ТРУД СЧИТАЛСЯ УТЕРЯННЫМ

18 декабря, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск №51, 18 декабря-29 декабря

В Крыму в издательстве «Таврия» завершается работа по факсимильному переизданию первого тома «Крымского промышленного плодоводства» Льва Симиренко...

В Крыму в издательстве «Таврия» завершается работа по факсимильному переизданию первого тома «Крымского промышленного плодоводства» Льва Симиренко. Переиздание книги, которая осталась в единичных экземплярах в крупнейших библиотеках, осуществляется главным образом стараниями известного симиренковеда, директора Южного научного центра агроэкологии, члена-корреспондента Украинской экологической академии наук, председателя всекрымского общества ученых «Крым с Украиной», кандидата биологических наук Петра Васильевича Вольвача. Много лет своего труда он посвятил изучению жизни и деятельности, а также популяризации научного наследия выдающегося украинского ученого Льва Платоновича Симиренко. Недавно с его участием обнаружен второй том выдающейся книги, считавшийся ранее утерянным. О значении этой находки и планах ее издания наш крымский корреспондент беседует с П.ВОЛЬВАЧЕМ.

- Петр Васильевич, как начиналось ваше увлечение жизнью и научным наследием семьи Симиренко?

- Жизнью и творчеством Л.Симиренко я заинтересовался еще будучи студентом, когда в читальном зале библиотеки взял в руки «Крымское промышленное плодоводство». Эту книгу тогда давали неохотно во всех библиотеках как в сельхозинституте, так и областной. После знакомства с этим фундаментальным трудом я уже не мог возвратиться к чтению поверхностных мичуринских писаний и слушания таких же поверхностных лекций по мичуринско-лысенковской агробиологии и селекции. Еще на третьем курсе я собрался было написать дипломную работу по научному наследию Л.Симиренко, однако даже такой смелый и прогрессивный ученый, как профессор А.Драгавцев, который прибыл в Крым, не отважился взять на себя груз ответственности за возможные последствия от исследования его научного наследия. Еще и в начале 60-х годов даже в сельскохозяйственных высших учебных заведениях боялись касаться его научных идей. И хоть Л.Симиренко уже открыто не ругали, однако старались просто не замечать. А когда обойти не удавалось, его непременно называли «русским ученым-плодоводом и последователем выдающегося отечественного ученого-плодовода Ивана Мичурина».

Несколько позже, уже после окончания института, в гостеприимном доме Татьяны Львовны, дочери ученого, я попал в очаровательную атмосферу симиренковской мысли. При активной поддержке Татьяны Львовны и других поклонников наследия ученого мы начали борьбу за создание в Млиеве, на семейном Платоновом хуторе, хотя бы комнаты-музея выдающегося ученого. Благодаря стараниям только назначенного директором Млиевской садстанции Николая Артеменко, комнатка превратилась в настоящий музей, экспозиция которого заняла почти все бывшее жилье ученого, построенное еще отцом Льва Платоновича.

- Какова история создания «Крымского промышленного плодоводства», ее место и значение в научном наследии Льва Симиренко?

- По оценкам выдающихся специалистов, современников Симиренко, такого всестороннего, глубокого и объемного труда, как книга Л.Симиренко, к тому времени не знала мировая помологическая наука. И неудивительно, что первый том «Крымского промышленного плодоводства», который был лишь третьей частью планируемого автором издания, еще и сегодня считается шедевром мировой помологии.

Это был результат многолетнего исследования и обобщения автором многовекового опыта крымских садоводов. В полном объеме рукопись вместе с уникальными экспонатами помологического питомника Льва Платоновича демонстрировалась в мае 1908 года на юбилейной выставке Российского императорского общества садоводства в Санкт-Петербурге и получила большую золотую медаль. Крымские садоводы хорошо это знали и 1 февраля 1909 года, отмечая 25-летие своей организации, изъявили желание детальнее ознакомиться с этим трудом. К сожалению, сам автор не смог приехать, хотя и прислал сердечное поздравление, доклад о работе Симиренко сделал его приятель и последователь, известный в Крыму врач и авторитетный садовод В.Таюрский. Собрание решило сейчас же приступить к изданию книги, был создан издательский комитет и начался сбор средств. Для удешевления издания Л.Симиренко согласился быть не только его редактором, но и выполнить корректуру набора. Он отказался также от принадлежащего ему гонорара и согласился на расчет книгами. После выхода издания он бесплатно передал книгу в большие библиотеки и раздарил многочисленным друзьям. Все, кто финансировал издание, получили большие партии книги. Таким образом, оно было не коммерческим, а благотворительным.

Автор предусматривал выпустить три больших по объему тома. Первый из них посвящался истории крымского садоводства, анализу его состояния и помологическому описанию наиболее распространенных сортов яблони и груши. Во втором томе были собраны все данные о косточковых, орехоплодных, ягодных и некоторых субтропических культурах. Ведь сегодня даже специалисты-виноградари не знают, что Л.Симиренко выполнил детальное описание 15 сортов винограда…

Издательский комитет планировал осуществить выпуск книги еще в 1910 году, его поручили известному в Москве типолитографическому товариществу Кушнирева, а третий том, который должен был составлять «Атлас плодов», за неимением нужной полиграфической базы должны были подготовить в Мюнхене. Но очень требовательный к себе Лев Платонович неоднократно дополнял текст, вносил изменения в рукопись, из-за чего выход первого тома задержался и увидел свет только в 1912 году. Это значительно улучшило текст и обогатило содержание книги, но определило сложную судьбу оставшейся части труда. Начавшиеся империалистическая, а потом гражданская войны сделали невозможным издание второго и третьего томов. Исключительно ценные оригиналы рисунков для «Атласа плодов», переданные в Мюнхен, как свидетельствует дочь ученого, были безвозвратно утеряны. Такая же судьба постигла и рукопись (первый машинописный экземпляр) второго тома, который потерялся в издательских недрах Москвы. Оттуда работа так и не возвратилась…

- Но после революции и гражданской войны Лев Платонович, видимо, пытался возобновить издание?

- Случилось так, что убийство ученого чекистами в первые же дни красного террора в Украине, то есть уже в январе 1920 года, на длительное время парализовало издательскую деятельность и привело к разрушению помологического питомника Л.Симиренко. Его сын, ученик и последователь Владимир Симиренко, который десять лет возглавлял Млиевскую садово-огородную станцию, созданную на базе отцовского питомника, трудился над приведением в порядок научных трудов отца. Он несколько раз предлагал издать его фундаментальную «Помологию», однако наркомземовские чиновники предпочли помпезно издать труд часовщика из города Козлова на Тамбовщине Ивана Мичурина «Итоги полувековой работы». В то время, в той политической ситуации, в условиях культа тамбовского старца об издании второго тома «Крымского промышленного садоводства» не могло быть и речи. Потеряв всякую надежду на помощь Наркомзема и Академии, профессор В.Симиренко опубликовал отдельные главы из второго тома в украинском журнале «Вісник садівництва, виноградарства та городництва», который он редактировал. В 1927-28 годах в нем напечатаны главы, посвященные абрикосу, лещине, мушмуле. Однако опубликовать всю работу он не успел. Мичуринский псевдонаучный клан спровоцировал конфликт в ученом мире и в начале 1933 года его арестовали, а в 1938 году спровоцировали убийство Владимира Симиренко.

Еще при жизни он создал уникальную научную школу, однако после его ареста во время обыска в его квартире на глазах у семьи энкаведисты уничтожили архив, рукописи многочисленных научных трудов, добрались и до материалов, сданных в издательства и редакции.

- Какова же судьба второго тома «Крымского промышленного плодоводства»?

- После научной и политической реабилитации отца и сына Симиренко в конце 50-х годов считалось, что второй и третий тома «Крымского промышленного садоводства» безвозвратно утеряны.

Но буквально недавно, летом этого года, я просматривал генеральную книгу реестра музейных фондов и нашел машинописные разделы второго тома, на которых сохранилась правка автора.

Как показали позднейшие исследования, Владимир Симиренко, уже будучи под колпаком у НКВД, сделал последнюю неоценимую услугу Украине и науке. Он передал на сохранение сестре рукопись «Помологии» и другие архивы отца, среди них и машинописные экземпляры (под копирку) второго тома «Крымского промышленного садоводства». Сохранение их было уже подвигом - только за это в условиях сталинского режима можно было загреметь на 10 лет.

Во времена «хрущевской оттепели» дочь пыталась обнародовать труды отца. Рукописью «Помологии» заинтересовалась Украинская академия сельскохозяйственных наук и попыталась их издать. Сначала хотели назвать труд «Украинско-российской помологией», но заметили «буржуазный национализм» и назвали просто «Помологией». Три ее тома вышли в 1961-63 годах. Через несколько лет она вышла вторым изданием. Еще и сегодня «Помология» Л.Симиренко является самым фундаментальным помологическим трудом, национальной гордостью и украшением украинской садоводческой науки.

А что касается разрозненных глав машинописи второго тома «Крымского промышленного садоводства», то она до средины 60-х годов сохранялись в домашнем архиве Татьяны Львовны в ее киевской квартире по улице Артема, 14-а. Антисимиренковский синдром еще долго господствовал в украинской биологии и агрономии, несмотря на его реабилитацию. Всесоюзный институт садоводства (Киев), созданный героическими усилиями В.Симиренко, был превращен в захудалую периферийную контору и долго еще оставался форпостом мичуринско-лысенковского мракобесия. После ареста и расстрела его организатора и первого директора нога сотрудников этого института ни разу не ступала в квартиру Татьяны Львовны, никто из них не поинтересовался ни судьбой его научных трудов, ни условиями жизни его дочери. Исключениями были разве что ученый агрометеоролог Алексей Кекух и экономист Демьян Чухно.

Обойденная вниманием украинских ученых Татьяна Львовна допустила к остаткам архива отца и брата «исследователя» А. П. Обидевшись на Украину за то, что по национальному признаку (он не был русским) его не приняли в аспирантуру, новоявленный «симиренковед» просто выкрал и вывез в Ленинград почти все, что осталось от архива, и среди прочего и рукопись второго тома. Но к началу 80-х годов под давлением Млиевской общественности А. П., которого поставили перед выбором: либо добровольное возвращение украденных документов и присвоение звания «Почетный садовод Млиевской станции садоводства», либо передача иска о хищении материалов в суд, избрал почетный первый вариант. И в 1980 году млиевчане привезли из Ленинграда несколько мешков, наполненных книгами и рукописями отца и сына Симиренко. Среди них и переписанная от руки ленинградским «исследователем» машинопись потерявшегося второго тома знаменитого труда. По объему и формату он идентичен первому тому. Таким образом, в музее сейчас находятся как оригиналы многих глав, так и переписанный от руки единственный экземпляр. Беглая сверка текстов подтверждает их идентичность.

Но рукописи второго тома «Крымского промышленного садоводства» опять не везет. Она надолго попадает в сейф ныне уже покойного директора института Николая Артеменко, где без движения пролежала почти два десятилетия, и только после его смерти она извлечена оттуда и стала доступна исследователям. Впрочем, как и множество других очень важных и интересных в научном плане документов.

- Что делается для издания второго тома?

- После издания первого тома логично ставить вопрос об издании второго. В его появлении должны быть заинтересованы научные учреждения и все ученые Украины. Небольшой грант для издания новой книги собирается выделить Международный фонд «Відродження», но этих денег не хватит. Поэтому, пользуясь возможностью, сообщаем, что при Всекрымском обществе «Просвіта» им. Т. Шевченко открыт специальный фонд на переиздание и издание 1 и 2 томов «Крымского промышленного плодоводства».

Этим летом исполнилось 110 лет с тех пор как Л. Симиренко впервые ступил на крымскую землю и стал изучать историю и технологию его плодоводства. Ему он посвятил почти четверть века своей яркой, насыщенной и трагически оборвавшейся жизни. В предисловии к первому тому он писал: «Там, в Крыму, я не чувствую себя ни чужаком, ни посторонним, я принимаю горячо к сердцу его интересы и тут я как бы обрел свою вторую Родину». К сожалению, с горечью можно констатировать, что многие садовые сорта и даже культуры за прошедшее время в часы политических, военных бурь и лихолетий утеряны. Задача нашего и следующих за нашим поколений восстановить тот уровень садовой и агрономической культуры, который за годы большевизма сведен к задаче выживания, как людей, так и садов.

Начнем же с книги выдающегося ученого и человека…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно