В выборах президента победит… Трофим Лысенко?

14 января, 2010, 15:25 Распечатать Выпуск №1, 14 января-22 января

Острые разногласия по множеству вопросов между кандидатами в президенты Украины не мешают им проявлять почти абсолютное единство в связи с одной проблемой — они крайне агрессивно настроены против биотехнологии.

Острые разногласия по множеству вопросов между кандидатами в президенты Украины не мешают им проявлять почти абсолютное единство в связи с одной проблемой — они крайне агрессивно настроены против биотехнологии, одного из наиболее многообещающих направлений науки. Достаточно сказать, что в Евросоюзе оборот сектора биоэкономики (основой которого является биотехнология) уже в 2008 году составил свыше 1,5 трлн. евро. В нем занято около десяти процентов трудоспособного населения. Многие государства — США, Китай, Индия, Япония, Бразилия и др. — рассматривают биотехнологию в качестве ключевого направления своего развития.

Почему же достижения этой науки вызывают такие негативные эмоции в нашей стране? Тем более что биотехнологии, основанные на генетике и молекулярной биологии, во всех развитых государствах уже доказали способность помогать при многих, даже самых страшных заболеваниях. Даже наши соседи, также долго находившиеся под гнетом завиральных идей Трофима Лысенко, ныне стали поддерживать биотехнологические исследования. Россия, Беларусь приняли национальные программы, организовали инновационные центры по биотехнологиям и интенсивно догоняют ушедших вперед Европу и США.

Положение в нашей стране выглядело бы вовсе безнадежным, если бы в канун Рождества на ТВ не показали, как всегда, эффектное выступление премьера. Юлия Тимошенко озвучила решение о создании Государственного межведомственного центра инновационных биотехнологий. Подчеркивая важность события, она предложила подчинить его непосредственно правительству.

Украинские биологи, услышав эти слова, готовы были аплодировать, если бы далее Юлия Владимировна не сообщила, что центр создается… на базе Института ветеринарной медицины Украинской академии аграрных наук. А почему же не привлекли для этого ведущие биологические институты Национальной академии наук Украины, работающие на этом направлении и имеющие международную репутацию? Еще большее удивление вызвало то, что руководителем центра назначен Анатолий Завирюха. Он сообщил по ТВ, что центр начинает не с нуля, среди его разработок есть лейкозав — единственный в мире (!) препарат для профилактики рака, который лечит больных на разных стадиях. Так на всю страну был прорекламирован медицинский препарат, не прошедший клинических испытаний.

Предваряя шквал вопросов читателей, которые попросят рассказать, когда украинские ученые успели сделать такой гигантский рывок в лечении рака и где достать волшебное средство, мы обратились к директору Института молекулярной биологии и генетики НАНУ, академику Анне ЕЛЬСКОЙ с просьбой объяснить, не рождественская ли это шутка?

— Когда я увидела сюжет по ТВ, кстати, его показывали многократно, мне стало стыдно за некоторых наших ученых. После такого действительно можно опасаться, что Лысенко возвращается. Думаю, это стало возможным потому, что в Украине нет национальной программы и отсутствует экспертный совет в области биотехнологий.

Именно поэтому Государственный межведомственный центр инновационных биотехнологий создается на базе Института ветеринарной медицины, способного в лучшем случае обеспечить традиционное производство некоторых вакцин (что неплохо, но явно недостаточно) и не имеющего ни соответствующей базы, ни ученых международного уровня, ни опыта в разработке современных биотехнологий, ни настоящих инновационных идей. Наработка лейкозава, не только не прошедшего клинических испытаний на людях, но даже не проверенного в наших ведущих онкологических институтах, а уже провозглашенного панацеей, вряд ли может оправдать такое решение.

Очевидно, что Юлию Владимировну подставили. Если бы она владела объективной информацией, к сожалению, своевременно не предоставленной Национальной академией наук Украины, приняла бы правильное решение. Нельзя допустить, чтобы лысенковщина дискредитировала биологию в нашей стране, а украинское общество стало подобием стаи обезьян, которая будет пользоваться гуманитарными дарами Европы, Индии, Китая.

— Анна Валентиновна, как такое могло случиться в стране, где есть немало честных и высокопрофессиональных людей?

— Можно только сожалеть, что НАНУ ранее не вышла на правительственный уровень со своими предложениями по развитию биотехнологии в Украине. И что печально — по причине неудовлетворенных амбиций одного из командиров от науки. Наш институт на основе собственных исследований, признанных в мире достижений и с учетом биотехнологических работ в других учреждениях разработал концепцию Национального биотехнологического центра под эгидой Межведомственного экспертного совета, обосновал необходимость принятия национальной программы, определил основные задачи, начиная с генной и иммунной диагностики, создания рекомбинантных вакцин и заканчивая генной и клеточной терапией. К сожалению, эти документы, как и в предыдущие годы, похоронены в анналах президиума НАНУ.

Однако я уверена, что ошибочное решение правительства подтолкнет руководство Академии наук к более решительным шагам в развитии биотехнологии не только в рамках НАНУ, но и в масштабе страны.

— Наверняка это не первое решение, принятое «наверху», сформировано таким образом. Тогда важно выяснить: по каким критериям отбираются специалисты для первых лиц в украинском руководстве?

— Президент, премьер-министр, парламентарии имеют советников. Но, мне кажется, туда часто попадают исключительно «преданные» люди — односельчане, однопартийцы, родственники. Именно от их выводов во многом зависит качество решения. Это очень дорого обходится государству. Советники на таком уровне должны быть профессионалами высокого класса с европейской репутацией.

— Если бы ошибалась только премьер! Вы слышали, что говорят по ТВ по вопросу биотехнологий, к примеру, Богословская или Тягныбок?

— К сожалению, нашим политикам нередко присуще инфантильное невежество в научных проблемах. Не знаю, насколько они компетентны в остальном. Часто они берут на себя смелость высказываться по проблемам, в которых мало что понимают. Затем с их подачи все это перекочевывает в прессу, и наше общество вынуждено довольствоваться, мягко говоря, некомпетентной информацией.

Биотехнология во всех передовых странах считается одним из главных направлений не только в науке, но и в социально-экономической жизни. Сообщениями о ее достижениях заполнены СМИ на Западе, на эти цели выделяются огромные средства. Однако у нас в прессе порой появляются мифы, давно уже опровергнутые наукой. Непонимание роли современной биологии на всех уровнях способствует тому, что некоторые наши молодые ученые не могут реализовать себя здесь и уезжают за рубеж. Кстати, там им очень рады, они легко находят работу. А ведь в Украине они много могли бы сделать для нашей медицины, фармакологии, сельского хозяйства, экологического мониторинга. Если мы не изменим отношение к этому вопросу, еще раз повторю: нас ожидают задворки Европы.

— Какими биотехнологическими разработками украинских молекулярных биологов и генетиков можно было бы убедить правительство в том, что на их достижения можно положиться?

— Институт молекулярной биологии и генетики НАН Украины занимается изучением жизненных процессов на уровне атомов, электронов, молекул и их комплексов. Важнейшей чертой современности является формирование биомедицины. Ее принципиально новыми составляющими стали молекулярная диагностика, генная терапия и регенерационная медицина на основе стволовых клеток. Речь идет не только о медицине нового типа, но и о биобезопасности Украины как внутри страны, так и в международном сообществе

Именно поэтому в нашем институте особое внимание уделяется разработке как фундаментальных основ, так и биотехнологий для медицины. Это, например, создание ДНК тест-систем для диагностики тяжелых наследственных заболеваний и генетически обусловленной склонности к развитию сердечно-сосудистых и эндокринных патологий, онкологических заболеваний (проф. Людмила Лившиц). Массовое генетическое тестирование населения страны послужило бы основой для улучшения генофонда Украины и демографической ситуации. Кроме того, знание особенностей генома данного человека даст возможность лечить именно его организм, а не «среднестатистическую» болезнь. На Западе это получило название персонализованного лечения.

Наш институт — пионер в развитии методов генной терапии, в частности, для лечения инсулин- зависимого диабета и атеросклероза. Клиническая картина атеросклероза может включать инфаркт, гангрену, закупорку крупных сосудов холестериновыми бляшками, но, как выяснилось, дело не только в холестерине, а в отсутствии продукта гена аполипопротеина А1. В экспериментах по введению гена этого белка наблюдается существенное снижение холестерина в крови животных с экспериментальным атеросклерозом и буквально растворение бляшек в стенках кровеносных сосудов.

Нет нужды доказывать, как важно лечение больных диабетом без каждодневных инъекций инсулина. В тесном сотрудничестве с Институтом эндокринологии и обмена веществ им. В.Комиссаренко мы приближаемся к стадии клинических испытаний метода генной терапии диабета. Известен огромный вклад членкора НАНУ и академика АМНУ Виталия Кордюма не только в эти разработки, но и в производство рекомбинантных белков, т.е. полученных методами генной инженерии. По уникальной методике под его руководством был впервые получен человеческий интерферон, уже в течение 10 лет продающийся в наших аптеках под названием «лаферон» — прекрасное профилактическое и лечебное средство при вирусных заболеваниях, в том числе при гриппе. Совместно с компанией «Фармбиотек» ученые института разрабатывают технологии получения ряда других рекомбинантных белков, в частности, гормона роста, фактора роста фибробластов, который способствует развитию сосудов и т.д.

Огромное внимание уделяется как изучению молекулярных механизмов развития злокачественных опухолей, так и поиску маркеров для их ранней диагностики и определения стадии развития, что существенно для последующего лечения. Например, под руководством членкора НАНУ Станислава Малюты разработан метод молекулярной диагностики нескольких злокачественных заболеваний крови. Важно, что метод, в отличие от других методов диагностики, полностью исключает ошибочный отрицательный результат. Получены специфические антитела к ряду раковых антигенов для диагностики и проверяется возможность их применения для направленного лечения.

Сейчас в мире наблюдается бум с так называемыми малыми РНК. С их помощью ученые надеются направленно выключать «патологические гены». Такие РНК можно синтезировать, разрабатываются подходы к их введению в организм. За установление биологической роли малых РНК в 2008 г.
получена Нобелевская премия. А ведь более тридцати лет назад наши ученые членкор НАНУ Вадим Кавсан и членкор НАНУ Алла Рындич среди первых описали малые РНК. Но, как всегда в нашей стране, ни условий, ни материальной базы ученые не имели, чтобы довести открытие до логического конца.

Нельзя не упомянуть, что в области создания миниатюрных сенсорных приборов для анализа пищевых продуктов, экологических загрязнений, медицинской диагностики и т.д. проф. Алексей Солдаткин и его лаборатория — среди европейских лидеров. Вот только нужны инвесторы, чтобы воплотить эти разработки в жизнь именно в Украине.

Список наших реальных достижений я могла бы продолжить. Много полезного можно было бы сделать на средства, выделенные на борьбу с гриппом. Да, нам нужна закупка приборов для искусственного дыхания, нужны, хотя и не в таких количествах, препараты тамифлю. Но почему бы из шестисот миллионов, предназначенных на закупки, не выделить двести миллионов на создание истинно инновационного биотехнологического центра, который потом сохранит нам колоссальные средства? В центре бы разрабатывались технологии получения современных (с меньшими побочными эффектами) рекомбинантных и ДНК-вакцин, моноклональных антител для диагностики и лечения, создавались нужные тест-системы. Сейчас понадобились тест-системы для выявления вируса Н1N1, но вскоре могут появиться мутации или новые вирусы. В таком центре можно будет проводить генотипирование, находить мутации, специфичные для украинской популяции, если таковые есть. Почему бы сейчас не потратить относительно небольшую сумму денег, ведь потом все это окупится в сотни раз?

В декабре прошлого года наш институт получил от Европейской бизнес-ассамблеи специальную награду за европейское качество. Мы сотрудничаем как минимум с сорока различными странами мира, получаем каждый год не менее 30 различных международных грантов. Мы включены во многие европейские проекты, в том числе рамочные программы, консорциумы. Среди них, например, консорциум «Франция — Россия — Украина» по изучению ранних этапов развития патологий человека.

Но исследовательское учреждение высокого уровня не может постоянно находиться в положении нищенки с протянутой рукой. Унизительно с таким интеллектуальным потенциалом выживать лишь за счет иностранных грантов, стыдно и слишком расточительно менять идеи на реактивы и мелкое оборудование.

— В условиях дезинформационного кошмара что предприняли ученые, чтобы направить на путь истинный наше правительство?

— Не переоценивайте возможности ученых в современном украинском обществе. Наши обращения в СМИ донести до широких масс точку зрения специалистов ничего не дают. В ТВ-передачах с увлечением обсуждают парапсихологические фантазии, а не серьезные достижения ученых, тем более в области современных биотехнологий. Круглые столы с учеными в стенах парламента или Кабмина, как происходит в других странах, не проводятся. Государственного органа, курирующего развитие биотехнологии в стране, как и экспертного совета при Кабмине, нет.

Во всем мире этому направлению уделяется колоссальное внимание. К примеру, Китай ежегодно расходует более миллиарда долларов только на биотехнологические исследования. Индия создала потрясающие комплексные биотехнологические центры, где учитываются потребности сельского хозяйства, производство биогаза и биоэнергетика, развитие биомедицины.

— Выходит, позитив вокруг передовых направлений в нашем политикуме сформировать не удается, а негатив сформировался и стал мощным фактором предвыборной борьбы. Почему?

— Прежде всего, потому что у нас биотехнологию ассоциируют только с генномодифицированными растениями. При этом не учитывается, что с помощью именно ГМО уже создан ряд лекарственных препаратов и ценных продуктов. Сейчас в растениях пытаются получать вакцины, а в животных организмах нарабатывать лекарственные белки, необходимые для человека. На основе генной модификации насекомых уже получена вакцина против вируса Н1N1 с более быстрым производством и более безопасная. Это звучит как фантастика, но огромный потенциал ГМО еще далеко не использован.

В США производится более 50 различной генномодифицированной продукции: кукуруза, картофель, соя, папайя, рис. Но у них существует как минимум три ступени контроля за ее производством. При обязательной маркировке желающие потребляют такие продукты без особого страха, ибо доверяют жесткому контролю со стороны сельскохозяйственного департамента, агентства охраны окружающей среды и департамента, контролирующего пищу и лекарства. Только пройдя все ступени, где проверяется безопасность не только для человека, но и для окружающей среды, продукт поступает в производство.

Наши политики пугают людей, мне кажется, просто ради красного словца, а средства массовой информации, к сожалению, не доносят до общества необходимых знаний, отсюда рождаются неоправданные страхи и слухи. У нас нет ни одной толковой телепередачи, в которой рассказывали бы о передовых достижениях науки и о том, какие этические проблемы возникают перед обществом в связи с этим. Наука в стране постепенно отодвигается на второй и третий план. Это фон, который позволяет противникам научных достижений концентрироваться на совершенно непроверенных опытах, выдавая их за реальные исследования.

Последняя эпидемия гриппа показала, что Украина совершенно беспомощна в этой ситуации. Ей как воздух необходимы национальная программа по биотехнологии и высокоэффективный биотехнологический центр, может, и не один. Словения и другие малые страны посылают нам свои лекарства, вакцины. А ведь Украина в Советском Союзе обеспечивала вакциной все республики. А сейчас мы завозим препараты, которые могли бы производить сами.

— Премьер-министр не раз приезжала в НАНУ. Неужели обо всех этих проблемах вы не могли ей рассказать при непосредственном общении?

— Во время таких встреч обычно присутствуют члены президиума. Честно говоря, я бы очень хотела поговорить с Юлией Владимировной. Мне кажется, что смогла бы во многом убедить ее или будущего главу правительства. Есть очень веские доказательства того, что развитие биотехнологии нужно не только нашим людям, но еще и очень выгодно в коммерческом смысле как для страны, так и для отдельных инвесторов. Однако чтобы организовать и развивать биоиндустрию, нужна государственная целенаправленная политика и финансовая поддержка на начальных этапах. Ну а главное — нужно опираться на научные силы, которые есть в Украине и готовы включиться в этот процесс.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно