ВОЗВРАЩЕНИЕ В АНТАРКТИДУ

16 апреля, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №15, 16 апреля-23 апреля

В конце февраля - начале марта заканчивается короткое антарктическое лето - пора жизни, пора активной, наиболее продуктивной деятельности в Антарктике...

В конце февраля - начале марта заканчивается короткое антарктическое лето - пора жизни, пора активной, наиболее продуктивной деятельности в Антарктике. Тускнеют неповторимые яркие краски. Все чаще хмурится небо, приходит непогода и короче становится день.

Уже давно на антарктические станции завезено топливо, продовольствие, материалы - все необходимое для напряженной, плодотворной работы в сезон (антарктическое лето) и успешной зимовки. Уходят из Антарктики туристские суда, скоро уйдут последние экспедиционные. Возвращаются на базы полевые партии, спешат закончить свои дела сезонные отряды: ученые, испытатели, строители и ремонтники. Особые заботы у тех, кто остается на зимовку. Еще и еще раз проверяется то, что надо проверить, что обеспечивает жизнь. Учитывается опыт предшественников. Впереди длинные зимние месяцы, полярная ночь. Пурга, ветер, замерзший океан. В случае непредвиденного - помощь не придет. Нужно рассчитывать только на себя. Все должно быть подготовлено добротно, надежно.

Сезон в Антарктиде - основной период работы, наиболее производительный. «Народонаселение» на антарктических станциях в это время увеличивается многократно. Зимовка - дежурный режим, с минимальными персоналом и научными программами. Не основной, но необходимый, предназначенный для обеспечения максимальной готовности станции к работе экспедиции следующего сезона. Антарктида далеко, очень далеко, и транспортные расходы на доставку экспедиций в Антарктиду составляют львиную долю расходов антарктических экспедиций. Цена каждого дня антарктического лета очень велика. Высокие транспортные расходы можно компенсировать только за счет высокой интенсивности работ в короткое лето.

Такой практики работы в Антарктиде придерживаются все страны. Максимум активности в антарктический сезон и максимум бережливости на зимовке. Но Украина пошла в Антарктиде другим путем. Вернее, ее повели другим путем.

Украина - страна с мощным научно-техническим потенциалом, в течение многих десятилетий подтверждавшая его непосредственно в Антарктиде и не только. Именно поэтому она была единогласно принята всем мировым антарктическим сообществом в свой круг. Обретя свою антарктическую станцию, став членом SCAR (Международного комитета по научным исследованиям в Антарктике), наша страна обрела статус антарктической державы.

Позволю себе кратко напомнить историю становления Украины как антарктической державы.

Идея возвращения Украины в Антарктиду родилась у энтузиастов. Именно знание вклада нашей страны в исследования ледового материка, ее потенциала способствовали претворению в жизнь замысла продолжения украинских исследований в этом регионе под собственным флагом. Идею поддержали ученые, полярники, государственные и общественные деятели. В июне 1993 г. президиум НАНУ с участием представителей ряда ведомств единодушно постановил создать Межведомственный антарктический комитет (МАК) и его рабочий орган - Центр антарктических исследований (впоследствии Украинский антарктический центр - УАЦ). Председателем МАК стал академик В.Старостенко, первым директором УАЦ - член-корр. П.Гожик.

Это был период исключительно напряженной и плодотворной работы. Становление центра, разработка программы исследований Украины в Антарктике, налаживание и укрепление международных связей. Присоединение Украины к Договору об Антарктике, участие в конгрессах SCAR - COMNAP (COMNAP - Комитет национальных антарктических программ), вступление в эти авторитетные международные антарктические организации, расширяющееся сотрудничество с Великобританией, в т.ч. подготовка меморандума о передаче Украине британской антарктической станции «Фарадей», подготовка Первой украинской антарктической экспедиции, отправка в Антарктиду первых ее участников.

Следует подчеркнуть, что все это было сделано практически без государственного финансирования. Как участник всего этого процесса могу утверждать: без поддержки радио, телевидения, прессы, материальной и финансовой помощи спонсоров - Международного благотворительного фонда развития человека (президент П.Вялов), Международного фонда «Відродження» (генеральный директор Б.Будзан), авиакомпании «Ukraine International Airlanes» (президент В. Потемский), ассоциации «Asso-Unity» (президент Н.Ильясов), украинско-американского СП «Adventure» (директор С.Бурлакин) и многих других - Украина не стала бы антарктической державой.

Так было до тех пор, пока УАЦ находился в сфере НАНУ. Как только Украина определилась на государственном уровне в своем намерении возвратиться в Антарктиду для продолжения антарктических исследований, приняла британскую антарктическую станцию, т.е. на горизонте обозначилось государственное финансирование, появились и высокие государственные структуры-«времянки», которые очень хотели руководить Украинским антарктическим центром. Неважно, что эти структуры не имели представления о специфике антарктических исследований и экспедиций, но возникала возможность финансового посредничества, перспектива заграничных поездок.

Вместе с входом УАЦ в сферу управления этих структур в нормальный процесс работы центра вошли некомпетентность и безответственность. Особенно это стало доминировать после подчинения УАЦ Министерству по делам науки и технологий, смены руководства Украинского антарктического центра.

Характерными чертами деятельности нового руководства УАЦ стали скулеж о недостаточности и несвоевременности финансирования и пассивность. На первое списывалось все. Тем более что наше правительство, по-видимому, настолько привыкло к такого рода обвинениям, что даже позволяет себе не замечать явно незаслуженных.

Вынужден повториться. Идея возвращения Украины в Антарктиду была воспринята положительно во всех слоях общества. Благодаря поддержке Л.Кучмы Украина обрела свою антарктическую станцию. Правительство выделило ассигнования, а Верховная Рада утвердила финансирование антарктической программы в бюджете отдельной строкой. По сути дела, реализация антарктической программы получила режим наибольшего благоприятствования. За работу, дорогие, дерзайте!

УАЦ обязан был реализовать такую возможность четкой, профессиональной и энергичной работой. Именно так было при организации I и II украинских антарктических экспедиций. Переходом УАЦ в сферу управления вышеупомянутого министерства эта работа сменилась на вялотекущий процесс ожидания денег.

Ну, занят Леонид Данилович. Не может лично принести деньги в УАЦ. И министр финансов тоже не привезет. У него деньги надо «вырывать». Его обязанность - хранить деньги, а не разбазаривать. Все министры финансов в мире одинаковы. А руководство УАЦ обязано всех убедить, всем все доказать и получить деньги. И главное - вовремя! Но для этого необходимо одно условие: знать, что, как и когда делать. Одного желания руководить, надувания щек и заграничных поездок недостаточно.

Результаты деятельности нового руководства УАЦ сказались незамедлительно. Более чем на месяц сорван выход в Антарктиду экспедиционного судна «Эрнст Кренкель» с III украинской антарктической экспедицией (а время ухода судов из Антарктики практически фиксированное). Экспедиционное судно несколько дней стоит на рейде уругвайского порта Монтевидео. Заход в порт и стоянка не оплачены. В Киев идут тревожные радиограммы капитана. Но ответа нет, и судно вынуждено зайти в порт без оплаты. Вместо планируемых двух-трех суток стоянки оно простояло двенадцать. Но уже арестованное. Из-за неуплаты портовых платежей!

Налицо факт дискредитации государства Украина вообще и как члена антарктического сообщества в частности. И снова «виновато» правительство, опять не дало денег.

Ложь! Не правительство не дало денег, а новое руководство УАЦ со товарищи в это время выехало за границу «изучать опыт организации антарктических экспедиций», и вопросом оплаты захода судна в Монтевидео никто не занимался. Когда занялись - получили, но, естественно, с потерей времени на технологический процесс проплаты. Занялись бы своевременно - раньше бы получили, раньше бы проплатили, раньше...

О «компетентности» руководства УАЦ, степени его «профессионализма» и безответственности говорит повторный арест НИС «Эрнст Кренкель» в Монтевидео на обратном пути из Антарктиды. Спустя месяц опять летят по ветру доллары, но уже более крупные суммы. Две недели стоит в Монтевидео экспедиционное судно Украинской антарктической экспедиции под позорным флагом арестанта, обильно бросая грязь на честь и достоинство державы. Причина та же... И снова «виновато» правительство.

Катастрофически падает авторитет Украины в антарктическом сообществе. По вине руководства УАЦ нарушено условие меморандума о передаче Украине британской антарктической станции «Фарадей» в части замены топливного бака на станции, о чем Великобритания подала официальное представление. К сожалению, вопрос, когда на украинской антарктической станции «Академик Вернадский» будет построен новый топливный бак, остается открытым. Возникла реальная угроза исключения Украины из влиятельных международных организаций SCAR и COMNAP за неуплату членских взносов, суммарный долг которых уже составляет около 40 тыс. долларов. И не пеняйте, господа, опять на правительство, что не дало денег. Это над Монтевидео, Норвегией, Чили летают пущенные вами членские взносы за SCAR, COMNAP и не только. Это и оборудование для украинской антарктической станции «Академик Вернадский», и многолетняя зарплата полярников и работников УАЦ, и многое-многое другое.

«Руководство» Украинским антарктическим центром продолжается. Надувание щек тоже. Все хорошо, прекрасная маркиза? Мы летаем по миру «делиться опытом», «укреплять» международные связи. И в Лиму полетим. Это на другое денег не хватит…

Апогеем некомпетентности, безответственности и, возможно, безнаказанности является проведение IV украинской антарктической экспедиции, подготовка которой длилась более года, а проведению предшествовала почти месячная командировка в Чили ее руководителя. Об этом с горечью сообщила пресса (см. «Киевские новости», №14, 1999 г.). Будки для полярников, пьяный до бесчувствия руководитель... Каждому в Украине, наверное, читать такое стыдно, но только участники этой экспедиции и профессионалы знают, что такое страшный шторм в проливе Дрейка на не предназначенном для таких плаваний судне и что в таких условиях обозначает ритуал облачения команды в чистое платье. Возможно, анализ этой экспедиции будет сделан достаточно серьезно, будет определено, как должны оцениваться честь и достоинство Украины, безопасность ее граждан.

Нельзя сказать, что Министерство по делам науки и технологий (сейчас его, правда, уже нет) не знало о состоянии дел в УАЦ и о возможности такого развития событий, но оно предпочло именно такой их ход…

* * *

Антарктика - это всемирный научный полигон, признана особо охраняемой экологической зоной. Во всем мире антарктические исследования проводятся под эгидой ведомств, ведающих изучением природных ресурсов, экологией, охраной окружающей среды, национальных академий наук, королевских научных обществ. В Украине таким ведомством является Министерство охраны окружающей природной среды и ядерной безопасности. Должно быть восстановлено или, по крайней мере, существенно увеличено руководящее влияние на работу УАЦ Национальной академии наук. Возможно, наиболее целесообразным было бы двойное подчинение УАЦ Минэкобезопасности и НАНУ. Принцип подчинения Украинского антарктического центра случайным государственным структурам надо признать ошибочным.

Украина может проводить антарктические исследования на должном высоком уровне. И должна! Для этого имеется все: высокий научно-технический потенциал, специалисты, энтузиазм и преданность делу. Необходимо только одно - нормальная работа Украинского антарктического центра.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно