Все — за премией Нобеля!..

17 февраля, 2017, 23:01 Распечатать Выпуск №6, 18 февраля-24 февраля

Бурную общественную реакцию вызвали сообщения в СМИ об открытии (в области мутации генов) молодого доктора наук Ольги Броварец и ее научного руководителя Дмитрия Говоруна и перспективах создания на этой основе средств для лечения рака.  Ниже — взвешенный и непредвзятый взгляд на "научную сенсацию" известного ученого-биохимика.

Бурную общественную реакцию вызвали сообщения в СМИ об открытии (в области мутации генов) молодого доктора наук Ольги Броварец и ее научного руководителя Дмитрия Говоруна и перспективах создания на этой основе средств для лечения рака. Наверное, ни одна прорывная научная разработка, осуществленная за годы независимости украинскими учеными, не привлекала такого внимания средств массовой информации и политиков. В одной из телепередач было заявлено, что научное открытие О.Броварец заслуживает Нобелевской премии.

О достижении О.Броварец и Д.Говоруна в свое время рассказывало ZN.UA. В конце 2015 г. Ольга защитила докторскую диссертацию и стала самым молодым — в 29 лет — доктором наук в Украине. О.Броварец изучала молекулярные механизмы таутомерии азотистых основ с помощью квантово-химических расчетов, совместно с профессором Д.Говоруном опубликовала ряд научных работ и имеет показатель индекса Хирша 12 (без самоцитирования). В прошлом году они получили международную премию Scopus Awards Ukraine в номинации "Лучший коллектив ученых, достигший значительных научных результатов без западных коллабораций". 

Сообщение о том, что украинские ученые открыли новый путь к созданию нетоксичного лекарства от рака на базе производных нуклеотидных основ, вызвало эффект информационной бомбы. Группа народных депутатов во главе с О.Мусием обратилась к президенту НАН Украины Борису Патону с просьбой выдвинуть кандидатуру О.Броварец на соискание Нобелевской премии. 

Несколько дней назад в Институте молекулярной биологии и генетики НАН Украины состоялась научная конференция, на которой с докладом "Молекулярные механизмы спонтанных и индуцированных точечных мутаций и их значение для разработки средств лечения онкологических заболеваний" выступила доктор физико-математических наук Ольга Броварец. Подробное и всестороннее обсуждение продолжалось более трех часов, в результате чего ученые заявили, что работа О.Броварец никоим образом не касается решения проблемы рака и не позволяет надеяться на создание нового лекарства, по крайней мере в ближайшие 10–12 лет. Поэтому говорить о весомом научном открытии мирового уровня пока рано: проведены только теоретические расчеты для научной гипотезы, которые не проверялись на общепринятых моделях и не нашли экспериментального доказательства или опровержения. Национальная академия наук Украины обратилась к представителям СМИ с просьбой не манипулировать фактами и общественным сознанием граждан и не делать необоснованных сенсационных заявлений. Наконец, и сама Ольга Броварец после волны публикаций в СМИ на своей странице в Facebook попросила журналистов не создавать сенсаций и не давать неоправданных надежд онкобольным. 

Но информационный джин уже был выпущен.

Ниже — взвешенный и непредвзятый взгляд на "научную сенсацию" известного ученого-биохимика.

 

Ученый обязан отчитываться о своих успехах перед обществом, которое его финансирует деньгами налогоплательщиков. Мы должны быть признательны Ольге Броварец за то, что она не только выполнила цикл интересных и перспективных исследований, но и представила свои результаты в такой провокационной форме!

В истории Нобелевских премий случались драматические эпизоды, но в течение многих лет она была и остается критерием величайших достижений. Временами на передний план выходит и общественная огласка. Поучительной является история с самой первой Нобелевской премией по физике. Как известно, ее получил в 1901 г. Вильгельм Рентген за открытие лучей, которые носят его имя. О своем открытии он сообщил на заседании Британского королевского общества, все это сопровождалось как безумная сенсация в тогдашней печати. Фотографию руки его жены в неизвестных лучах напечатали самые престижные издания Европы и мира. Но какой именно источник света использовал Рентген в своих первых исследованиях? Ученые считают, что это была лампа Ивана Пулюя, украинского ученого, который тогда работал в Праге и сделал свои открытия параллельно с Рентгеном. Он не дал своей работе публичной огласки, и Нобелевскую премию получил не он.

Украинские ученые старшего поколения хорошо помнят Сергея Гершензона, выдающегося генетика, который некоторое время работал в том же институте, что и Ольга Броварец, был его основателем. И самые важные открытия в нашей генетике сделал именно он. Это были открытия, за которые другие ученые, воссоздав их, получали Нобелевские премии. Но в те тяжелые для науки в СССР времена генетика считалась вражеской наукой, а публикация статьи за рубежом — государственной изменой. Еще тогда, когда ДНК не считалась носителем генетической информации, он выступил с работой о ее мутагенном действии. Статью не заметили, а Нобелевку получил американец Меллер. Процесс обратной транскрипции был описан Гершензоном, а Говард Темин и Дэвид Балтимор, которые получили Нобелевскую премию, потом признавали, что просто не читали его работ.

Эти примеры свидетельствуют, что оценка научных достижений — вещь непростая. Здесь переплетаются и сама логика развития науки, и ее связь с обществом. Ученый имеет право на собственную оценку своих достижений. Иногда — это и недооценка, но очень часто случается преувеличение. Нет такого ученого, который бы не верил в важность своей работы. Критерием может быть только оценка специалистов, а за ней — и оценка в обществе. Авторы цикла работ о механизмах спонтанных и индуцированных точечных мутаций ДНК сознательно или непроизвольно осуществили блестящую провокацию, которая показала глубокую пропасть между наукой и государством, наукой и обществом. Не может же ученый просто так заявить о своем открытии мирового уровня, обращаясь сразу в печать. Здесь соединительным звеном с обществом должна была бы быть научная журналистика, которой в Украине фактически нет. Эта пустота у нас заполнена, за единичными исключениями, людьми, которые не знают ни науки, ни журналистики, да и с элементарной этикой имеют проблемы.

Именно на этом примере можно проследить несколько фактов. Найдется ли в цивилизованном мире журналист, который берется говорить и писать о биомедицинской науке, не зная, как создается и внедряется лекарство? А именно — что многие тысячи вариантов должны быть опробованы на клеточных линиях, затем — на лабораторных животных изучаются как их эффективность, так и различные побочные эффекты, и только после этого начинаются продолжительные и многоплановые преклинические и клинические тесты на людях. Все это требует многомиллионных затрат и многолетней работы. И считается большим успехом, если один из многих тысяч препаратов войдет в клинику. Принимая это во внимание, комично выглядят расчеты двух молекул в вакууме. Это иронизируют сведущие ученые, а как быть врачам, имеющим дело с безнадежно больными? А как быть с больным, который умирает от рака и тут получает призрачную надежду?

Должен или не должен журналист, который берется писать и говорить о науке, знать, что именно в научном мире является признанием полученных научных результатов? И когда их оценка становится праздником науки? Как выглядит это праздник? Это не тогда, когда аплодируют и вручают цветы, а тогда, когда другие ученые, заинтересованные результатами, тратят свое творческое время на ознакомление с ними, выступают с критическими замечаниями. И таких коллег, заинтересованных в работе, на заседании ученого совета ИМБИГ был полон зал, многие люди даже стояли в проходах. В дискуссии, длившейся три часа, работа оценивалась многогранно, и был сделан единодушный вывод: есть работа высокого качества, нет открытия мирового уровня и решения проблемы рака. Но все старались помочь и поддержать, посоветовать, как двигаться дальше. Это был настоящий праздник науки, которого в стенах НАНУ я не видел давно. И вот после этого я читаю на одном из сайтов, что молодую гениальную ученую травили и издевались над ней. Как мы дошли до такого абсурда?

Читатель может спросить — а как так получилось, что в стране с развитой наукой, где много тысяч ученых работают в университетах и в системе НАНУ, нет профессиональной научной журналистики? Очень просто: наша система организации науки в этом не нуждается. Звучит очень странно. Однако взвесьте, зависит ли зарплата ученого, его условия труда, привлечение вспомогательного персонала и другие важные факторы успешной научной работы от ее оценки в обществе, в чем важную роль играла бы научная журналистика? Вовсе нет, потому что роль играют другие факторы, иногда совершенно не связанные с наукой. Может, именно поэтому и был упразднен спецкурс "научная журналистика" в Институте журналистики КНУ. Тем временем выходит много книг с биографиями членов президиума НАНУ, близких к президиуму академиков, директоров институтов. Но для их написания высокий профессионализм не нужен, ведь этих книг никто не читает, и читать не будет. А что остается простым ученым, авторам определенных достижений, чтобы привлечь к себе внимание общественности, показать, что наука в Украине еще не умерла? Да, только номинироваться на Нобелевскую премию.

А теперь дадим слово самому молодому ученому. Разве это не признак гениальности г-жи Броварец, когда на канале ТСН она сказала: "Наше с научным руководителем Дмитрием Говоруном открытие легло в основу моей докторской. Его можно сравнить с открытием нового континента. Кроме всего прочего, оно может помочь в недалеком будущем лечить рак и вирусные заболевания. Мечтаем создать антираковый и антивирусный препарат, который бы уничтожал зараженные клетки путем мутационной катастрофы в их геноме". Чувствуете в сказанном дыхание гениальности? Ведь эти фразы не обязывают к какой-либо ответственности. "Может помочь", а может и не помочь. 

Но как чудесно все срабатывает. Премьер-министр принимает Олю Броварец и вручает ей награду. Группа народных депутатов обращается к НАНУ с требованием выдвинуть ее и ее руководителя на Нобелевскую премию. Я не называю авторов обращения, поскольку спонтанный наплыв других просителей Нобелевской премии может их отвлечь от государственной законотворческой работы. Но отрывок из этого письма процитирую: "Выдающимся достижением ученой стало ее исследование, в котором она вычислила закономерность, с которой пары хромосом с мутацией встраиваются в ДНК человека, в результате чего возникают опасные смертельные болезни". Вы ничего не заметили? А внимательный школьник уловил бы полную бессмыслицу этой фразы.

Я долго смеялся. Зачем эти люди с положением так опростоволосились? Они ведь не сами это придумали, их подтолкнули писаки-невежды, и невеждами оказались их помощники, готовившие этот документ. Я являюсь членом комитета по присуждению другой международной премии, не такой высокой, как Нобелевская, но организованной по тому же принципу. Ну спросили бы у осведомленных людей. В конце концов, с принципами работы нобелевского комитета можно ознакомиться в свободном доступе в Интернете. 

Аплодирую авторам этой работы. Я бы никогда не додумался до такого. Теперь очень многие ученые захотят стать Нобелевскими лауреатами. Это ведь так просто — поймать одну тележурналистку и дать ей интервью. Может, и мне попробовать? В моей лаборатории создаются и исследуются не две молекулы в вакууме, а все же реальные наночастички, которые свободно внедряются вглубь живой клетки и способны нести противораковое лекарство.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 39
  • Sergei Ivanovich Sergei Ivanovich 24 лютого, 14:43 Ще додам: сенсацію про ліки від раку створили не журналісти. Відвертий фейк про рак йде від самої Броварець і її керівника Говоруна. Почитайте, будь-ласка, їхні інтерв'ю або послухайте радіопередачі - вони про це кажуть прямим текстом. Це фальсифікація, і в будь-якій нормальній країні їм би всі шляхи в науці після цього були б перекриті согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться Anatoliy Anatoliy 25 лютого, 12:09 Наукові дискусії потрібно вести на сторінках наукових журналів, а не тут. Якщо з чимось не згодні - вперед - друкуйте Вашу точку зору, якщо її опублікують. Ви можете працювати де завгодно, але це нічого не змінює. Підтвердженням вартості та цінності наукових досліджень є наукові публікації, а особливо, посилання на них інших авторів. Все це у авторів є. Тому звертайтеся до наукових видань. А розрахунки у вакуумі - звичайна справа - бо важко правильно створити оточення - воно ж теж може бути різним. Аргумент, що Гауссіан сам все рахує, теж саме, що стверджувати, що електронний мікроскоп сам усе міряє. Гадаю, що ДТ не те місце, де якісна наукова дискусія може мати місце, тим паче у коментарях. согласен 0 не согласен 0 Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно