УНИЧТОЖЕНИЕ ЛЕСОВ И ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ КАТАСТРОФЫ

27 октября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №42, 27 октября-3 ноября

Лес может сопротивляться почти всем разрушительным силам природы. Бессилен он только против одного врага — человека...

Лес может сопротивляться почти всем разрушительным силам природы.

Бессилен он только против одного врага — человека.

Карл Гайер

Катастрофические наводнения в Закарпатье заострили интерес общества и науки к лесам Карпатского края. И хотя ученые довольно неплохо осведомлены с фактическим состоянием карпатской лесной растительности и на основе созданной ими системы мер по предотвращению наводнений могут указать пути решения судьбы «легких» Украины, дискуссия вокруг проблемы продолжается.

Никто не может оспаривать определенного значения неблагоприятной гидрометеорологической ситуации в возникновении паводков. Как раз природные факторы повлекли опасные наводнения в 1700, 1730, 1864, 1887, 1895, 1900, 1911, 1913, 1926, 1927, 1933, 1941 гг. Но ведь по крайней мере на протяжении последних 50 лет, антропогенные факторы все в большей мере определяют возникновение паводковых катастроф. Важно подчеркнуть, что в первой половине нынешнего века антропогенное влияние на природные ландшафты Карпат было незначительным, однако тогдашние правительства после каждого паводка строили мощные дамбы для защиты населенных пунктов, противопаводковые водохранилища, создавали водные перепады и т. п.

Очень горько и больно читать научные и публицистические статьи, авторы которых пытаются убедить читателей в том, что антропогенные факторы в предшествующих и последнем катастрофическом паводке не играли серьезной роли. Такие выводы далеки от истины. Только за послевоенные 10—15 лет было оголено 20 процентов покрытых лесом площадей. Это не могло не повлиять на гидрологический режим горных рек. Сравните приведенные выше данные о паводках за 1700—1941 гг. с частотой их в послевоенные годы — 1948, 1955, 1957, 1959, 1964, 1969, 1970, 1974, 1977, 1980, 1982, 1992, 1993, 1997, 1998. При этом каждое следующее наводнение сопровождалось все большими сдвигами грунтов и селевыми потоками. Никто из ученых-ботаников (лесоведов) не сомневается в том, что перерубы, случавшиеся в горных лесах, уменьшали способность лесных экосистем задерживать осадки и регулировать поверхностный сток воды. Вот почему лесохозяйственные и административные органы должны прежде всего анализировать и учитывать антропогенные факторы. Сегодня даже без дополнительных исследований есть возможность осуществить такие противопаводковые мероприятия, которые значительно улучшат экологическое состояние Карпатского региона. Приведу лишь отдельные из них, которые ученые неоднократно предлагали для предотвращения катастрофических паводков. Это — строительство противопаводковых водохранилищ, бетонных укреплений и дамб на поворотах рек, создание водных перепадов, прекращение или существенное уменьшение хаотичной и варварской добычи гравия, песка и т. п., создание системы гидрологического мониторинга.

Вся лесохозяйственная деятельность в Карпатах должна базироваться на гидротехнических и лесотехнических мероприятия, которые следует проводить параллельно. В верховьях бассейна рек и предгорных и горных ландшафтах, склонных к береговой эрозии, ученые рекомендуют до минимума свести площадь сплошных вырубок, восстановить верхнюю черту леса на горных долинах, чтобы улучшить гидрологический режим рек, берущих тут начало. По мнению лесоведов, следует также передать Гослесфонду бывшие колхозные и совхозные леса паводкоопасных зон. Это гарантирует лесовосстановление и улучшение водозащитных функций. Лесоводы должны позаботиться о прекращении усилившихся в последние годы самовольных рубок и строго соблюдать режим надежной охраны горных лесов. Нужно также создать водозащитные заказники, расширять и создавать новые полосы водозащитных прибрежных лесов, не допускать использования прирусловой 50-метровой зоны для сельхозугодий (под пропашные культуры), превратить эродированные пастбища в леса и луга, запретить вырубку кустарников для расширения площади пахотных земель.

Быть может, следует создать в структуре Минэкологии специальный департамент карпатских лесов, который бы добился коренного улучшения экологической ситуации в Карпатах, обеспечил научно обоснованную эксплуатацию леса в интересах отечественного лесообрабатывающего производства, запретил добычу и вывоз «кругляка» иностранными фирмами, создал особый режим ведения водного, сельского и лесного хозяйств, переориентировал карпатский природный комплекс в направлении уменьшения лесопользования, увеличения лесистости, повышения лесозащитных функций экосистем. Очевидно, в Закарпатье следует постепенно создавать рекреационную и туристическую индустрию, поддерживать оптимальный уровень эксплуатации леса, обеспечивать сотрудничество с соседними государствами в решении экологических, экономических, природоохранных проблем.

Стоит остановиться еще на одном вопросе — об этических аспектах подхода различных ученых к решению проблемы карпатских лесов. Надежность фактов и объективность их оценок, анализа и выводов — это основа успешного развития всех разделов науки. Современная периодика, к сожалению, переполнена противоречивыми оценками положения дел в Карпатском регионе.

Выше мы уже подчеркивали, что уничтожение лесов неминуемо приводит к увеличению разрушительных селей, наводнений и иных катастроф. Эта аксиома уже давно известна, она повторялась великое множество раз в научной литературе, и очевидна для специалистов в областях геоботаники, лесоведения, лесоводства и почвоведения. Но, к сожалению, и сегодня можно столкнуться с утверждением отдельных ученых, что катастрофические наводнения в Закарпатье якобы не связаны с разрушением лесных экосистем.

Другие ученые, к величайшему сожалению, отрицают, что в Карпатах ведутся варварские рубки ценных древесных пород, лес вывозится за бесценок за границу, рубки ухода не ведутся. Эти ученые также считают, что в Карпатах слишком большие площади лесов переведены в категорию заповедных. Такая позиция, наверное, нравится властям, которые не проявляют беспокойства о катастрофическом состоянии карпатских лесов и необходимости срочных мер по их спасению. Это очень странно, поскольку сегодня в мире мало сыщется людей, которые не осознавали бы той угрозы, что идет от преступного равнодушия или легкомысленности властей в вопросах охраны природы и рационального природопользования.

Если собственного опыта уничтожения лесов в Украине не достаточно, чтобы связать опасное, вредное хозяйствование в лесных экосистемах с экологическими катастрофами, то возникает потребность и необходимость напомнить, что во всем мире уже не один век продолжается такое уничтожение лесов. Сегодня их массивы уменьшаются, примерно, на 100 тыс. км2 в год, что равно площади таких двух стран, как Швейцария и Голландия. (Ежегодно теряется 10% лесов.) За последние 300 лет человечество потеряло 6 млн. км2 лесов. Это больше, чем площадь Европы. Ясное дело, могут существовать разные мнения о темпах деградации природы, но о том, что она происходит и усугубляется везде (в Амазонии, Сибири, Карпатах и т. д.), у меня лично нет никаких сомнений.

В течение последних 100 лет потеряно 40% имеющих на планете лесных массивов. Но есть один положительный пример: во Франции в 1810 г. леса занимали 15% территории страны, ныне — более 25%.

Наиболее досадно, на мой взгляд, что среди научных работников нет единого мнения по поводу участи карпатских лесов. Имею в виду не теоретические дискуссии, полемику вокруг новых лесоведческих идей, методов исследовательских или научных выводов. Речь идет о фактическом материале, на базе которого делаются выводы прикладного значения. Наведу примеры. Известный ужгородский профессор В.Комендар утверждает, что неграмотная эксплуатация лесов, чрезмерные рубки, усыхание деревьев, повсеместная трелевка срубленных деревьев привели и продолжают вести к интенсивной эрозии грунтов. Сегодня, по его данным, существует около 100 тыс. га сильно эродированных лесов и 37 тыс. га средне- и слабоэродированных. Таким образом, лесистость Карпат уменьшается. Эрозия охватила огромные площади. Как раз это и стало причиной селеносных потоков, вызвавших катастрофу в 1998 году.

А вот другой исследователь — Р.Олийнык — считает, что в последние десятилетия рубки в областях Карпатского региона уменьшились в 2—3 раза. В Закарпатской области объем рубок с 1956 г. до последнего времени сократился в семь раз, в последние шесть лет расчетная лесосека недоиспользуется на 30—40% ежегодно потому, что нет техники, запасных частей, горючего, лесных дорог. Мнение об интенсивной вырубке лесов и вывозе огромного количества древесины во Францию, Австрию, Венгрию, Польшу он опровергает, считая ее обывательской. На самом деле, утверждает автор, начиная с 60-х годов, объем лесоиспользования не превышал расчетной лесосеки и составлял 60—75% от среднего прироста.

Как видим, оценки состояния карпатских лесов двумя учеными диаметрально противоположны. Возникает вполне естественный вопрос: какие решения могут принять лесохозяйственные органы, правительство или Президент относительно судьбы карпатских лесов? Ведь в обоих случаях власть будет опираться на мнения ученых!

Я на стороне тех ученых, которые справедливо считают, что роль карпатских лесов лишь декларируется, а практически ничего не делается для принятия принципиальных и кардинальных решений и, главное, для выполнения уже принятых законов и постановлений Верховной Рады и правительства.

Считаю, нужно прекратить разговоры о природных факторах, якобы являющихся главными причинами возникновения катастрофических паводков, селей, сдвигов и т. п. Это ненаучный и вредный подход. Вдобавок на количество осадков сегодня человек не влияет. Нужно остановить нерациональную лесохозяйственную и лесозаготовительную деятельность в Карпатах, непрерывно усугубляет экологическую неустойчивость региона. Не нужно призывать всех и вся ограничивать сплошные вырубки леса, уменьшать распашку склонов, запрещать бессистемную прокладку сети дорог, восстанавливать водохранилища в истоках горных рек, внедрять современные технологии ведения лесного хозяйства и лесоэксплуатации, увеличивать лесистость, восстанавливать верхнюю черту леса и т. п. — нужно перейти к реализации этих справедливых рекомендаций. Лесная наука все эти истины установила давно. И уже давно (лет 10—15 назад) необходимо было решительно и энергично действовать и правительству, и соответствующему ведомству, чтобы надежно и безоговорочно противостоять современному катастрофическому состоянию, в котором оказались украинские Карпаты. Считаю, уже в самые ближайшие месяцы нужно выделить вертолеты и необходимую технику, создать комплексную экспедицию ботаников, лесоводов, почвоведов, гидрологов, географов, которые должны четко определить и рекомендовать правительству широкие и всесторонние мероприятия, обязательные для выполнения лесохозяйственными органами на протяжении 3—5 лет. Прежде всего нужно определить площади, на которых на определенное время нужно прекратить лесохозяйственную деятельность, площади, на которых будет продолжаться эксплуатация, основанная на сугубо научных основах, и площади, которые нужно превратить в дополнительные заповедные территории. Очевидно, следует немедленно прекратить вывоз леса за рубеж. Украине не хватает древесины. Таможенные службы должны получить четкое указание о своей задаче в решении этого вопроса. Хочу повторить, что карпатскими лесами должен заниматься отдельный, наделенный необходимыми полномочиями департамент в составе Минэкологии, который обеспечит безоговорочное проведение упомянутых и иных необходимых мероприятий в наикратчайший срок, чтобы положить конец преступному уничтожению чрезвычайно ценных ресурсов Карпатского региона.

Наконец, среди научных приоритетов должно быть обеспеченно надлежащее место лесоведческим исследованиям. Правильное хозяйствование в карпатских лесах позволит получать определенные средства для решения вопроса их финансового обеспечения. Нужно рекомендовать правительству издать специальное распоряжение, направленное прежде всего на прекращение такой деятельности в карпатских лесах, которую наука считает крайне вредной для них и для экономики Украины. Это распоряжение должно предусмотреть также проведение упомянутых выше экспедиционных дистанционных исследований и принятия по их результатам программы интенсивных действий по сохранению и обогащению природы Карпат, ее рекреационного и лесохозяйственного использования на ближайшие три—пять лет.

Наши ученые, научные учреждения, общественные природоохранные организации ожидают воплощения в жизнь своих практических рекомендаций и готовы активно поработать в этом направлении.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно