...А ПО ВЫХОДНЫМ ИХ УЧАТ ЖАРИТЬ КАРТОШКУ

6 апреля, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №14, 6 апреля-13 апреля

Школа напоминает сельскую хату с белым мазаным коридором, по одну сторону которого классы, по другую — спальни...

Школа напоминает сельскую хату с белым мазаным коридором, по одну сторону которого классы, по другую — спальни. Тесно, зато тепло. Дети спят в классных комнатах уже четвертый месяц, с тех пор как их район накрыла ледяная стихия, и интернат остался без электроэнергии. Спасли от холода печки-грубки, которые сохранились в школьных помещениях.

В послевоенное сиротское время здесь, в селе Черная Красноокнянского района, был детский дом, с 1966 года он перепрофилирован в школу-интернат для умственно отсталых детей. Сегодня в ней живет и учится по специальным обучающим программам 128 девочек и мальчиков со всего района.

...Открытые детские лица, любопытные глаза. Трудно уловить в них тень умственной отсталости... Однако детям тяжело дается обучение. Многих, в силу специфики психического заболевания невозможно обучить письму и математике. И количество таких детей в провинциальных интернатах, по наблюдениям директора спецшколы Татьяны Положнюк, растет день ото дня. Основной диагноз — олигофрения.

В коридоре интерната стенды с материалами Конвенции о правах ребенка ООН, история ООН. Татьяна Положнюк считает, что ее воспитанники должны знать свои права, чтобы суметь постоять за себя. Правда, детям с проблемами психического развития это сделать непросто. Поэтому за их дальнейшую, послеинтернатовскую судьбу несет ответственность руководство интерната. На недееспособных оформляются пенсии по инвалидности. Многие выпускники возвращаются в отчие дома (у кого они есть). А вообще, по словам Татьяны Положнюк, трудоустройство выпускников интерната — в компетенции местных сельских советов. «Норма» же идет учиться в ПТУ, на каменщиков, штукатуров, шоферов...

Выпускница интерната молдаванка Валя Сапеску поет и танцует прекрасно, а вот учеба дается ей с трудом. Нынче Валя учится на маляра-штукатура. А в спецшколе находятся ее пятеро братьев и сестер. Папу с мамой лишили родительских прав. Единственное, что осталось детям от них, — наследственные проблемы психического развития.

В Красноокнянском районе живет несколько таких «наследственных» семей. С точки зрения общепринятой нормы материального благополучия они неплохо устроены: свои дома, машины. Но Татьяну Положнюк беспокоит, что психический недуг родителей может проявиться даже через поколение...

 

* * *

 

В Котовской общеобразовательной школе-интернате для детей-сирот и детей, которые остались без родительской опеки — 340 учеников, из них 40 — круглые сироты.

— Тем, кто хорошо учится, мы помогаем устроиться в колледж Первомайска, в Киевский военный лицей, — рассказывает педагог-организатор Светлана Кравчук. — Многие наши выпускники учатся в вузах Одессы. Они встали на ноги и помогают нашим воспитанникам.

...Второклассница Настя Егорова рисует весну. На листе — желтое солнышко, синие облака, зеленая трава... Психологи утверждают, что если ребенок выбирает яркие краски, значит его психика в норме.

Однако же семилетняя девчушка поступила в интернат с тяжелейшей психотравмой. Настя трое суток просидела под кроватью, на которой лежала убитая мать. Трагедия произошла на глазах ребенка, и малышка, боясь гнева отчима-наркомана, не покидала своего убежища, пока ее не нашли соседи. Понадобилось два года работы психологов и педагогов, чтобы окончательно вывести ребенка из состояния стресса. Но на слово «мама» девочка до сих пор реагирует неадекватно.

— Отказники — наш основной контингент, — рассказывает завуч Котовской школы-интерната Людмила Покровчук. — И никакое коллективное воспитание не заменит им семью. Даже самая плохая семья это — семья!

Людмила Покровчук — педагог прогрессивных взглядов. Она считает, что интернатная система, в том виде, в котором она существует с советских времен, себя изжила. И сегодня педколлектив Котовского интерната работает над идеей создания БОЛЬШОЙ СЕМЬИ для своих воспитанников, лишенных родительской опеки. Ее цель — привить «коллективному» ребенку чувство семьи, создать домашнюю ауру вокруг маленького брошенного человечка, чтобы он почувствовал себя нужным, востребованным в той социальной схеме воспитания, объектом которой волею судьбы ему пришлось стать. Речь идет о «семейных» узах преемственности между всеми этапами общественной жизни ребенка: дом малютки — детский дом — интернат — ПТУ — работа — своя семья.

К альтернативным новшествам, — например, к воспитанию детей-сирот в детских домах семейного типа, в Котовской школе-интернате относятся с определенной долей скептицизма. Идея хороша, но не для всех. Из интерната в подобный дом в Овидиополе — единственный в Одесской области — взяли всего одного ребенка.

— Участвуете ли вы в эксперименте по созданию фостерных семей?

— Финансирование программ по приемным семьям сейчас возложено на местные бюджеты. А у них на это денег не хватает. Поэтому все упирается в материальную сторону. Если бы решили финансовую проблему, то я думаю, нашлись бы люди, которые забирали бы наших детей к себе на воспитание.

А пока таких желающих немного, учительница младших классов Мария Антоновна на выходные по очереди приглашает своих учеников к себе домой. И там проводит внеклассные факультативы «жизни в семье»: учит жарить картошку, заваривать чай, рассказывает, как стирать белье и принимать душ в индивидуальной ванной комнате, пытается объяснить малышам, что такое частное жилье и личная жизнь…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно