ВСЮ ЖИЗНЬ ПО «ТРОПЕ ГЕНЕТИКИ»

9 февраля, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №6, 9 февраля-16 февраля

к 90-летию со дня рождения академика С.Гершензона Утверждение о том, что природа отдыхает на детях гениев, имеет свои счастливые исключения...

к 90-летию со дня рождения академика С.Гершензона

Утверждение о том, что природа отдыхает на детях гениев, имеет свои счастливые исключения. Одним из них является Сергей Михайлович Гершензон - корифей и патриарх мировой биологической науки. Родившись 11 февраля 1906 года в Москве в семье выдающегося историка и филолога, философа и общественного деятеля Михаила Осиповича Гершензона, Сергей Михайлович еще в школьные годы увлекся биологией и всю свою долгую жизнь в науке (более семидесяти лет!) посвятил одной из наиболее сложных и таинственных ее областей - генетике.

Написанную через много лет после вступления на научную стезю книгу Сергей Михайлович назвал «Тропою генетики», а первую ее главу - «Вступаю на тропу». Вступив на тропу полюбившейся ему генетики, он тогда не знал еще, что вступает на «тропу войны», на которой в буквальном смысле будут свои убитые и раненые, свои герои и предатели. Как потом оказалось, Сергей Михайлович, проявив недюжинное мужество и верность избранному делу, был в числе ее героев. Скажу и об одном из предателей - Н.Нуждине, удостоившемся затем звания члена-корреспондента АН СССР. Упомяну в связи с тем, что под руководством С.Гершензона он подготовил и защитил вполне пристойную диссертацию по классической генетике, выполнив ее на классическом объекте - мухе-дрозофиле. Вскоре однако, почуяв, что пахнет «жареным», он быстренько переметнулся в лагерь лысенковцев.

Выступая на печально известной сессии ВАСХНИЛ 1948 года, Нуждин разразился грозной критикой в адрес классических генетиков. «Обличая» их, он говорил: «Представители формальной генетики... или не захотели, несмотря на целый ряд предупреждений (!), сделать эту критическую перестройку, или они оказались не способными это выполнить... Достаточно указать на статью профессора Жебрака в журнале «Science» (элитном научном американском журнале, напечататься в котором считают за честь лучшие ученые мира. - Прим. авт.), из которой видно, что они, формальные генетики, готовы работать единым фронтом с самой реакционной буржуазной генетической наукой...» (выделено мной. - Авт.). И еще один пассаж из «творчества» Н.Нуждина, характеризующий, впрочем, общую атмосферу, сгустившуюся вокруг «формальной» генетики. Раскроем десятый том БСЭ на странице 393. Здесь тот же Нуждин пишет: «Ген - мифическая элементарная частица наследственности, приписываемая морганистами живой природе...» Дальше больше. «...Являясь реакционнейшим направлением в науке, отстаивая интересы империализма, современный морганизм ведет прямой дорогой к поповщине». И, как последний разящий удар: «...Борьба мичуринской науки с морганизмом - это классовая борьба двух систем и двух идеологий». После таких оценок лилась кровь и летели головы многих и многих славных ученых.

Однако вернемся к С.Гершензону. Поступив в 1923 году в МГУ на биологическое отделение физико-математического факультета, он пошел по тропе генетики вслед за своими университетскими учителями - основателями отечественной школы генетики Н.Кольцовым, С.Четвериковым, А.Серебровским. По ней пошел он в рядах славной когорты своих однокашников, единомышленников и соратников, в числе которых были Б.Астауров, Н.Беляев, А.Гайсинович, Н.Дубинин, Н.Сахаров, И.Рапопорт и многие другие.

Еще первокурсником С.Гершензон прочитал вышедшие тогда у нас (в долысенковские времена это было еще возможно) книги Т.Моргана (того самого!) «Структурные основы наследственности», Р.Гольдшмита «Механизм и физиология определения пола» и советского цитогенетика Г.Левитского «Материальные основы наследственности». На таких «дрожжах» и было замешано генетическое «тесто» Сергея Гершензона и других, таких же, как и он, рыцарей этой науки без страха и упрека.

Научную деятельность С.Гершензон начал еще на студенческой скамье. У одной из разновидностей дрозофил ему удалось обнаружить ген, вызывающий у самцов потерю хромосомы, что вызывало получение в свою очередь исключительно женского потомства. Тем самым впервые удалось обнаружить генетически обусловленный резкий сдвиг числового соотношения полов. Результаты этих исследований С.Гершензон опубликовал в «Журнале экспериментальной биологии» и «Genetics». В науке есть понятие «цитируемость», определяющее значимость научных публикаций. По этой номинации труд молодого начинающего ученого соответствовал самым высоким оценкам, так как более полувека цитировался в советских и зарубежных научных источниках.

После окончания МГУ Гершензон учился в аспирантуре Института экспериментальной биологии. Здесь судьба подарила ему возможность повседневных встреч с выдающимися отечественными учеными, он слушал доклады корифеев зарубежной науки: В.Бэтсона, С.Дарлингтона, Р.Гольдшмита, С.Харленда, Л.Денна. Встречи эти имели иногда интересные продолжения. Так Денн, узнав в беседе с Гершензоном, что в СССР неизвестен написанный им с Э.Синнотом учебник по генетике, принятый в качестве основного учебного пособия в ведущих американских и западноевропейских университетах, предложил ему сделать русский перевод. С.Четвериков «утряс» этот вопрос в верхах, и переведенный Гершензоном учебник в течение полутора десятка лет служил основным пособием по генетике в советских вузах.

В 30-е годы С.Гершензон читает основной курс генетики в МГУ, совмещая педагогическую деятельность с научной в Институте генетики АН СССР. Здесь он провел исследования считавшихся тогда «генетически инертными» гетерохроматических районов Х-хромосомы у дрозофил и впервые в мире составил карту этих районов, доказав, что, вопреки ранее существовавшему мнению, они не являются «пустыми», а напротив, играют весьма активную роль в так называемой конъюгации - процессе попарного временного сближения гомологичных хромосом, во время которого происходит обмен гомологичными участками. Руководитель лаборатории известный американский генетик (впоследствии лауреат Нобелевской премии) Г.Меллер, приглашенный в СССР Н.И.Вавиловым, проявил значительный интерес к результатам этой работы и частично использовал их в статье, посвященной природе «генетически инертных» районов хромосом, которую в соавторстве с Гершензоном опубликовал в журнале Национальной академии наук США.

Уже во второй половине

30-х С.Гершензон на себе ощутил, как над генетикой сгущаются тучи. Свидетельством тому явилась печальная судьба первого варианта его докторской диссертации, написанной по материалам исследований, проведенных в лаборатории Г.Меллера. Успешно защищенная на ученом совете Института генетики, она была «зарублена» на заседании ВАК утвердившимся к тому времени в кресле президента ВАСХНИЛ Т.Лысенко, который охарактеризовал ее как яркое проявление менделизма-вейсманизма-морганизма. Забегая вперед, скажу, что, переехав в Киев, С.Гершензон опубликовал ее на украинском языке в виде монографии «Природа так званих генетично-iнертних частин хромосом». Двадцать лет спустя - в 1958 году он получил из США оттиск статьи американских генетиков Д.Линдслея и А.Сандлера в журнале «Genetics», в которой сообщалось, что авторы ее перевели монографию на английский язык, экспериментально проверили результаты, полученные Гершензоном, и полностью подтвердили сделанные им выводы. В сопроводительном письме они поздравили С.Гершензона с «отличным новаторским давним открытием».

В последние годы московского периода жизни С.Гершензон работал в Биологическом институте, возглавляемом И.Аголом. Впоследствии академик АН Украины И.Агол, переехав в Киев, был зав. отделом генетики в Институте зоологии и биологии. По иронии судьбы Гершензон сменил Агола на этом посту после того, как последний был арестован и расстрелян в зловещем 1937 году. Тогда же Сергей Михайлович работал в Медико-генетическом институте, организованном и руководимом видным советским биологом С.Левитом. Здесь Гершензон занимался созданием профилактической противохолерной живой вакцины путем получения авирулентного мутантного штамма холерного вибриона. Однако вскоре институт закрыли. С.Левит был арестован и расстрелян. С Агола и Левита начинается «отстрел» и отсчет жертв в нашей многострадальной биологической науке.

А с 1937 года С.Гершензон дальнейшую жизнь и деятельность связывает с Украиной, переезжая в Киев по приглашению вице-президента украинской академии А.Сапегина. К моменту переезда Гершензону было немногим более 30 лет, но это был уже не только один из ведущих отечественных ученых в области генетики, а и опытный вузовский преподаватель этой дисциплины. Зная об этом, А.Сапегин, бывший в свое время зам.директора Института генетики АН СССР, законно полагал, что Гершензон придаст генетическим исследованиям в Украине новый, дополнительный импульс. Сергей Михайлович не только оправдал возлагавшиеся на него надежды, но превзошел все ожидания. Организовав здесь мощную генетическую школу, Гершензон со своими соратниками сделал целый ряд крупных открытий. Как уже отмечалось, он заменил И.Агола на посту заведующего отделом генетики в Институте зоологии (теперь им.И.Шмальгаузена) и занял место зав. кафедрой дарвинизма и генетики в КГУ.

Такая работа требовала от С.Гершензона больших затрат сил и энергии, но вдохновленный раскрывшимися перспективами, он с головой уходит в работу. В эти годы он начинает исследования по интересовавшей его еще ранее проблеме выяснения генетического значения ДНК, которая по существовавшему в мировой науке мнению не играла сколько-нибудь важной роли в генетических процессах. Проведенные в довоенное и послевоенное время оригинальные исследования позволили Гершензону установить мутагенное действие так называемых экзогенных ДНК.

Это настолько опрокинуло существовавшие ранее представления, что даже Г.Меллер, вернувшийся к этому времени в Америку, высказал сомнения по поводу сделанных Гершензоном выводов. К мнению Меллера присоединились многие отечественные и зарубежные ученые, попытавшиеся повторить опыты Гершензона и получившие при этом отрицательные результаты. Сам Сергей Михайлович, проанализировав сообщения своих оппонентов, дал объяснения получению ими отрицательных результатов. Работы С.Гершензона по мутагенному действию ДНК позволили ему впервые в мире установить связь между ДНК и генетикой. Приоритет украинской науки в этом вопросе является несомненным.

В военные годы С.Гершензон работал в системе научных учреждений эвакуированной Академии наук Украины, участвуя в исследованиях, имевших важное оборонное значение.

А через три года после того, как отзвучали последние залпы войны, началась «варфоломеевская ночь» в биологии. Как и многие другие генетики, С.Гершензон подвергся гонениям. Ему еще «относительно повезло». Его не загнали в ГУЛАГ, а только лишили должности заведующего отделом и руководителя кафедры. Длительное время после сессии ВАСХНИЛ Гершензон, как и ряд других выдающихся украинских ученых, среди которых Н.Гришко, Л.Делоне и ряд других, был лишен возможности заниматься главным делом своей жизни. В качестве обычного научного сотрудника, занявшись биологией тутового шелкопряда, он продолжал втайне заниматься на этом объекте своей любимой генетикой. В частности, стал, по сути, пионером в области изучения генетики вируса, вызывавшего у шелкопряда особо опасную болезнь - ядерный полиэдроз. Установление С.Гершензоном всех факторов, провоцирующих активизацию провируса этой болезни, позволило ему разработать ряд практических мер и рекомендаций, которые были внедрены в промышленное разведение тутового шелкопряда и привели к резкому снижению ущерба, наносимого эпизоотиями ядерного полиэдроза выкормкам шелкопряда. Работу по генетике энтомопагенных вирусов он продолжил в Институте микробиологии и вирусологии им. Д.Заболотного, где возглавлял отдел генетики вирусов животных, одновременно являясь заместителем директора по науке.

Затем президиум Академии наук Украины поручил С.Гершензону организовать Институт молекулярной биологии и генетики. Здесь около 20 лет возглавлял отдел молекулярной генетики.

К числу значительных работ, выполненных Сергеем Михайловичем в постреабилитационный для генетики период, следует отнести исследования и установление возможности передачи генетической информации (обратной транскрипции) от РНК к ДНК. Эта работа привлекла внимание крупнейших молекулярных биологов и вирусологов и была высоко ими оценена.

Все сделанное Сергеем Михайловичем Гершензоном в науке принесло ему мировое признание, звание академика Академии наук Украины, Героя Социалистического Труда, лауреата Государственной премии Украины, медаль имени Г.Менделя Чехословацкой академии наук, многочисленные ордена и медали бывшего СССР.

Один из его учеников и соратников академик Ю.Глеба писал о нем: «С.М.Гершензон - автор по крайней мере двух открытий, которые принесли его более удачливым коллегам на Западе Нобелевские премии и все мыслимые почести...»

Недавно я посетил Сергея Михайловича. Несмотря на свой весьма солидный возраст, он полон творческой энергии и активно работает. Одна из недавно законченных им книг готовится к изданию в Германии, вторая выходит в Украине, в научные журналы переданы пять статей.

Творческая жизнь и научная деятельность академика Сергея Михайловича Гершензона продолжается.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно