ТРИПОЛЬСКИЕ ПРОТОГОРОДА И ВСЕМИРНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ

1 августа, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №29, 1 августа-8 августа

История всегда понятна для человека — прошлое, сфера усвоения этого прошлого, осознание своего происхождения… Каждое человеческое существование, каждая эпоха, каждый народ является звеном цепи...

История всегда понятна для человека —

прошлое, сфера усвоения этого прошлого,

осознание своего происхождения…

Каждое человеческое существование, каждая эпоха, каждый народ является звеном цепи.

Карл Ясперс

В начале своего знаменитого исследования «Смысл и предназначение истории» Карл Ясперс разместил схему «Общий мир человечества на земном шаре». Первые в мире цивилизации, обозначенные на этой схеме — Египетская, Месопотамская, Индская и Хуанхе (Китай), — по мнению автора, начинают мировую историю, а все, что было до них, является доисторией, или непознанным прошлым. Далее Ясперс отмечает феномен параллельности и синхронности возникновения китайской цивилизации и цивилизаций Месопотамии и Египта. По мнению современных ученых, китайская цивилизация выросла на собственной основе. Утверждать то же по поводу цивилизаций Месопотамии и Египта никак нельзя. По мнению профессора египтологии Лондонского университета Уолтера Эмери, «примерно в 3400 году до н. э. в Египте происходят большие изменения, и страна стремительно переходит от культуры неолита к хорошо организованной монархии». А вот что пишет о возникновении самой первой в истории человечества шумерской цивилизации Самюэл Крамер в исследовании «Шумеры. Первая цивилизация на Земле» (Москва, 2002 год): «Как бы то ни было, вполне вероятно, что сами шумеры не появлялись в Шумере примерно до второй половины ІV тысячелетия до н. э. По сей день неизвестно, где их родина. Согласно циклу эпических произведений об Энмаркере и Лугальбанде, вполне вероятно, что ранние шумерские правители имели чрезвычайно тесные и дружеские отношения с городом-государством Араттой, расположенным где-то в районе Каспийского моря. Шумерский язык — агглютинирующий, в определенной степени напоминает урало-алтайские языки, и этот факт также указывает на Аратту. Тем не менее, независимо от того, откуда пришли шумеры и какой тип культуры они с собой принесли, понятно одно: их появление привело к чрезвычайно эффективному этническому и культурному смешению с коренным населением и стало творческим импульсом, сыгравшим важную роль в истории цивилизации».

Таково же мнение и К.Керама — автора знаменитого романа по археологии «Боги, гробницы и ученые»: «В свое время существование шумеров было открыто на основании косвенных данных. Никто сейчас не сомневается в реальном существовании этого народа: достаточно вспомнить хотя бы выставленные в наших музеях произведения шумерского искусства и ремесел. Однако о происхождении народа, изготовившего все эти вещи, нам, в сущности, и сейчас еще ничего не известно. В этом вопросе мы вынуждены, как и прежде, руководствоваться косвенными данными. Бесспорно лишь одно: шумеры, темноволосый, не семитского происхождения народ, «черноголовые», как их именуют надписи, пришли в долину Евфрата и Тигра последними. До них страна уже была населена представителями преимущественно двух семитских племен. Шумеры принесли с собой более высокую, в основном вполне сложившуюся культуру, которую и навязали семитам. Но где сформировалась их культура? Это одна из самых больших и до конца не выясненных проблем археологии».

Вопрос о таинственном народе с собственной письменностью и развитой культурой земледелия, который на рубеже ІV тыс. до н. э. неизвестно откуда появился на юге Месопотамии и основал первые шумерские города-государства, волновал и одного из авторитетнейших знатоков культуры Месопотамии Лео Опенгейма (цитируется по монографии «Древняя Месопотамия», Москва, 1990 год): «В предыдущие тысячелетия человек научился согласовывать свои потребности и надежды с экологическими и технологическими реалиями окружающей среды и создал тот особый образ жизни, который довольно неудачно назван «культурой деревень». В связи с величиной территории, на которой были расположены эти села, они, вероятнее всего, отличались друг от друга, но от так называемых «речных цивилизаций» их отделяла настоящая пропасть. Пока ее не удается заполнить ни новой информацией, ни теориями ученых.

…По неизвестным нам причинам центр урбанизации расположен был в Южной Месопотамии. Можно, и даже необходимо сказать (хотя подкрепить это никакими удовлетворительными доказательствами невозможно), что только в этом районе Ближнего Востока урбанизация развивалась спонтанно.

…В клинописных источниках невозможно отыскать даже малейший антагонизм между жителями городов и сельской местности, являвшийся характерной особенностью многих городских цивилизаций».

По поводу истоков шумерской письменности Лео Опенгейм, в частности, отметил: «Почти не вызывает сомнения, что принцип логографического письма был изобретен нешумерскими предшественниками тех месопотамцев, которым принадлежат наиболее ранние из признанных шумерскими надписи на глине» или: «Клинописные тексты предоставляют уникальную возможность увидеть эволюцию системы письма. Сейчас можно проследить почти все стадии, кроме самой первой».

Книги, на которые я ссылаюсь, впервые увидели свет в 50—60 годах прошлого века, то есть еще до обнародования результатов раскопок трипольских протогородов. В то время никто и понятия не имел, что многочисленные пиктограммы, найденные в гротах и пещерах памятника археологии «Каменная Могила» и на керамике поселений культуры Кукутени-Триполья, являются протошумерскими. Однако достаточно лишь сравнить наиболее часто применяемые пиктограммы из исследования Анатолия Кифишина «Древнее святилище «Каменная Могила». Опыт дешифровки протошумерского архива ХІІ—ІІІ тысячелетий до н. э.» (Киев, 2001) с аналогичными раннешумерскими пиктограммами, приведенными в вышеупомянутом исследовании Самюэла Крамера, и сомнений по поводу их общего происхождения не возникает. Аналогична также и система счета с помощью глиняных шариков разного диаметра и «колокольчиков»-единичек, применявшаяся жрецами «Каменной Могилы», трипольского протогорода Майданецкого» (смотри «ЗН» № 3, 25.01.2003 г.), и жрецами шумерских храмов для учета хозяйственных операций.

Самое время более пристально взглянуть на трипольские протогорода и сравнить их с описанными выше первыми раннешумерскими городами. Наиболее полным исследованием феномена культуры «Кукутени-Триполье» на сегодняшний день является монография Михаила Видейко «Трипільська цивілізація» (издательство «Академперіодика», Киев, 2002 г.). Трипольские протогорода, как грибы, начали вырастать с конца V тысячелетия до н. э. на территории нынешних Черкасской и, частично, Киевской областей. Численность жителей некоторых из них достигала 15—20 тысяч человек. Похоже, на протяжении конца V—IV тысячелетий до н. э. это были самые крупные города в мире. Вообще, численность населения культуры «Кукутени-Триполье» только на территории нынешней Украины составляла, по разным данным, от 400 тысяч до двух миллионов человек. Поэтому можно утверждать, что это было одно из наиболее населенных мест на планете Земля. Как пишет Михаил Видейко: «Палеодемографическое моделирование указывает на то, что естественный прирост должен был быть в пределах 0,3—0,5 процента ежегодно. Раз в 250—300 лет могли возникать кризисы перенаселения, единственным регулятором которых могли быть миграции».

Однако указанные города существовали лишь 50—80 лет, а потом сжигались в связи с истощенностью почв и вырубкой окружающих лесов. Фактически эти поселения правильнее было бы назвать агрогородами, ведь их жители жили преимущественно земледелием, скотоводством и подсобными промыслами. Наши далекие пращуры выращивали пшеницу плевчастую — одно- и двозернянку; ячмень, из которого варили пиво; вику и горох — в основном на корм для крупного и мелкого рогатого скота и свиней; лен и коноплю, из которых ткали ткани и изготовляли одежду; также рыбачили и занимались охотой. Целину пахали ралами, в которые запрягали волов. С помощью этих животных также молотили и перевозили грузы, используя колесо. О его широком применении говорят трипольские глиняные обереги в виде вола на колесах, экспонируемые в Софии Киевской и Винницком краеведческом музее. Отечественные археологи доказали наличие специализации ремесел, что считается одним из признаков цивилизации. В особенности славилась рисованная трипольская керамика, которой с удовольствием пользовались не только сами трипольцы, но и все соседние племена. Орнаменты на этой керамике, путешествуя через тысячелетия, неплохо сохранились и по сей день, и сейчас считаются традиционно украинскими, хотя были принесены далекими пращурами трипольцев с Ближнего Востока. Чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на роспись святилища из Чатал-Гуюке (современная Турция) конца VІІ тыс. до н. э.

Но вернемся к организационной структуре агрогородов. По мнению отечественных археологов, они были не только центрами племенного округа, но и самостоятельными общественно-экономическими единицами, полностью обеспечивающими себя продуктами земледелия и скотоводства. Такие же поселения-гиганты, как Майданецкое (площадью 140 кв. км.), Тальянки (площадью 250 кв. км.), по мнению Михаила Видейко, были административными, военными, идеологическими центрами с определенными признаками города. Об этом прежде всего свидетельствует наличие общественных сооружений. Так, в Майданецком раскопано двухэтажное здание размером 24х7 м. На втором этаже выделены два помещения, вероятнее всего, предназначенные для собраний или молитв. Как отмечает автор, площадь самых больших зданий Майданецкого превышает 1000 кв. м, то есть не уступает по размерам общественным сооружениям эпохи энеолита в Месопотамии. Далее Михаил Видейко пишет: «Уровень микрогруппы поселений, включающий крупные поселения, средние и малые, находит соответствие в такой структуре, как «ном» (название месопотамского города-государства). Их сближают следующие признаки: наличие иерархии поселений, размеры территории, численность населения, его моноэтничность».

Итак, можно сказать: в серийном варианте столь важное цивилизационное достижение человечества, как город-государство (ном, полис и т.д.), впервые в мировой истории было испытано на территории современной Украины.

Расцвет трипольских протогородов был обусловлен наступлением так называемого «большого климатического оптимума», благодаря которому на территории Европы и, в частности, современной Украины впервые надолго воцарился теплый и влажный климат. Именно он положил начало формированию современной природной среды нашей Родины. Конечно, толстый слой чернозема еще не успел образоваться, но вообще та древняя природа уже напоминала современную. Но не существует ничего вечного. Если посмотреть на современную карту плодородия почв Украины, бросается в глаза обстоятельство, что расположение трипольских протогородов на Черкасщине имеет не темно-серый черноземный оттенок, а цвет охры. Упомянутые почвы носят название реградированных, то есть черноземов, которые восстанавливают свое плодородие. Это обстоятельство подтверждает выводы Михаила Видейко о том, что жители трипольских протогородов периодически (раз в 50—80 лет) почти полностью уничтожали окружающую среду на территории 50—250 кв. км (в зависимости от численности населения протогорода). В течение первой половины ІV тысячелетия население трипольских протогородов практически полностью освоило довольно узкую полосу лесостепи Правобережья и начало колонизацию лесостепи нынешней Левобережной Украины. По мнению Михаила Видейко, самостоятельные общины-объединения постоянно конкурировали между собой за еще неосвоенные участки лесостепи и побеждали в этих соревнованиях, естественно, более многочисленные объединения. Меньшие по размерам вынуждены были искать лучшую судьбу в каком-нибудь другом месте, что при их постоянной готовности к новому переселению было не столь уж трудным делом. В далеких переходах они рисковали лишь скотом, который пускали под нож, когда не могли добыть иную еду. Немногочисленное, плохо вооруженное и разрозненное население других частей Евразии совершенно не могло оказывать серьезного сопротивления пришельцам.

Следовательно, судьба вполне могла забросить несколько трипольских общин в междуречье Тигра и Евфрата. Эти края — болота и полупустыня — лежали не так уж далеко от их прародины — Чатал-Гуюка. Необходимо отметить, что природные условия Южной Месопотамии несравнимо менее благоприятны для ирригационного земледелия, чем дельта Нила — для бассейнового. Дело в том, что снег в горах Армении и на севере Турции тает только в апреле-мае (Нил разливается на месяц раньше), а наилок, принесенный этими двумя реками, не столь плодороден, как нильский и фактически лишь заиливает русла рек и оросительные каналы. Таким образом, посевы зерновых в марте и июне необходимо было искусственно орошать, а в апреле-мае — оберегать от затопления. Кроме того, поздний разлив рек усиливал засоленность почв вследствие быстрого испарения. Засоленность полей уменьшала урожайность и через определенный промежуток времени приходилось осваивать новые участки земли. Поэтому традиции ирригационного земледелия в Междуречье просуществовали лишь до начала нашей эры. Очевидно, в таких сложных условиях освоить территорию (а это означало вырыть тысячи каналов и построить десятки тысяч дамб) и строго придерживаться технологии оросительного земледелия могли только высокоорганизованные и многочисленные человеческие организации, а такими к тому времени на территории Западной Евразии были лишь жители трипольских прото-, или агрогородов. Правда, оппоненты могут указать на отсутствие у трипольцев опыта ведения ирригационного земледелия. Но опыт у них все-таки был. Жители Чатал-Гуюка еще в конце VІІ тыс. до н. э. предприняли неудачную попытку ирригации на окраинах своего города. В результате почвы вдоль оросительных каналов были засолены. Этот факт доказали раскопки английских археологов. Кроме того, остатки оросительных каналов V—ІV тыс. до н. э. найдены и в Подунавье.

По датировкам Михаила Видейко время существования того же Майданецкого — 3500—3600 лет до н. э. Традиционно считается, что время основания первых южношумерских городов-государств Ура, Урука и Джемдет-Насра — примерно 3500 лет до н. э.

А сейчас вспомним другие высказывания Лео Опенгейма о ранней Месопотамии:

«...Новизна великих цивилизаций состояла в их постоянном динамизме, а также в том, что в них изначально был заложен стимул развития в определенном направлении.

…В социальном плане единство месопотамского города отразилось в отсутствии каких-либо общественных сословий, а также этнических и племенных объединений.

…Именно наличию «больших организаций» (имеется в виду городская община. — Авт.) месопотамский город в наибольшей степени обязан той равновесомой и общей гармонией, которые обеспечили ему долголетие, недостижимое для греческого полиса».

Михаил Видейко, в соответствии с данными радиоуглеродного анализа, датирует первый этап трипольской цивилизации («А») 5400—4600 годами до н. э., второй («ВІ-ВІІ») — 4600—3900 годами до н. э. и последний, третий («СІ-СІІ») — 3900—2750 годами до н. е.

Согласно исследованиям палеоклиматологов, где-то в начале ІІІ тыс. до н. э. на смену ранее теплому и влажному климату на значительной территории Европы, Ближнего Востока и Северной Африки приходит значительно более засушливый, так называемый «суббореал». Продолжать хищнически эксплуатировать остатки экосистемы лесостепи в тех же масштабах стало невозможно. Первая крупная протоцивилизация в истории человечества прекратила свое существование. Однако возникает закономерный вопрос: а куда девались многочисленные и хорошо организованные трипольские общины-объединения? Вряд ли они сидели сложа руки и ожидали, пока засушливая степь поглотит остатки лесостепи. Они, конечно, разбрелись по белу свету. Разные источники называют украинское Полесье, Ближний Восток, Египет, Грецию, Италию, Британские острова, Сахару и т.д. и т.п. Существует несколько сайтов, неукраинских, конечно, со схемами их расселения. Стрелочки разбегаются по всем направлениям.

Необходимо отметить, что зарубежные историки, равно как и украинская общественность, очень поверхностно знакомы с феноменом трипольской культуры, включая и такие ее проявления, как существование огромных протогородов. Вышеупомянутая монография «Трипільська цивілізація» Михаила Видейко издана на благотворительные средства мизерным тиражом в 400 экземпляров.

Конечно, чтобы окончательно доказать гипотезу об основании Шумера (а со временем — и иных государств) трипольцами, нужно еще многое сделать. Пригласить ведущих западных шумероведов (Украина своих не имеет вообще), попытаться идентифицировать как трипольские остатки керамических изделий и орудий из меди, найденные в наиболее ранних слоях южношумерских городов (этим, насколько мне известно, никто даже и не пытался заняться), привлечь к сотрудничеству зарубежных генетиков. Так, в частности, профессор Рихард Виллемс — руководитель известной в мире группы генетиков из Тарту — дал предварительное согласие на проведение сравнительных генетических исследований крови жителей Прикарпатья (в этой горной местности было меньше всего миграционных изменений) и Южного Ирака. Группа Рихарда Виллемса финансируется ЕС и проводит свои исследования в европейских странах, в т.ч. в России и Молдове. Следовательно, чтобы соответствующие органы ЕС рассмотрели этот вопрос, необходимо официальное обращение Украины.

Возможно, у кого-то возникнет вопрос: «А ради чего вообще это нужно?» На мой взгляд, здесь имеется несколько резонов. Если мы хотим, наконец, идентифицироваться как народ (а без этого у нас просто нет будущего), то должны знать историю своей земли, хотя отечественные учебники считают и этот период доисторией. Оказывается, наши далекие пращуры были вполне самодостаточными людьми, ощущали себя в равной степени полноценными европейцами и цивилизованными гражданами Ближнего Востока, составляли звено истории, без которого невозможно представить становление мировой цивилизации в ее современном виде. Следовательно, все это может повториться, хоть и в иной форме. Известный отечественный ученый Николай Чмыхов отметил по этому поводу в своем учебнике по истории древней культуры еще десять лет назад: «Территория Украины всегда входила в наиболее развитые территории Европы, составляя, к тому же, своеобразную вторую половинку ближневосточно-причерноморской области, объединенной общим культурно-историческим процессом».

Есть и сугубо прагматический момент. Я уже неоднократно писал о необходимости сооружения действующего макета трипольского протогорода Майданецкого, поселения Дереивка культуры Средний Стог (представители этой культуры первыми в мире одомашнили коня), одного или нескольких известнейших курганов, надлежащего обустройства достопримечательности мирового значения — святилища «Каменная Могила». Нигде в мире нет подобных достопримечательностей, и потому мир придет посмотреть на них. Кстати, группа энтузиастов при участии того же Михаила Видейко и Алексея Трачука разрабатывает проект нескольких сооружений трипольского поселения в г. Ржищев под Киевом. Итак, где вы, господа меценаты? О власть имущих я уж и не вспоминаю...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно