Зачем кибернетикам Царь-пушка

1 декабря, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №46, 1 декабря-8 декабря

В украинских СМИ не раз сообщалось о якобы выдающемся достижении нашей науки — создании в Кибернетическом центре НАНУ кластера, который вошел в число 500 самых мощных вычислительных машин в мире...

В украинских СМИ не раз сообщалось о якобы выдающемся достижении нашей науки — создании в Кибернетическом центре НАНУ кластера, который вошел в число 500 самых мощных вычислительных машин в мире. Говорилось и о том, что кластер у нас создан впервые. Хотя в то время в нашей стране уже существовало по крайней мере четыре кластера. И, как говорят эксперты, это было не ахти какое достижение для державы, в которой когда-то была построена первая на континенте вычислительная машина и в считанные годы создан мощнейший Институт кибернетики…

Как-то академик Юрий Глеба, отвечая на претензии, почему он не работает в Киеве, объяснил, что ему легче по Сети получить любую информацию с другого конца мира, чем связаться с президиумом НАН Украины. Почему же достижения информатики, которые сегодня доступны любому американскому или европейскому фермеру, с таким трудом внедряются в работу руководящего центра Национальной академии Украины? Почему до сих пор о достижениях этого учреждения нельзя получить исчерпывающую информацию с сайта этой организации?

Впрочем, ответ дает сайт самого Кибцентра. Его убогий вид красноречиво информирует о состоянии дел в мозговом центре украинской кибернетики. Здесь все вызывает недоумение: скучный дизайн, почти полное отсутствие информации, никаких данных о работе кластера. Неужели эта чудо-машина – всего лишь своеобразная Царь-пушка для демонстрации могущества?..

Может быть, такая же информационная пустыня господствует и на сайтах других научных и учебных учреждений Украины? Заглянул на сайт Института теоретической физики НАНУ. Здесь информация побогаче. На сайте присутствуют данные не только об их кластере, но также можно узнать, насколько он загружен. Очень важные сведения для тех, кто хочет поработать на такой машине. Видно, что сотрудники института активно сотрудничают с мировыми научными центрами.

Далее зашел на сайт Информационно-вычислительного центра (ИВЦ) Киевского национального университета имени Тараса Шевченко. Здесь вообще море информации, которая, к тому же, регулярно обновляется. Об интенсивной работе говорит и страничка, посвященная их кластеру, из нее видно — машина загружена почти полностью…

К счастью, украинские университеты подхватили это направление и продолжают его развивать. В Киеве мощные факультеты существуют в Национальном политехническом университете «КПИ», Киево-Могилянской академии, Национальном университете имени Т.Шевченко, ряде других вузов. Обнадеживает, что университеты других крупных городов также готовят прекрасные кадры и могут стать основой для возрождения украинской информатики на новом уровне.

Обозреватель «ЗН» посетил университетские лаборатории и центры в различных городах Украины, чтобы рассказать о них читателям еженедельника. Первый материал — об ИВЦ Киевского национального университета, которым руководит доцент Юрий БОЙКО.

— Юрий Владимирович, как давно существует Информационно-вычислительный центр Национального университета?

— Наш ИВЦ недавно отметил свое пятидесятилетие, то есть это был первый подобный центр в Украине. Но за прошедшие годы он претерпел большие изменения. К примеру, после широкого распространения персональных компьютеров пришлось коренным образом менять задачи ИВЦ. Тогда мы решили взяться за создание локальной сети в университете.

Для Киевского национального университета изначально была характерна централизация, и это оказалось важным преимуществом. В тех университетах, где на каждом факультете пытались создавать свое информационное хозяйство, в результате пропало ощущение целостной организации. У нас же была единая политика и это позволяло вкладывать средства в объединенные проекты. Естественно, больших денег не было и у нас, но концентрация средств в одном месте позволяла существенно сэкономить в интересах всех факультетов, сохранить, по крайней мере, архитектуру сети.

Со временем нам удалось создать и кластер. В этом помогли Intel и наши выпускники, которые занимают сейчас ответственные должности в известных IT-компаниях.

— Для чего вы используете кластер?

— Мы считаем задачи по химии, ядерной физике, выполняем задачи для тех, кто занимается разработкой новых лекарств, молекулярной биологией и генетикой. Он у нас постоянно загружен…

— Вы оказываете платные услуги?

— Да, мы пытались использовать кластер для выполнения задач на коммерческой основе. Но ученые, в основном, люди бедные, и поэтому все заканчивается тем, что заказчик пишет нашему ректору письмо-просьбу, получает пароль, логин и дальше работает бесплатно. Кроме того, на кластере выполняют работу наши студенты, аспиранты, научные сотрудники университета. Кластер перегружен работой.

— В 2002 году в Вене с большой помпой в присутствии высшего руководства Украины и Австрии были подписаны документы о подключении нашей страны к общеевропейской исследовательской сети GEANT. Хотя для других европейских стран это удовольствие стоит около миллиона долларов, для Украины все было сделано бесплатно. Тогда из Вены Леонид Кучма по сети разговаривал с ректором Национального университета Виктором Скопенко. Участвовавшие в этом событии академики и министры говорили об историческом значении подключения, о том, что теперь украинские ученые получат прямой выход к научным сокровищам Европы. Однако, когда шум вокруг этого события улегся, ни у кого из ученых в НАНУ нельзя было добиться сведений о том, как события развиваются дальше. Было такое впечатление, что никто в академии толком не знает об этом подключении, а высокое научное начальство всерьез не интересуется открывшимися для украинской науки возможностями. Что же происходило после торжеств в Вене?

— Университет в рамках этой программы смог подключиться на скорости 2,3 Мгбит/сек к общему ресурсу в 34 Мгбита/сек. Мы провели разъяснительную работу о возможностях GEANT, и она стала пользоваться большой популярностью у наших пользователей. Вскоре мы ее полностью задействовали. Пришлось даже проложить дополнительное оптическое волокно для увеличения пропускной способности до 10 Мгбит/сек, что и было сделано при поддержке специалистов Укртелекома. Этот канал работал до отключения Украины от ресурса GEANT. Когда мы послали запрос в компанию ACOnet, которая обеспечивала подключение Украины: «Почему это произошло и когда подключите вновь?» — нам ответили, что этот вопрос нужно регулировать на уровне государственных органов. Проведен анализ состояния каналов за время эксплуатации, согласно которому ресурс был задействован на 10—15 процентов... То есть, если разобраться, мы оказались едва ли не основными пользователями этого ресурса в Украине.

— Но у нас в стране есть Кибернетический центр, есть президиум НАНУ, где часто жалуются на то, что государство не выделяет деньги на подписку на иностранные журналы, на интернетный ресурс, почему же в академии не позаботились о том, чтобы воспользоваться щедрым подарком Европы?

— Я вам ответил, как обстояло дело у нас...

— У всякого достижения есть оборотная сторона — эффективность учебы стала более высокой, но компьютер открыл новые возможности и для развлечений. Вы не почувствовали, что у вас забит трафик, потому что студенты развлекаются, может быть, со своими коллегами с другой половины планеты?

— Да, закон сохранения работает и здесь. Пришлось наводить порядок. Университетская сеть имеет 30 тысяч пользователей: студентов, сотрудников. Естественно, что многие молодые люди, дорвавшись до Интернета, нередко пользовались им не по делу: картинки, игрушки, спортивные новости, письма друзьям и подружкам и так далее. Мы в течение месяца проводили анализ и обнаружили, что 60% трафика используется не по назначению.

Поначалу мы попытались бороться с нерациональным использованием трафика с помощью фильтров. Но народ у нас грамотный и наши преграды легко обходили. Кроме того, случалось много несуразностей. К примеру, мы попытались отфильтровать слово «секс» и тут же получили протесты от биологов — для них это рабочее слово, а мы их отсекли от большого объема информации.

Тогда пришлось каждому пользователю дать логин, который открывал бы ему возможность пользоваться информацией. Теперь, когда мне приходит логин, владелец которого использует сеть для получения нерабочей информации, я его попросту закрываю, даже не зная, кому он принадлежит — профессору, студенту или еще кому-то. У нас общие правила пользования. А на электронный адрес идет сообщение, что он закрыт. Так удалось серьезно разгрузить трафик.

— Студенты могут пользоваться университетской библиотекой в электронном виде?

— Она открыта для студентов. Конечно, не все книги есть в электронном виде, так как не всегда имеется авторское разрешение на пользование ими в сети.

— У вас платный вход в электронную библиотеку?

— Бесплатный, так как все, кто ею пользуется, это наши студенты или сотрудники. Правда, имеем и иностранные ресурсы. Туда можно попасть изнутри нашей локальной сети. Есть ресурсы, в которые можно попасть, введя пароль. В этом случае необходимо написать заявление и вам выдадут логин и разрешение работать.

— Почти все вузы Украины готовят специалистов по информатике или кибернетике. Тем не менее существует острейшая нехватка квалифицированных специалистов в области информационных технологий. Что происходит на этом рынке?

— Эта область развивается очень бурно. Многие компании за короткое время делают такие шаги вперед, что никакие учебные программы за ними не успевают. И этот пласт знаний (точнее — реальное незнание о самых последних достижениях) накапливается. В результате студент после окончания вуза приходит на работу и здесь обнаруживается, что у него есть образование, но нет конкретных знаний.

Чтобы исправить ситуацию, была введена сертификация специалистов. Фирмы Microsoft, IBM, Cisco Sistems и другие гиганты оценивают знания специалистов по наличию сертификата определенного уровня. Они набирают группы для обучения в своих учебных центрах. Такая академия открыта и при нашем университете.

— В академию студент может поступить с первого курса?

— Может, но мы не рекомендуем это делать, потому что тогда на студента ложится очень большая нагрузка. Не все на первых курсах могут совмещать учебу с посещением по вечерам академии. Поэтому лучше начинать со старших курсов — тогда они получат необходимые знания и шанс найти хорошую работу. Существенно отражается на качестве такого образования и то, что для получения сертификата студенты сдают экзамен не в своем вузе, а в специальных центрах, которые имеют право их принимать. Это обеспечивает независимость оценки и уровень прошедшего сертификацию.

— Такое образование, наверное, так же усреднено, как и пища в «Макдоналдсе». Вы можете сравнить наших выпускников и иностранных?

— Легко проверить, как в данный момент обучаются люди по всему миру. Так, в академии Cisco есть возможность оценить успеваемость всех студентов по данному экзамену. При поступлении в академию каждый должен сдать тест на наличие определенного уровня. Не могу понять, почему, но наши студенты немного уступают при сдаче такого теста. Зато они лучше воспринимают материал и более успешно учатся. У наших студентов фиксируется огромный скачок во время обучения в академии.

— Компьютерщики — люди свободные, как правило, знающие английский, по нашим меркам хорошо зарабатывающие, но на Западе могут зарабатывать еще больше. Ведь программисты хорошего класса буквально нарасхват в мире. Как вы их удерживаете на более чем скромные университетские зарплаты?

— Материальная свобода обеспечивается их квалификацией. И в университете они могут заработать столько, сколько им нужно для жизни. Кроме того, мне и моим коллегам интересна работа. А это дорогого стоит. Конечно, физику или биологу, которым нужно, кроме компьютера, еще и дорогостоящее оборудование, реализовать себя сложнее в нашей стране. Именно поэтому многие выпускники данных специальностей вынуждены искать работу за рубежом. Но компьютерщик может найти себе место и здесь.

В лабораториях университетского ИВЦ обозревателю «ЗН» удалось побеседовать со студентами.

Дмитрий ЗАГОРОДНИЙ, студент радиофизического факультета, пятый курс:

— В видеолаборатории я работаю уже два года. Здесь впервые в Украине была собрана коллекция видеоматериалов о жизни университета. Пожалуй, самое большое достижение лаборатории в том, что мы можем проводить интернет-трансляции в двух режимах. У нас в стране есть только два вуза, которые могут такое. В год мы проводим до десяти трансляций. Причем наши передачи можно смотреть в коридорах, общежитиях.

Владимир БИЛОНЕНКО:

—Я закончил радиофизический факультет (кафедра полупроводников, специализация — автоматизация научных исследований). Много наших студентов работает в лабораториях вместе с ребятами с факультета кибернетики. Здесь мы занимаемся дистанционным образованием. Я, например, — ВЭБ-разработкой и дизайном.

Академическое образование дает широкий кругозор. А специальные знания на любом рабочем месте приобретаются и наслаиваются на этот «пирог». Тем более что если фундаментальные знания обновляются весьма медленно, то в технологиях все устаревает сегодня даже не за годы, а за месяцы. Поэтому фундаментальная база очень нужна.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно