отношении своих детей. Атта-старший гордо рассказывал журналистам об академических успехах своего сына. «Его послали в Турцию на четыре дня, потому что он был самым умным студентом… Институт был очень доволен его учебой… Большая конференция состоялась в Берлине, чтобы отметить достижения моего сына…» и т.д. Честолюбивый отец желал, чтобы одаренный наследник продолжил образование в Германии. Только овладением немецкого — «языка инженеров» — мог юный Атта превзойти своих высокообразованных сестер, которые уже получили ученые степени. Сначала Атта сопротивлялся. Он не хотел разлучаться с матерью. Даже в свои 20 лет невысокий, легкий Атта мог сидеть у матери на коленях. «Я часто говорил ей, что она воспитывает его как девочку, — рассказывал отец, — но она не прекращала баловать его». Здесь была еще и другая причина, более чем ироническая в ретроспективном отношении. Атта ненавидел летать на самолетах. «Моя дочь, врач, имела обыкновение давать ему таблетки перед каждым путешествием, чтобы преодолеть недомогание во время полетов». Несмотря на страх перед полетами, избалованный мальчик много раз перелетал через континенты, чтобы должным образом подготовиться к смертельному пилотажу.

В 1990 г. Атта отправился в Германию для усовершенствования в науке градостроения. Молодой архитектор провел девять лет в Гамбурге, успешно вписавшись в европейский средний класс, где он был принят за того, кем являлся — блестящим целеустремленным профессионалом. Там он увлеченно работал над диссертацией, и научный руководитель характеризовал его как «милое создание». «Милое создание» можно было встретить в барах, кинотеатрах и даже злачных кварталах Риппербана. Тем не менее, по словам квартирной хозяйки, благочестивый Атта демонстративно закрывал глаза руками, если в фильмах показывали обнаженных героев.

Он редко выражал свои чувства, но как-то высказал немецкому коллеге Ральфу Боденстейну неудовольствие египетскими властями, которые, по его мнению, были заинтересованы только в развитии туризма и привлечении в страну богатых европейцев и американцев. Он надеялся использовать свои знания на благо страны, но считал, что его единственным выбором была работа на презираемое им правительство. «У него были идеалы. Он хотел улучшить городскую жизнь», — вспоминает Боденстейн в интервью «Ньюсвику». Египтянин хотя и возмущался, но не проповедовал. «Он не повышал голоса, когда говорил о политике, — продолжает Боденстейн, — но был очень четок. У него был категоричный тон. Он был, другими словами, как многие из его египетских коллег-сверстников».

Путь к террору

Ни одним событием невозможно объяснить, почему маменькин сыночек стал массовым убийцей. Превращение Атты из недовольного студента в исламского экстремиста было постепенным. Он часто говорил об унижении египтян на Западе. Не исключено, что его обида обострилась под влиянием проявлений расизма в Германии, где с мусульманским населением порой обращаются как с низшей кастой. Но разве только с мусульманами? Он находил убежище в мечетях Гамбурга, где радикальные муллы наслаждались свободой слова, немыслимой в Египте, и не только проповедовали, но и вербовали молодежь для террористического подполья. В то время он отпустил бороду и сменил щегольскую молодежную одежду на традиционную мусульманскую.

Поиски чистоты ислама усилились во время хаджа в Мекку в 1995 г. Возможно, тогда он попал в поле зрения оперативников из «Аль-Каиды», которые охотились за кандидатами в террористы среди истинно верующих. Наиболее очевидный поворот произошел в 1997 г., когда Атта отправился в Афганистан, чтобы вступить в один из тренировочных лагерей бин Ладена. В длинном историческом списке одиозных личностей бин Ладен занимает особое место. У него нет трона, нет армии и даже собственной территории, кроме обширных ущелий Афганистана. Но он обладает способностью заставлять людей добровольно идти на смерть для единственной цели — беспорядочно убивать американцев. Он — необычная фигура в анналах ненависти, с самого начала мистическая и фанатичная, обученная современным технологиям террора профессионалами из ЦРУ и потому потрясающе эффективная. Сейчас он вызвал ярость Америки, но оказался недосягаем для ее мести. Он создал когорту 25—30-летних исламских экстремистов, многие из которых родились, получили образование и радикализовались на Западе. Хорошо устроенные молодые люди, потратившие так много времени на образование, без колебаний принесли в жертву свои жизни по призыву бин Ладена и его единомышленников. Исследователи приходят к выводу, что собственные убеждения и фанатичная преданность исламу заставили их более остро, чем других, осознать печальное положение в арабском мире, разочароваться в способности определенных режимов противостоять доминированию Запада или, по словам бин Ладена, «агрессии США и их западных союзников». Смертельная ненависть бин Ладена к Америке сделала его героем в глазах молодых людей.

Эти борцы за чистоту ислама последнего призыва — врачи, инженеры и даже семейные мужчины — умеют пользоваться самыми современными достижениями западной цивилизации. Одна из наиболее пугающих вещей в плеяде «новых террористов» — их способность вести нормальную жизнь, великолепно адаптируясь к западному образу жизни, и умение выходить из этого нормального стиля, без труда приспосабливаясь к экстремальным условиям лагерей Афганистана — далекой страны, чье общество и культура им мало известны.

Привлекая египтян, алжирцев, пакистанцев, бангладешцев, филиппинцев и других, бин Ладен сумел объединить экстремистские движения, которые в силу политических и географических условий никогда бы не работали вместе еще десять-двадцать лет назад. Он высматривал образованных молодых людей с особыми психологическими характеристиками, такими как дерзкий ум и религиозный фанатизм, что позволяло формировать из них бойцов, способных вести не только беспощадную, но и грамотную войну против США. Они пришли к тому, чтобы сокрушить западную цивилизацию ее же собственными средствами и использовать для этой титанической борьбы не бомбы на самолетах, а самолеты как бомбы.

С египтянами обращались по-особому в лагерях «Аль-Каиды». Физически не очень крепкий, Атта сразу обратил на себя внимание способностями к лидерству. Он отличался умом, хладнокровием и собранностью. Его тяжелый взгляд сам по себе способен был вызвать послушание. Здесь, в культовой атмосфере, призванной сломать психологические барьеры и воспитать неумолимую ненависть, Атта овладевал темным искусством бомбить здания и применять химическое оружие.

По возвращении в Гамбург в 1998 г. им была создана террористическая ячейка: два его товарища, Марван аль-Шеххи и Зиад Самир Джаррах, присоединились к нему. Они тоже были выходцами из семей среднего класса, где знали несколько иностранных языков и компьютерную технику. Атта не разлучался с Марваном аль-Шеххи вплоть до того дня, когда они разделились в бостонском аэропорту Логан утром 11 сентября. В ФБР считают, что аль-Шеххи пилотировал второй самолет Объединенных авиалиний рейса 175, сокрушивший южную башню Всемирного торгового центра.

Аскетически простая квартира заговорщиков на Мариенштрассе, 54, украсилась необычным плакатом, отпечатанным с черно-белой фотографии 30-х годов, изображающей рабочих и конструкторов на балке Эмпайр Стейт Билдинга. Нью-Йорк внизу выглядел маленьким и обреченным.

В период обучения в Гамбурге Атта исчезал на длительное время — возможно, для встреч со своими руководителями. Чешская полиция подтвердила, что Атта посетил Прагу, по крайней мере, дважды в 2000 г. Ему сначала было отказано во въезде в страну из-за неадекватных документов. 2 июня 2000 г. он въехал в Чехию на автобусе — на этот раз с правильными документами, а на следующий день улетел в Нью-Джерси. Во время своего пребывания в Праге Атта встречался с иракским дипломатом Ахмедом Эль-Ани — вторым консулом иракского посольства. (Эль Ани был выдворен из Чехии в апреле 2001 г. за деятельность, несовместимую со статусом дипломата, включая шпионаж и связи с обосновавшимися в Праге исламскими радикалами. Согласно чешским источникам, одной из основных причин выдворения явилось его участие в заговоре с целью взорвать пражскую штаб-квартиру радиостанции «Свободная Европа — радио «Свобода», которую поддерживали США.) Отчеты о характере этих встреч противоречивы, чешские и другие западные секретные службы, возможно, не понимали, что происходит, и не знали содержимого маленького пакета, который дипломат передал Атте. Чешский министр внутренних дел Станислав Гросс подтвердил, что факт встречи был зафиксирован чешской разведкой и информация передана США. По другим сведениям, Атта получил в Праге небольшое количество порошка со спорами сибирской язвы. Эти сообщения немедленно породили вопрос о возможной роли Саддама Хусейна в событиях 11 сентября.

Несмотря на интенсивную подготовку к самоубийству, Атта не отказался от своих интеллектуальных занятий. В период разработки планов сокрушения Всемирного торгового центра лидер смертников старательно продолжал урбанистические изыскания в Гамбургском техническом университете. Его диссертация, посвященная реставрации старинного сирийского города Алеппо в чисто исламском стиле, была высоко оценена. Посвящение этой работы выглядит символичным: «Моя жизнь и моя смерть принадлежит Аллаху, господину всех миров».

Будучи вежливым, он оставался надменным. Он презирал женщин, отказываясь подавать им руку при встрече или знакомстве — фанатичные поборники чистоты ислама усматривают в рукопожатии намек на адюльтер. Мучительные отношения с женщинами вызывали единственную тревогу у гордого отца Атты. «Я начал напоминать ему о женитьбе, — рассказывает Атта-старший, закуривая сигарету «Америкэн Бленд». — Много раз я просил его жениться на женщине любой национальности — турчанке, немке, сирийке — потому что у него не было девушки, как у его товарищей. Однако он настаивал на том, что женится на египтянке. Он не прикасался к женщинам, как он мог так жить?.. В октябре 1999 г. мы нашли ему невесту — красивую и хорошо воспитанную — дочь бывшего посла».

Вместо брачных уз архитектор избрал уроки пилотажа в летной школе Флориды. Атта избегал женщин до самой смерти. Его завещание содержит строгое предписание — ни одна женщина не должна присутствовать на его похоронах, тем более беременная. Журналисты отмечают, что он жил в Америке в розовом доме, и предполагают, что «террорист Мохаммед Атта и его кровавые сообщники вели тайную жизнь геев на протяжении ряда лет». В мире нормальных отношений мы предпочитаем психологические объяснения. Никто не хочет смотреть в лицо злу. Какова бы ни была правда о сексуальной ориентации Атты, не психосексуальные проблемы привели его к террору.

Было бы удобнее считать Атту безумным, но это не вяжется с хладнокровием, с которым он выполнил свою задачу. Друзья Атты утверждают, что он был разгневан поддержкой США Израилю, проамериканским режимом и политическими репрессиями против исламских радикалов в Египте, войной в Персидском заливе и мирным договором в Осло. Каким-то образом его злоба дошла до фанатизма и превратилась в наваждение. Для архитектора Атты знаменитые 110-этажные небоскребы Всемирного торгового центра, олицетворяющие западную мощь и культуру, стали совершенной мишенью.

«Да умел ли он летать вообще?»

С начала 1998 г. апартаменты Атты на Мариенштрассе, 54 находились под наблюдением германских федеральных сыщиков, которые знали, что их обитатели контактировали с людьми бин Ладена. Но наблюдение за квартирой прекратилось, когда Атта вместе с другими членами «Аль-Каиды» переехал в США.

Мохаммеду Атте и Марвану аль-Шеххи несложно было обхитрить власти США. Они затаились в спокойном месте, снимали вдвоем квартиру во Флориде и провели в Америке почти год, не вызывая особых подозрений. Правда, Атта имел два инцидента с американскими властями. Срок его туристической визы истек, когда он вернулся из поездки в Испанию в январе 2001 г., однако молодой архитектор убедил чиновников таможни, что ждет студенческой визы. В другом случае он был задержан полицией за управление автомобилем без водительских прав, получил повестку в суд, но так и не появился там.

Заговорщики следовали инструкциям из учебника «Военное обучение в джихаде против тиранов» — сбрили бороды, отказались от посещения мечети и традиционных исламских приветствий. Они питались по-американски, заказывали свою любимую пиццу, ездили развлекаться в Лас-Вегас и посещали гимнастический зал. «То, что они хотели получить в гимнастическом зале — это овладение тактикой уличных и рукопашных боев», — сообщил владелец гимнастического клуба Берт Родригес в интервью «Ньюсвику». Использовал ли Зиад Самир Джаррах эти приемы в последней отчаянной схватке у пульта управления самолетом, пытаясь завладеть штурвалом «Боинга», рухнувшего под Питтсбургом в Пенсильвании? Сумели ли очень храбрые пассажиры рейса 93 противостоять бойцовским приемам обученного самоубийцы?

Инструкторы в летной школе жаловались на них и их едва не отчислили за непрофессиональное поведение. В одном экстраординарном инциденте они наняли самолет в международном аэропорту в Майами. Не справившись с управлением с самого начала, Атта и аль-Шеххи пошли прочь, бросив самолет на взлетно-посадочной полосе в разгар рождественских праздников.

Атта конфликтовал с инструкторами, домовладельцами и почти со всеми, с кем общался — холодно и высокомерно. А как иначе он мог общаться с ними? Эти самонадеянные люди были американцами и принадлежали тому недостойному миру, которому он вынес смертный приговор. Редкие усилия быть вежливым (он покупал своей хозяйке продукты) не могли скрыть его отвращения к женщинам. Он уже не церемонился с ними и даже затеял драку с курсанткой летной школы прямо в полете; аль-Шеххи бросился их разнимать. «Чтобы защитить его, во всяком случае», — вспоминает Анна Гревс. Оба неожиданно перешли в школу в Сарасоте. Они быстро стали непопулярными из-за беспечности в полетах и грубости и вернулись в прежнюю школу, где в конечном счете в декабре 2000 г. получили пилотские лицензии.

Заговор 11 сентября методично продумывался и планировался на протяжении, по крайней мере, двух лет. Атта готовился очень тщательно к нападению, облюбовав аэропорт в Бостоне. Он много раз летал от побережья к побережью, изучая, какими мерами обеспечивается безопасность полетов на внутренних авиалиниях. У него был разработан запасной план, предусматривающий полет кружным путем между Балтимором и Сан-Франциско в середине октября, на тот случай, если бы не удался вариант с Бостоном.

Они преуспели только из-за нежелания официальных лиц и обыкновенных людей замечать очевидные факты. Американцы, как большинство людей, не хотят видеть того, чего они не желают знать. Типично, что спецслужбы многих стран предпочитают держать глаз на подозреваемых террористах, а не преследовать их. Не стал исключением случай с другим сообщником Атты — 33-летним экономистом из Франции марокканцем Закари Муссаки. Муссаки был арестован за четыре недели до теракта после того, как летные инструкторы в Миннесоте обратили внимание на то, что их подопечный сосредоточился на отработке маневров в воздухе, игнорируя взлеты и посадки. Испугавшись мотивов подобной практики, сотрудники летной школы информировали офис ФБР в Миннеаполисе. Муссаки задержали — за нарушение визового режима. После допроса местные агенты пришли к выводу, что добропорядочный экономист является потенциальным террористом, и запросили в штаб-квартире ФБР в Вашингтоне разрешение на проверку персонального компьютера и записей телефонных переговоров. Последовал отказ — данный субъект в связях с религиозно мотивированными экстремистами прежде замечен не был. Сегодня спецслужбы убеждены, что никудышный в общем-то пилот, выходивший на связь в Интернет под именем «Зулюман Танго-Танго», готовился к захвату «Боинга», упавшего в Пенсильвании — единственного лайнера, на борту которого оказалось четверо террористов вместо пяти.

Частые перемещения Атты в месяцы, предшествующие атаке, показывают, что его поведение и поездки выходили за привычные рамки. Так, весной 2001 г. Атта прилетел в Тенесси, в маленький аэропорт в горах Аппалаччи и стал задавать вопросы одному из служащих аэропорта. «Расскажите мне о той химической фабрике, над которой мы пролетали», — говорил он, указывая на карте на завод, который производил диоксид сульфат и серную кислоту. Он интересовался местной водонапорной башней, связана ли она с рекой, текущей возле двух ядерных заводов поблизости. «Он смахивает на террориста», — шутили служащие. 4 сентября, за неделю до атаки, Атта отправил пакет человеку по имени Мустафа Ахмед в Арабские Эмираты. «Мы не знаем конкретно, что было в посылке, — сказал сотрудник ЦРУ. — Но Мустафа мог быть ключом к финансам бин Ладена. Мы наблюдаем за ним». Стало известно, что за неделю до 11 сентября другие террористы начали отсылать деньги небольшими суммами на Ближний Восток — в общей сложности около 18 260 долларов. Они собирались в такое место, где деньги им были не нужны. Остатки они отправляли обратно. Террористы явно не нуждались в очень больших суммах с самого начала. По предварительным оценкам специалистов, проживание в США, уроки пилотажа, авиабилеты, телефонные переговоры и все остальное обошлось «Аль-Каиде» в 200 тыс. долларов. Это в десять раз больше, чем было потрачено на первую диверсию во Всемирном торговом центре в 1993 г., но все же слишком скромная сумма.

Можно с уверенностью сказать: мало кто догадывался об изобретательности Атты и «Аль-Каиды», которая поддерживала его и других смертников, хотя ЦРУ и ФБР уже давно были предупреждены о готовящемся грандиозном теракте с захватом гражданских самолетов. Так, филиппинская разведка в 1995 г. информировала ФБР о существовании подобного заговора, предусматривающего разрушение Пентагона, штаб-квартиры ЦРУ и других важных учреждений. Филиппинские спецслужбы получили эти сведения после ареста некоего Абдуль Хаким Мурада — главного сообщника Рамзи Юсефа, замешанного в первой попытке взрыва Всемирного торгового центра в 1993 г. Филиппинскую информацию расценили в США как ненадежную, потому что она была получена под пытками. Никто в ФБР даже не удосужился проверить, посещали ли арабские иммигранты летные школы в США.

Дезинформация и конспирация, предпринятые руководством «Аль-Каиды», ориентировали ЦРУ на протяжении всего последнего лета на возможный теракт где-то на Ближнем Востоке, в Азии или Европе. Американские посольства закрывались, военные корабли снимались в море, войска в Персидском заливе находились в состоянии повышенной боевой готовности. Чиновники из ЦРУ и ФБР тщательно просеивали все секретные сводки и тем не менее в преддверии 11 сентября пропустили предупреждающие сигналы. Эти сводки включали перехваченные послания с фразами типа «грядут грандиозные дела», «они за все заплатят», «мы готовы идти». Ни одно из перехваченных сообщений не упоминало о Пентагоне или Всемирном торговом центре. Некоторые намекали на цель где-то в Тихом океане или на Ближнем Востоке. К сожалению, многие из посланий, перехваченных накануне нападения, не попали своевременно на стол аналитиков из разведки. В бюрократии шпионажа 24- или 48-часовой период вовсе не необычная задержка. Но в век террора необходимы иные темпы. Сейчас сотрудники ЦРУ и ФБР чувствуют себя виноватыми и думают о том, что нужно сделать. Директор ФБР Роберт Мюллер потребовал увеличения количества агентов, владеющих арабским языком. Резонное требование, но, возможно, несколько запоздалое. Трудно распознать врага, не владея его языком. Забегая вперед, следует отметить, что более других отличилась иммиграционная служба США: в марте 2002 г., через полгода после катастрофы, ею было выслано в летную школу Флориды положительное решение о выдаче двум хорошим ребятам — Мохаммеду Атте и аль-Шеххи — постоянной визы! Сообщали, что американский президент при этом известии уронил чашку с кофе.

По мере того как главный день террористов приближался, Атта и его сообщники стали вести себя вызывающе. В спортивном баре аль-Шеххи заказал пять порций водки и поскандалил с барменом, обвинив его в том, что еда оказалась неважной, а коктейли слишком разбавленными. Он кричал, что их обслужили плохо только потому, что они арабы. Выезжая из мотеля во Флориде, они оставили руководство по полетам, подробные карты восточного побережья США и три военных справочника.

Атта провел последние 24 часа своей жизни с Абдулазизом Аломари, саудовским арабом, который проник в США этим же летом, чтобы накачать террористам мышцы. Атта и Аломари наняли автомобиль и направились в Портленд, где провели ночь перед полетом в Бостон. Вечером 10 сентября они посетили пиццерию, задержались у двух банкоматов и потратили 20 минут в местном супермаркете. Заснятые телекамерой, они выглядели расслабленными, не вызывающими подозрений. Аломари даже улыбается. Они чуть не совершили промах: прибыв в 5 ч. 45 мин. на контроль, они вынуждены были бежать, чтобы успеть на 6-часовой рейс в Бостон и не потерять стыковку с рейсом 11. Трудно вообразить, но, кажется, они едва не проспали.

В Бостоне они присоединились к трем другим террористам и вместе отправились на посадку в самолет Американских авиалиний рейса 11, направлявшийся в Лос-Анджелес. Кажется, Атта полагал, что пять выходцев с Ближнего Востока привлекут внимание, и потому предусмотрительные молодые люди проходили спецконтроль во вспомогательных секторах порознь, обманув бдительность сотрудников службы безопасности аэропорта.

Если Атта следовал своим собственным инструкциям, тщательно выписанным в документе под названием «Последняя ночь», то он этим утром удалил волосы со своего тела, облился одеколоном, заострил нож. Он должен был молиться постоянно: в машине, в аэропорту, в полете на Бостон и в кресле первого класса в рейсе 11. «Будь счастлив» — писал он себе, — оптимистичен, спокоен, потому что ты на пути к поступкам, угодным Всевышнему... По воле Всевышнего это будет день, который ты проведешь с райскими девами». О, эти гурии, ради которых Всевышний наделяет праведника вечной юностью и любовною силой ста мужей!

«Боинг-767» рейса 11 вылетел из Бостона в 7 ч. 50 мин. с 81 пассажиром на борту и 11 членами экипажа. Завтрак должны были подать после набора высоты 11 500 м. Шел фильм под названием «Доктор Дулитл-2». В 8 ч. 13 мин. пилот не сообщил диспетчерам о наборе высоты. Диспетчера удивились: неполадки с электрическим питанием? На радарах самолетный блип внезапно развернулся на юг. В течение последующих нескольких минут в наземную службу Американских авиалиний стали поступать ужасающие звонки от помощников из экономического класса: люди с Ближнего Востока напали на одного пассажира и двух сотрудников первого класса и перерезали им горло. Они штурмовали кабину пилотов и взяли самолет под свой контроль.

На земле запросили одну из сотрудниц в самолете, знает ли она место их нахождения. Мадлен Ами Суини ответила: «Я вижу воду и здания. Боже мой, боже мой!» Вода внизу оказалась рекой Гудзон, здания — городом Нью-Йорком.

Предписания архитектора для последних минут собственной жизни гласили: «Заканчивай свою жизнь в молитвах за секунды до цели или пусть твоими последними словами будут: «Нет Бога кроме Аллаха и Мухаммед — Пророк его» «Боинг-767», заправленный 20 тыс. галлонов топлива, на скорости 500 миль в час нестерпимо шел на сближение с целью.

Отец Атты отказался признать роль сына в массовых убийствах. «Невозможно, чтобы мой сын участвовал в подобной атаке, — сказан он». «Да умел ли он летать вообще?» — продолжал Атта-старший, утверждая, что парень стал жертвой заговора израильской разведки. «Моссад похитил моего сына. Его так легко похитить, он очень податливый, физически беззащитный. У него не было денег для телохранителей. Они использовали его имя и документы. ...Потом они убили его. Это было сделано Моссадом с использованием американских летчиков» — высказывания отца были бурными и печальными.

…Портреты Атты и других камикадзе, связанных с «Исламским интернационалом» бин Ладена, можно встретить в любом уголке арабского мира. Популярность бин Ладена среди мусульман возрастает, и не исключено, что цикл насилия повторится. «Аль-Каида» раскинула свои сети по всему миру, ее ячейки обосновались в 40 странах и могут функционировать независимо от главных лидеров и их приказов, если это необходимо.

Современный терроризм продемонстрировал уязвимость человечества. Будет еще много споров о том, как это могло случиться, о позорном провале американских спецслужб и порочной внешней политике, о всеобщем попустительстве мусульманским диссидентам, обвиненным в терроризме на их собственной родине и т.д.

Горькая правда состоит в том, что, несмотря на исключительные меры безопасности, в т.ч. новейшие из них — сканирование радужной оболочки глаза при прохождении спецконтроля, — люди не имеют защиты от террористов-фанатиков. Никакие психологические тесты и биометрические технологии не могут выявить сиюминутную готовность экстремистов к дьявольскому самопожертвованию. Всякий, кто пожелает, может обвязаться взрывчаткой или захватить самолет или что-нибудь еще, и остановить таких людей трудно. Кажется, сбывается поэтическое пророчество Мандельштама: «Век мой, зверь мой, кто сумеет заглянуть в твои зрачки?»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно