В ожидании научных десантов

24 июля, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №27, 24 июля-14 августа

В настоящее время только ленивый не говорит о Китае. Страна уверенно становится одним из важнейших геополитических и экономических игроков мира. Интонации разные ― от абсолютного восхищения до ностальгического неприятия. Нет только равнодушия, поскольку все понимают роль и значение Поднебесной. О связях Китая с Украиной говорят, в основном, на уровне торгового партнера, научные и образовательные взаимовыгодные контакты остаются в тени, а зря.  

 

 Размышления после китайско-украинского форума по науке и технологиям

В настоящее время только ленивый не говорит о Китае. Страна уверенно становится одним из важнейших геополитических и экономических игроков мира. Интонации разные ― от абсолютного восхищения до ностальгического неприятия. Нет только равнодушия, поскольку все понимают роль и значение Поднебесной. О связях Китая с Украиной говорят, в основном, на уровне торгового партнера, научные и образовательные взаимовыгодные контакты остаются в тени, а зря.

Начнем с неординарного события. В конце июня в Китае состоялся "Первый китайско-украинский форум по науке и технологии" (The First China-Ukraine Forum on Science and Technology), организованный Китайской академией наук и Китайской академией технологических наук. Со стороны Украины организацией форума занималась Украинская академия технологических наук. Первая часть форума проходила в Харбине, а вторая в Циндао, расположенном на берегу Желтого моря. Для украинских читателей Харбин ассоциируется только с белогвардейской эмиграцией 20-30 гг. прошлого столетия, а с Циндао вообще ассоциаций нет. В то же время в Большом Харбине проживает около 10 млн человек, в а Большом Циндао — около 8 млн. Таковы китайские масштабы!

Организаторы форума выбрали эти города неслучайно. В первом расположен Харбинский технологический институт (HIT), который стремится быть похожим на знаменитый MIT (Массачусетский технологический институт). А во втором при научном сопровождении HIT создается несколько технопарков, в том числе "Голубая кремниевая долина" (Blue Silicon Valley) — гигантский приморский технопарк, направленный на создание и развитие технологий, связанных с морем и водными ресурсами. 

Со стороны Украины в форуме активно (с докладами) участвовало около 40 человек — из Киева, Днепропетровска, Харькова, Запорожья, Николаева, Черкасс и других городов. Каждый из этих участников прошел определенный кастинг и был отобран принимающей стороной как высококвалифицированный специалист, известный успешным решением крупных технологических или научных задач. В основном это были ведущие и генеральные конструкторы из высокотехнологических предприятий, которые раньше составляли гордость нашей страны. Но были и представители вузов (в частности КНУ им. Шевченко и КПИ) и нескольких институтов НАН  Украины.

Цель форума с китайской стороны была очевидной — создать основу для последующего развития соответствующих технологий в Китае. Организаторы тщательно готовились к этому форуму и пригласили около 200 экспертов из ведущих университетов и научно-промышленных центров со всей страны. Проблемы, которые интересовали организаторов, самые разные — от очистки шахтной воды до космических исследований, от новых источников рентгена до изучения графена. Естественно, первый форум — это только "притирка". Но он показал очень большие масштабы возможного сотрудничества. 

Кроме того, этот форум развеял некоторые устойчивые стереотипы. Главный из них — Китай могуч только за счет большого количества населения, уровень жизни которого достаточно низок. Тут все относительно. Но показательный факт — трафик автомобильного движения в Харбине и Циндао сопоставим только с легендарными московскими пробками. Машин хорошего класса очень много. Активно формируется средний класс. А уровень зарплат демонстрирует простая цифра — годовая стоимость обучения в HIT составляет примерно 20 тыс. юаней, что соответствует 75 тыс. грн. Для примера, в КНУ им. Шевченко на естественных факультетах она не превышает 20 тыс. грн. При этом нужно учесть, что поскольку пенсии по старости в Китае, как правило, не платят, то работающий гражданин должен содержать своих родителей и учить детей. Средств должно хватать на все. Увы, в этом отношении мы уже начитаем отставать от Китая.

Что мы можем предложить Китаю? Очевидно то, что у нас еще осталось и чем мы можем без ущерба успешно делиться. Прежде всего, это восполнимый ресурс — знания. Другой ресурс ― землю — отдавать нельзя никому.

Образно говоря, Китай начал чрезмерно быстро расти, и главная его проблема не в недостатке продовольствия и сырья (хотя такие проблемы тоже есть), а в нехватке высококвалифицированной рабочей силы. Как решается продовольственная проблема, я наглядно увидел во время переезда на скоростном экспрессе из Циндао в Пекин. Скорость экспресса превышает 300 км/час. В определенный момент мы увидели за окном парники. Они тянулись от полотна дороги в обе стороны до горизонта. И так было на протяжении пяти–семи минут. Это сотни квадратных километров парников, которые обеспечивают города свежими продуктами зимой и летом. А вот с технопарками такой метод не проходит. И здесь традиционный резерв — китайское село — уже не поможет. Этот метод был достаточно эффективным, когда нужно было найти работников/работниц для выполнения монотонных простых операций при создании серийных изделий или для работы на тех же парниках.

Теперь Китай ставит другие, более амбициозные задачи. Создать (сформировать) высококвалифицированного работника, способного не только обслуживать импортную или отечественную технику, но и разрабатывать передовые собственные технологии ХХІ века — это задача не на одно десятилетие. Особенно явственно это проявилось во время посещения нескольких отдельных технопарков, в частности "Голубой кремниевой долины". 

Представьте картину — на берегу теплого моря стоят громадные корпуса научных и технологических предприятий, к которым подведены все коммуникации, но в которых почти нет людей! Более того, недалеко от этих комплексов стоят железобетонные коробки десятков уже построенных 20-40- этажных жилых зданий, в которых нет даже застекленных окон. Эти тысячи квартир предназначены для будущих работников, которых пока нет. И такая картина повсюду. Таких технопарков в Китае много. Государство и местные власти уделяют этому очень большое внимание.  Нужны десятки и сотни тысяч высококвалифицированных научных работников и грамотных инженеров. А их просто не хватает физически, и быстро готовить их некому. Страна слишком быстро развивается.

Именно поэтому организаторы форума много раз повторяли, что им нужны не просто разработки, которые мы можем сделать в Украине и "продать" в Китай, а научные десанты с кратковременным (или длительным) пребыванием в Китае для постановки технологии на месте. Это может быть организовано по примеру внедрения в Китае производства генераторов Росси, для которых был создан специальный технопарк в городе Баодин (Baodìng) недалеко от Пекина и которые способны решить энергетические проблемы Поднебесной и уйти от нефтегазовой зависимости (см. http://gazeta.zn.ua/science/vyrastet-li-belyy-lebed-iz-gadkogo-utenka-_.html).  Но Китай также готов (и это большой шанс для Украины) всемерно способствовать подготовке своих квалифицированных кадров в наших вузах, особенно в магистратуре и аспирантуре. Об этом нам несколько раз заявляли во время многочисленных встреч и круглых столов, приуроченных к форуму. 

Высшее образование в Украине, при заслуженной критике, тем не менее, остается в ведущих вузах достаточно эффективным и конкурентоспособным. Более того, то обстоятельство (фундаментальность образования), за которое часто ругают наши университеты, является в этом случае нашим преимуществом. Китаю для этих современных технопарков нужны не только (и не столько) узкоспециализированные специалисты, способные решать конкретные задачи, но также фундаментально подготовленные люди, которые хорошо знают такие базовые науки, как атомная и ядерная физика, квантовая механика, электродинамика, химия, биотехнологии, высшая математика, нано- и микроэлектроника и могут легко переориентироваться в быстро изменяющемся мире. Таких специалистов наши университеты готовить умеют и могут  (пока еще!).

Главная проблема при этом — языковая. Русский язык молодое поколение китайцев сейчас практически не знает, а вот с английским ситуация постоянно улучшается. Характерный факт — при проведении форума рабочими языками номинально считались русский и английский. Однако при представлении докладов на русском языке обязательно требовался переводчик на китайский и, естественно, процесс общения был крайне заторможенным и неполным, так как время каждого доклада было ограничено. В то же время для докладчиков, которые рассказывали о своих возможностях и разработках на английском языке, переводчик не требовался. 

И еще факт. Гигантские плакаты, баннеры и постеры, которыми были увешаны вход в здание, где проходил форум, улицы вблизи него в кампусе HIT и даже парадный вход гигантского отеля, где мы жили в Циндао, были только на английском и китайском языках. Организаторы даже нашли переводчиков с китайского языка на украинский (это были наши соотечественницы, выпускницы Могилянки, которые проходят стажировку в Китае), которые проводили для нас экскурсии в HIT. Это к вопросу о приоритетах в большой геополитике.

Исходя из этого, наши университеты могли бы организовать массовое обучение китайцев на английском языке. Вопрос в том, где взять соответствующих преподавателей, способных квалифицированно читать лекции на английском. Из опыта могу отметить, что в университетах (по крайней мере, в КНУ им. Шевченко) они есть, особенно среди молодежи. Однако современная структура организации университетского образования, отраженная в нормативных документах, не особо стимулирует такие возможности. Пресловутый арифметический принцип — 10–12 студентов-бакалавров в расчете на одного преподавателя — мало способствует решению этой проблемы. Молодых преподавателей в штат взять крайне сложно (нет вакансий). Людей, способных читать лекции и проводить семинары на английском языке, нужно максимально стимулировать экономическими и административными методами. Новая "сниженная" норма в 600 часов для учебной нагрузки зачастую получена за счет того, что остальная нагрузка автоматически переходит в статус "общественной работы" или как "почетная обязанность". Такая "оптимизация" вряд ли поможет решению проблемы глобализации нашего университетского образования с поиском новых международных рынков оказания образовательных услуг. Университет сам не может решить эту проблему. А время не ждет, и пока есть спрос, ее нужно решать. 

 
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • nanu nanu 26 липня, 13:51 В Китай из Украины - залучаютья тільки ті фахівці, яких приваблює не жага до наукового удосконалення, а виключно матеріальна забезпеченість, що не має нічого спільного із креативністю, тому «китайський дракон» не здатен вийти із стану «міфологічної істоти». Академик Борис ПАТОН: «Впереди должен стоять интерес к работе, а не интерес набить карманы монетой» Хорошо, что в Китайской академии наук этого не знают - а то повторили бы путь нашей НАНУ согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно