Украинские ученые ждут перемен

24 марта, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 24 марта-31 марта

Украинская «помаранчевая революция» — национальный протест против коррупции, который аннигилировал первоначальные результаты выборов 2004 года, — принесла надежды на политические и социальные изменения...

Украинская «помаранчевая революция» — национальный протест против коррупции, который аннигилировал первоначальные результаты выборов 2004 года, — принесла надежды на политические и социальные изменения. Однако прошло больше года, и ученые все больше разочаровываются медленным ходом реформы все еще «советской» системы научных исследований в стране, проведение которой тормозит престарелый и антиевропейский научный истэблишмент Украины.

Страна с 48-миллионным населением и второй по величине в Европе территорией имеет давние научные традиции, огромную сеть академических институтов и научно-исследовательских подразделений. Однако, как и во всей Восточной Европе, после коллапса коммунизма в 1991 году наука стремительно начала деградировать, в результате чего тысячи ученых вынуждены были покинуть страну.

После прихода к власти в январе 2005 года Виктора Ющенко появилась надежда, что прозападный президент поддержит фундаментальную реформу научной системы. Однако, как утверждают критики, обещанный разворот в сторону менее авторитарной системы, по всей видимости, так и не начался.

Центральным объектом критики является Национальная академия наук Украины (НАНУ), которой принадлежит 174 научно-исследовательских института, в которых трудятся 28 тысяч ученых. Мощная академия, реликт советского научного комплекса, доминирует в украинской науке. Средний возраст академика — 71 год; ее президенту Борису Патону — 85.

Основная часть деятельности академии касается механики, материаловедения и физики, ориентированных на военную промышленность. Производительность низкая. По данным Thomson Scientific (ISI), академические ученые публикуют около 1 500 научных статей в год, что составляет приблизительно треть производительности одного лишь Манчестерского университета.

При этом, по словам критиков, академия не заинтересована в проведении независимой оценки ее научной деятельности. Высказываются обвинения в повальной коррупции. Так, например, попытка наладить более тесные связи между Украиной и западноевропейскими институтами путем присоединения Украины к GEANT, высокоскоростной европейской сети обмена научной информацией, была, как утверждается, саботирована членами академии, вымогавшими взятки. Другое обвинение сводится к тому, что руководители академии, опасаясь усиления конкуренции и утраты влияния, блокируют попытки облегчить участие Украины в исследовательских программах, финансируемых ЕС, преднамеренно утаивая информацию и отказываясь от сотрудничества с Евросоюзом.

«Академия вообще не заинтересована в каком бы то ни было реформировании, — говорит Алексей Боярский, физик-теоретик из ЦЕРН, европейской лаборатории физики элементарных частиц в Женеве. — Ничего не изменится в украинской науке до тех пор, пока будет сохраняться существующая система».

Украинские ученые, благодаря соглашению о сотрудничестве от 2002 года, устанавливающему рамочную программу по научным исследованиям Еврокомиссии, могут получать на исследования деньги ЕС. Однако на данный момент только семь из тысяч проектов, финансируемых Евросоюзом, включают украинских участников, говорит Вадим Ященков, заместитель директора Украинского Национального информационного центра европейских исследований.

Согласно Ященкову, это вызвано частично состоянием украинской науки и промышленности, а также усложненной процедурой подачи заявок, которая отталкивает многих ученых.

Однако, как утверждает Олег Напов, атташе по научным вопросам украинской миссии при Евросоюзе в Брюсселе, сотрудничество тормозится также потому, что академия не обеспечивает предоставление и распространение соответствующих документов и информации. Например, Напов направил предложение по научной реформе в Министерство образования и науки. По его словам, когда он попросил академию обозначить свои научные приоритеты, то в ответ получил лишь список фамилий и званий всех нынешних академиков, а также письмо, в котором утверждалось, что приоритетом академии являются сами академики.

«Возможно, их как-то не так спросили», — возразил Ярослав Яцкив, директор Главной астрономической обсерватории в Киеве, член президиума академии. Президент Патон, на момент сдачи Nature в печать так и не ответил на запрос.

Яцкив говорит, что он осознает, что коррупция является повсеместной проблемой в академии. «К сожалению, финансирование зависит не от научных достижений», — говорит он. Однако добавляет, что сейчас как раз рассматриваются меры по оценке состояния и возможной трансформации академии.

Недавно Яцкив предложил создать национальный научный фонд, который, подобно американскому аналогу, будет финансировать исследования исключительно на основе научных преимуществ, которые будут определяться при помощи независимой экспертной оценки. Однако Патон в прошлом году заявил на президиуме НАНУ, что будущая роль академии будет аналогична той, которую играет Сибирское отделение Российской академии наук, еще один реликт советского научного комплекса. «Я не думаю, что это хорошая идея», — говорит Яцкив.

Сопротивление ретроградным планам академии растет как внутри Украины, так и за ее пределами. Группа из 13 украинских ученых, возглавляемая Боярским, предложила Министерству по делам науки детализированную концепцию реформирования, включающую объективную оценку всех академических институтов, создание международного института передовых (углубленных) исследований в Киеве и ряда так называемых «центров преуспевания» по всей стране, поддерживаемых ЕС.

«Ситуация действительно требует существенного улучшения, — говорит Алексей Верхратский, нейрофизиолог Манчестерского университета, уроженец Украины и член группы Боярского. — Если этого не делать, молодые таланты и впредь будут вынуждены уезжать за пределы страны. И наоборот, много украинских ученых, работающих за границей (и я в том числе), могут вернуться назад, если произойдет реорганизация научной сферы».

«У нас есть определенный потенциал, научный и политический, чтобы стать, как Польша или Венгрия, реальной частью Европы, — добавляет Олег Крышталь, заместитель директора киевского академического Института физиологии имени Богомольца. — Что нам нужно — так это соответствующий политический стимул. Очевидно, что академия не сможет сама себя исцелить до тех пор, пока старая гвардия удерживает все ключевые позиции».

Христиан Патерманн, руководитель управления по вопросам биотехнологии, сельского хозяйства и продуктов питания при директорате по науке Европейской комиссии в Брюсселе, в прошлом месяце возглавлял делегацию ЕС в Украину. Он говорит, что научный потенциал страны в таких областях, как материаловедение, энергетика, космос и экологически чистое сельское хозяйство, впечатляет и заслуживает самой широкой европейской поддержки. Патерманн надеется, что академия не будет противодействовать реформам. «Чешская Республика, Венгрия, Прибалтийские страны справились с задачей реформирования своих академий наук, раньше или позже это произойдет и в Украине».

Публикация из журнала Nature,
9 марта 2006 г.

Перевод Оксаны ПРИХОДЬКО

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно