ТЕСНОЕ НЕБО АСТРОЛОГОВ

10 марта, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №10, 10 марта-17 марта

В связи с постоянно растущим интересом к проблемам парапсихологии корреспондент парижского журнала «Нувель Обсерватер» взял интервью у французского астрофизика Юбера РИВА...

В связи с постоянно растущим интересом к проблемам парапсихологии корреспондент парижского журнала «Нувель Обсерватер» взял интервью у французского астрофизика Юбера РИВА.

— Астрология и очевидный рост ее влияния на современные умы, должно быть, вызывают у вас, астрофизика, ярость?

— Нет, я не чувствую себя особенно задетым. Астрология — не наука. Научный подход состоит в постоянной готовности поставить под сомнение достигнутое, отказаться от одной модели в пользу другой. Астрология не допускает самокритики. Я никогда не слышал, чтобы какой-либо астролог признал, что у его науки существуют проблемы. Насколько известно, ни один из них не обсуждал результаты своих несбывшихся предсказаний, делавшихся в прошлые годы.

— Если это не наука, то что? Мошенничество?

— Скорее, речь идет о «религиозном» подходе. Он связан с вечным желанием человеческих существ соединиться с небом. С моей точки зрения, звезды астрологов — это символы, которые не имеют ничего общего со звездами и планетами, которые наблюдают астрономы в свои телескопы.

— Алхимия кончила тем, что вышла на химию — науку, которая принимает в расчет подлинные свойства материи. Астрология же никогда и нигде так и не вышла на астрономию.

— Она вышла на астрономию, но также и на психологию, зародышевой формой которой она в определенном смысле является. Астрологи разработали типологию характеров, связав ее со знаками Зодиака. «Козероги» должны иметь такие-то качества, «Скорпионы» — этакие и т.п. Возможно, речь идет о первых опытах классификации поведения.

— Отсюда делается попытка предвидеть будущее индивидуума в зависимости от положения планет в момент его рождения...

— Не следует априори отбрасывать такую возможность. Следует иначе переформулировать вопрос: имеем ли мы заслуживающие доверия доказательства влияния планет на наше поведение? Я лично не знаю ни одного. Если я обнаружу его, то буду готов изменить свое мнение. Некоторые ученые отвергают возможность влияния светил, используя теоретические аргументы, основанные, например, на их удаленности от нас. Я не согласен с подобной точкой зрения. Мы далеки от того, чтобы знать все. Априори нет ничего невозможного, решающее значение имеют наблюдения. Однако мне неизвестно ни одного их результата, который позволял бы предположить какое-либо влияние на нас положения планет в момент нашего рождения.

— И тем не менее, вы отказываетесь творить суд над астрологией, решительно осуждать астрологов.

— Я не верю в полезность такого демарша. Он интересует только тех, кто уже убежден. Он подкрепляет идею об «официальной и авторитарной науке» замкнувшейся в себе самой и превращающейся в новую инквизицию. Эта идея вносит большую путаницу в представления широкой публики об ученых. Кроме того, такие демарши нередко приводят к результату, прямо противоположному преследуемой цели. Отбрасывая астрологов в сообщество маргиналов и отверженных, мы превращаем их в своего рода мучеников науки. А мученики всегда пользовались симпатиями публики.

— Итак, решено. Вы игнорируете астрологов, поскольку вы не играете на этом поле.

— Что давно интригует меня, так это интерес, который проявляют к астрологии люди, обладающие высокой культурой. Я знаком с интеллектуалами и деятелями искусства, которые глубоко верят в нее. Я думаю, астрологические символы дают им пищу для воображения, служат плодородной почвой, источником творчества. И это дает лишний довод в пользу того, чтобы не разрушать такой балаган.

— Но ведь астрология, наверняка, шарлатанство.

— Я не был бы столь категоричен. Существуют разные астрологи, я знаю многих из них.

— Даже так... И вы действительно их посещаете?

— Я пытаюсь их понять. Некоторые стараются придать своей дисциплине наукообразие и таким способом сделать ее приемлемой для нашего общества. Для этого используются уравнения, расчеты, компьютерные программы. Такие интересуют меня меньше всего. Другие в большей мере приближаются к психологам и психоаналитикам. Я не убежден, но отказываюсь выносить окончательное решение в этом споре. В мире есть место для множества различных мнений и точек зрения. Не следует впадать в соблазн и считать, что только наше мнение истинно. Ученые особенно часто этим грешат. Многие астрологи мечтают о примирении между астрономами и астрологами, как это было до Галилея. Однако сначала следовало бы поставить свои часы по верному времени. Им следует воспринять современные данные о космосе.

— И тем не менее, вопреки всем своим противоречиям астрология распространяется вширь. Некоторые предприятия — даже те, что подчас заняты в сфере высоких технологий, — прибегают к ее помощи при подборе инженерных кадров...

— Каждый волен думать, как хочет. Я не могу запретить себе считать, что астрология служит подчас прикрытием для неблаговидных мотивов... Моя роль как ученого состоит в том, чтобы предлагать иные вещи. Вселенная, которую раскрывает нам современная наука, бесконечно богаче, чем тесное небо астрологов. Она питает одновременно и интеллект, и воображение.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно