Узаконенные атавизмы

9 сентября, 2016, 22:00 Распечатать Выпуск №32, 10 сентября-16 сентября

Как ученый с более чем 30-летним стажем ответственно утверждаю, что четкое различие между многими должностями (например, между научным и старшим научным или ведущим и главным сотрудниками) очертить невозможно. Должности искусственно созданы, чтобы ученый зависел от начальников, т.е. хорошо служил (научные достижения — вторично).

Совковость и популизм как тормоз реформы в научно-технической сфере

С тех пор как ВРУ приняла обновленный Закон Украины "О научной и научно-технической деятельности", прошел уже почти год.

Как записано в его преамбуле, закон "определяет правовые, организационные и финансовые основы функционирования и развития в сфере научной и научно-технической деятельности, создает условия для проведения научной и научно-технической деятельности, удовлетворения потребностей общества и государства в технологическом развитии путем взаимодействия образования, науки, бизнеса и власти". Предыдущий закон был принят на заре независимости Украины еще в 1991 г., и безнадежно устарел. Новый закон призван кардинально изменить положение в научно-технической сфере, чтобы обеспечить "использование достижений отечественной и мировой науки и техники для удовлетворения социальных, экономических, культурных и иных потребностей". 

В целом, для неосведомленных с реальным положением науки в Украине, закон представляется солидно подготовленным документом, где ряд важных положений подробно прописан, поэтому остается лишь внедрить его в жизнь. Собственно, внедрение важнейшего нововведения (ст. 20) создание Национального совета Украины по вопросам развития науки и технологий (далее — Национальный совет), который станет самым главным органом в научно-технической сфере страны, — уже началось. Как сообщала ZN.UA, в июне был избран Идентификационный комитет (ИК), которому надлежит избрать Научный комитет. Последний, согласно закону, будет иметь очень широкие полномочия.

Национальный совет — главный координатор и направляющий R&D в Украине, но только для "правильных" наук? 

Национальный совет, согласно закону, станет специальным органом при Кабмине в вопросе "...реализации единой государственной политики в сфере научной и научно-технической деятельности", и ее будет возглавлять премьер-министр Украины. Новый орган будет состоять из двух частей — Административного комитета и Научного комитета. Поскольку первый будет комплектоваться просто по должностям и его возглавит министр образования и науки, то абсолютное большинство членов Административного комитета будут составлять политики, хозяйственники и руководители самых крупных научных организаций. В состав Научного комитета будут входить ведущие (не по должностям!) ученые, которых будет избирать упомянутый выше ИК. 

Хотя формально процедура избрания Идентификационного комитета была соблюдена, но из 9 членов ИК 8 являются специалистами по физике и астрономии (упаси Бог, автор этих строк не сомневается в их высокой квалификации!) и только один — физиолог Гюнтер Шток (Gunter Stock) — репрезентует остальные отрасли науки. Теперь ИК, с высокой вероятностью, изберет Научный комитет, в котором также будет засилье физиков. Следовательно, физика станет приоритетом №1 среди всех наук в Украине, что не соответствует общемировым тенденциям (во всех развитых странах тон задают науки о жизни). 

Конечно, наши физики делают самый крупный (по сравнению с прочими отраслями науки) вклад в создание конкурентной на международном рынке научной продукции. Например, самая авторитетная наукометрическая база Web of Science при поиске Research Areas указывает, что в 2013 г. свыше трети всех опубликованных украинскими учеными работ — из сферы "физика". Но возникает естественный вопрос: почему все другие науки, продуцирующие остальные две трети индексированных этой базой работ, не имеют в ИК достойного представительства? Например, та же база Web of Science при упомянутом выше поиске указывает, что математика является пятой в рейтинге отраслей наук в Украине. Среди 63 кандидатов в ИК (список можно найти на официальной странице МОН) был известный американский математик украинского происхождения Р.Григорчук, но удивительным образом его не оказалось среди членов ИК. Неужели только потому, что он окончил главный университет страны-агрессора и когда-то в нем работал?  Думается, причина в другом: разработчики закона некорректно внесли в ст. 22 норму о том, что ИК "формируется специальной конкурсной комиссией, в состав которой вводятся первые 25 лиц рейтинга ученых Украины по индексу Гирша, в соответствии с одной из чаще всего используемых международных наукометрических баз данных". Дело в том, что индекс Гирша — прямой результат индекса цитирования ученых, а цитирование в различных отраслях науки отличаются в разы. Например, если h=15 (по Web of Science) для математика является высоким показателем и в Украине немногие могут похвалиться таким индексом, то для физиков и биологов — это показатель очень низкий. Некорректность сравнения индекса цитирования ученых из различных отраслей науки — хорошо известный факт, и на это указывалось еще много лет назад. Следовательно, определенные законом 25 человек всегда будут  репрезентовать всего четыре отрасли науки, а следовательно — эти сферы будут в заведомо лучшем положении. Нельзя обойти вниманием еще один неприятный факт: треть членов новоизбранного ИК были выдвинуты одним научным учреждением. Да, это учреждение хорошо известно среди физиков в мировом научном сообществе, но монополизация еще никогда не вела к успеху, особенно в науке. Очевидно, что в ст. 22 закона следует срочно вносить правки. К сожалению, изменения надо срочно вносить и в ряд других статей закона. 

…Да еще и читают лекции студентам

Закон не создает правовых условий для быстрого омоложения руководящего состава научных учреждений страны, и прежде всего НАН Украины и других пяти государственных академий. Разработчики закона — МОН и профильный комитет ВРУ — почему-то не заметили (неужели не знают?), что абсолютное большинство научных учреждений возглавляют лица глубоко пенсионного возраста, поэтому их главная задача — сохранение status quo, а не изучение мирового опыта и проведение на его основе давно перезревших реформ. Вместо того чтобы четко прописать в законе, что лица пенсионного возраста (или, скажем, после 65-летнего, как это происходит в большинстве стран ЕС) не могут занимать руководящие должности, закон разрешает каждому из них еще раз избираться на пятилетний срок. То есть все без исключения 70–90-летние руководители (президенты, вице-президенты, академики-секретари, директора и т.п.) имеют право еще пять лет посидеть на теплых местах. Наивные (некомпетентные?) авторы закона считают, что руководители, под менеджментом которых за 25 лет произошла настоящая катастрофа в развитии научных исследований в Украине (это автор аргументированно показал в своей предыдущей статье в ZN.UA, начнут работать по-новому?   В действительности большинство из них спокойно будут сидеть на должностях, а остальные — настойчиво будут лоббировать изменения в упомянутый выше закон, чтобы убрать временное ограничение для пребывания на должностях. Важно сделать ударение на слове "должностях" во множественном числе в предыдущем предложении, поскольку ст. 6 закона разрешает занимать руководящие должности и по совместительству. В НАНУ легко можно найти десятки руководителей, которые одновременно руководят двумя и более (!) учреждениями и структурными единицами, да еще и читают лекции студентам. 

Собственно, только эти два недостатка — отсутствие возрастного ограничения на занятие административных должностей и ограничения на их количество — "гарантируют", что в ближайшие годы никаких качественных изменений в научно-технической сфере ожидать не приходится. 

Более того, закон консервирует ряд других атавизмов в научно-технической сфере Украины, каких не найдешь в тех развитых странах, где существуют аналоги наших государственных академий. Это касается, прежде всего, ст. 17 и 18.  Ст. 17 начинается с того, что только за НАНУ узаконивается право называться "высшей научной самоуправляющейся организацией Украины". Это отсылает нас к ст. 6 Конституции СССР о руководящей и направляющей роли КПСС. Наши будто бы проевропейские законодатели до сих пор не понимают, что в современном мире право называться самым лучшим приобретается в конкуренции, а не объявляется by definition. Любопытно — в какой еще стране ЕС такое узаконено? 

В той же статье законодательно устанавливается, что академиков должно быть не более 200, а членов-корреспондентов — не более 400. Вновь возникает естественный вопрос: французское и британское правительства также устанавливают, сколько именно академиков должно быть, соответственно, во Французской академии наук и Royal Society в Лондоне? Конечно, нет! Причина этого ограничения сугубо финансовая — закон консервирует советскую систему доплаты за звание академика и членов-корреспондентов, которой нет ни в одной из развитых стран, включая и Польшу. 

Закон консервирует и советскую систему научных должностей (ст. 31), придуманную в свое время для того, чтобы в течение всей научной карьеры ученый максимально зависел от начальства. В нем узаконили целых 18 (!) научных должностей. Вместо того чтобы разделить понятие "должность" и "функция", как это сделано в цивилизованных странах, у нас внедрена армейская система. В одной из самых бедных стран Европы придумали аж 11 уровней (!) разнообразных руководящих должностей в научной сфере. Очевидно, по глубинному замыслу наших законотворцев, это будет содействовать скорейшему научно-техническому прогрессу Украины. Количество научных должностей для рядовых ученых тоже поражает — целых 7 (в этом мы перегнали даже СССР!). В той же Польской АН только три научные должности, а все руководящие должности — соответствующие научные функции, выполняемые конкретным научным работником. 

Как ученый с более чем 30-летним стажем ответственно утверждаю, что четкое различие между многими должностями (например, между научным и старшим научным или ведущим и главным сотрудниками) очертить невозможно. Должности искусственно созданы, чтобы ученый зависел от начальников, т.е. хорошо служил (научные достижения — вторично). Один научный сотрудник может, скажем, 5 лет пребывать в каждой должности перед повышением, а другой за эти 5 лет может трижды получить повышение, хотя количество и уровень их публикаций отличаться практически не будут. 

Ст. 48 закона повторяет абсолютно популистское обещание из предыдущей редакции о "бюджетном финансировании научной и научно-технической деятельности в размере не менее 1,7 процента" от ВВП Украины. За весь период действия предыдущей редакции закона никогда эти 1,7% не были достигнуты(даже в 2000–2007 гг., когда ежегодно наблюдался весомый рост ВВП, указанный показатель не достигал и 1%). Сейчас в стране ситуация намного сложнее, поэтому то, что в закон заложена эта заоблачная цифра, является или сознательным обманом ученых, или лишним подтверждением того, что они (в частности, члены профильного комитета) — невежды. Даже больше, среди развитых стран не найти таких, в чьих государственных бюджетах заложена такая высокая цифра на развитие научно-технической сферы. Несмотря на это, в СМИ регулярно гуляют цитаты академиков и "прогрессивных" ученых-реформаторов о 3–4% от ВВП в развитых странах. При этом эти манипуляторы информацией забывают уточнить, что, во-первых, таких стран очень мало (в ЕС это только богатые северные страны — Дания, Швеция и Финляндия), а во-вторых — большинство финансирования во всех развитых странах приходится на негосударственный сектор (подробные данные можно найти на страницах Евростата или OECD). Например, в Германии 2,85% ВВП было выделено на эту сферу в 2013 г., но из них свыше двух третей (т.е. 2% ВВП) — финансирование предпринимательского сектора (по-английски — BERD), похожая ситуация во Франции, Великобритании и многих других развитых странах. Здесь уместно заметить, что эти страны имеют значительную долю высокотехнологичного производства (достаточно вспомнить концерны BMW, VW или Bosch в Германии), которого в Украине нет, и их правительствам логичнее было бы вкладывать больше государственных средств в научно-техническую сферу, но они этого не делают. И понятно почему — за бюджетные средства, как правило, осуществляется только blue sky research, который на выходе вовсе не гарантирует практического применения. Замечу, что нереалистичная цифра 1,7% от ВВП на науку в Украине очень выгодна нынешним научным генералам, ведь у них всегда было, есть и в дальнейшем будет объяснение для позорно низких показателей: недостаточное государственное финансирование. Более того, им очень выгодно, что их подчиненные (в отличие от начальства!) будут получать смехотворные зарплаты, ведь учеными-нищими легко руководить и манипулировать, в частности периодически организовывать митинги под стенами ВРУ и Кабмина с нищенскими требованиями. 

Признаки попыток декоммунизации науки в Украине 

В законе содержатся некоторые новые положения, которые теоретически могли бы существенно демократизировать НАНУ и другие государственные академии. В частности, закон дает право делегатам от научных учреждений (не менее половины от количества академиков и членов-корреспондентов) принимать участие в общем собрании НАНУ — высшем органе академии. Но уже в этом году общее собрание подтвердило, что наличие трети делегатов от научных учреждений абсолютно ничего не меняет. В частности, президиум НАНУ, согласно требованию закона, подготовил новую редакцию устава НАНУ, фактически ничего не изменившую в предыдущем уставе, хотя закон разрешает внести существенные изменения. Например, норму о том, что избранных делегатов должно быть не меньше, чем членов академии; предусмотреть возрастной ценз на занятие руководящих должностей в НАНУ; предусмотреть избрание в состав президиума НАНУ не только академиков, и т.п. Но на общем собрании оказалось, что практически все делегаты от научных учреждений поддерживают новый-старый устав НАНУ (было менее десятка голосов "против"!). Попытка известного ученого-физика (но не академика) А. Габовича высказать критические замечания натолкнулась на агрессивные реплики маститых академиков (что было прогнозируемо) и не нашла поддержки делегатов от трудовых учреждений. Этот факт еще раз ярко подтвердил известный тезис о том, что НАНУ не способна сама себя реформировать, и руководить ею будут преимущественно те же "выдающиеся ученые", значительная часть которых в советскую эпоху была партийными активистами. Очевидно, именно из-за этого в третьей части ст. 9 закона нет пунктов 6, 7 о применении Закона "Об очищении власти", хотя эти пункты есть в ст. 21–22 — относительно требований к членам Научного и Идентификационного комитетов. 

Конечно, в законе есть еще ряд положительных нововведений, но из-за размытой формулировки последних нелегко надеяться на их скорейшую отдачу или эффективность. Например, ст. 11 вводит государственную аттестацию научных учреждений. По форме — очень правильно, но соответствующие положения в законе весьма обтекаемы, и фактически все отдается на откуп Кабмину, который должен разработать соответствующее положение. А почему прямо в законе не ввели определенные нормы прямого действия? Например, предусмотреть рейтингование научных учреждений по результатам каждой аттестации. Четко установить, что научные учреждения делятся на определенные группы (по отраслям науки, типу исследований — фундаментальные, прикладные, конструкторские разработки и т.п.), и предусмотреть, что учреждения-аутсайдеры в каждой из групп ликвидируются как отдельные юридические единицы или лишаются базового финансирования от государства на определенный период. Остается абсолютно неурегулированным вопрос о периоде первой государственной аттестации (через год, через 5 лет?), и какой именно орган ее будет проводить (в перечне полномочий Национального совета есть только "подготовка предложений относительно... государственной аттестации"). 

Уместно заметить, что за годы независимости в Украине создано немало не только псевдоуниверситетов, но и псевдонаучных учреждений. Например, несмотря на более чем двукратное сокращение количества работников в НАНУ (из свыше 89 тыс. в 1990 г. до менее чем 40 тыс. в 2013-м), количество научных учреждений в НАНУ выросло более чем вдвое — с 83 до 168 (по данным самой же НАНУ). Вне всякого сомнения, большинство новых учреждений были созданы не в связи с реальной потребностью, а под определенных персон. Если же поинтересоваться достижениями этих новых учреждений (что непросто, поскольку у них часто нет интернет-страниц, или же на этих страницах отсутствует информация по сути), то окажется, что большинство из них напоминают "главное управление свободного времени" из известного фильма Э.Рязанова. Например, в 2003 г. был специально создан Институт возобновляемой энергетики НАНУ для выдающегося ("выдающегося"?) ученого и многолетнего нардепа Партии регионов Н.Мхитаряна. Формально из названия института вытекает его актуальность. Но на интернет-странице учреждения нет ни одной конструктивной информации о достижениях. Нет даже перечня его научных сотрудников (есть только и.о. заведующих шести отделений), в разделе "Публикации" не найти списка научных работ. Непонятно, что именно изобрел и ввел в жизнь этот институт прикладного профиля за 13 лет своего существования. Очевидно, что все исследования финансировались из бюджета и квалифицировались как фундаментальные, хотя раздела или отрасли науки "возобновляемая энергетика" вообще не существует! Или возьмем созданный тоже после обретения независимости Институт транспортных систем и технологий. На интернет-странице НАН Украины информация минимальная (из нее следует, что в институте аж 6 работников!) Если внимательно прочитать этапы главной бюджетной темы института, то это сугубо прикладные исследования с большой частью прикладной математики, но финансируемые как фундаментальные. Зачем было создавать этот институт в 1995 г. — непонятно. Аналогичные примеры можно приводить еще и еще. 

Уже не говоря о том, что в НАНУ до сих пор есть институты, само существование которых абсолютно непонятно после тотальной приватизации государственных предприятий. Например, все металлургические предприятия в Украине давно приватизированы хорошо известными олигархами. Какой смысл содержать на средства налогоплательщиков Институт черной металлургии им. З.Некрасова?! И излишне спрашивать, существует ли раздел (отрасль) науки "черная металлургия". 

Фактически есть только одна крупная сфера государственного производства, которая ныне активно возрождается: это государственные предприятия ВПК. Если некоторые академические учреждения прикладного характера способны предложить новые конкурентоспособные разработки для нашего ВПК, которые в разумные сроки можно внедрить в производство, то эти учреждения должны не людей на митинги под ВР Украины выводить, а подписывать договоры с Минобороны. 

Может, следует пригласить ведущих наших олигархов и настоять, чтобы они внимательно присмотрелись к ряду институтов НАНУ, наподобие Института черной металлургии им. З.Некрасова и Института возобновляемой энергетики, и взяли их на содержание? Может, наши новоиспеченные мультимиллионеры агропромышленного комплекса возьмут на содержание НААН Украины? Возможно, содержание отдельной академии для развития педагогических наук (НАПНУ) — это слишком большая роскошь для одной из самых бедных стран Европы?..

***

Немного оптимизма прибавляет факт создания группы из 10 ведущих европейских экспертов для внешнего независимого аудита нашей научно-технической сферы, о работе которой оптимистически рапортовал заместитель министра М.Стриха. Но возникает резонный вопрос: почему МОН не организовало этот аудит еще в 2014 г.? С отчетом ведущих европейских экспертов можно было бы сразу имплементировать его основные идеи в Закон "О научной и научно-технической деятельности". Не окажется ли теперь, что выводы этой группы не будут согласовываться с соответствующими положениями уже принятого закона? И даже если закон быстро поправят, то бюджет на 2017 г. к тому времени уже будет сформирован, следовательно, еще один год пойдет коту под хвост...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 20
  • Volodymyr Volodymyr 16 вересня, 21:45 Роман Черніга. Буде прикро, якщо Ви припините писати подібні статті в ДТ. Кому як не Вам їх писати. У Вас є з чим порівнювати нашу науку. У Вас є чітке бачення реформ у науковій сфері. Врешті, Ви крупна величина у математиці. Пишіть, сперечайтесь і у Вас з’явиться армія Ваших прихильників. Я думаю, що їх уже тисячі. Слово (особливо – розумне слово) колосальна сила. Не опускайте руки. Продовжуйте свою лінію. Вибачайте, за відсутність моїх конструктивних пропозицій. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно