Те же песни о главном

13 апреля, 2012, 14:23 Распечатать Выпуск №14, 13 апреля-20 апреля

НАНУ десять лет спустя.

© Василия Артюшенко

Как и для предыдущей статьи («НАНУ: «певцы» против «глобалистов», «ЗН», №11, 2002 г.), толчком для настоящей публикации стала статья коллеги. Тогда это была статья Романа Черниги, открывшего новый виток дискуссии о необходимости приближений «правил игры» в НАНУ к мировым, а сейчас — Вячеслава Хавруся («Коррупционные сумерки в НАНУ», ZN.UA, №13, 2012 г.) 

Неоспорим вынесенный в заголовок тезис «сумерки НАНУ», но бьющий через край обличительный пафос статьи направлен на совершенно второстепенный для судьбы НАНУ вопрос: как и по каким критериям изберут новых членов-корреспондентов и академиков. Это волнует автора, а также многочисленных соискателей высоких званий, но каким бы образом этот вопрос ни разрешился, изберут «правильных» или «неправильных» новых членов НАНУ, какую они получат академическую надбавку к зарплате — все это совершенно не повлияет на освещенность в сумерках НАНУ и приближающуюся ночь. 

И обвинения в коррупции (в статье В.Хавруся с напором объявленные, но ничем не подкрепленные) никак не могут влиять на жизнь НАНУ. При многочисленных претензиях, которые могут возникать к высшему эшелону президиума НАНУ, обвинения в коррупционных мотивах абсолютно неприменимы к 94-летнему президенту и к трем 67—75-летним действующим вице-президентам НАНУ, определяющим курс академического корабля. Нет сомнений, что руководствуются они не меркантильными интересами. 

Ключевая проблема НАНУ сегодня это не обустройство кают-компании для высшего командного состава, позолота дверных ручек и вопросы, сколько икры съели за обедом господа адмиралы и контр-адмиралы, кому из них больше ложек этой икры досталось и кого новенького со второй палубы еще пригласят к столу. Хотя тема и вызывает живой интерес у неприглашенной публики. Ключевая проблема в другом. 

Корабль рыскает по захолустным каботажным курсам, движется по сгущающимся сумеркам в ночь при глохнущей корабельной машине, потому что при существующем корабельном уставе, глядя на далекий от магистральных мировых путей курс корабля, с нижних палуб разбегаются молодые матросы, кочегары, мотористы, штурманы — кто-то вообще на берег списывается, а многие толковые и энергичные пересаживаются, чтобы водить к новым рассветам корабли под чужими флагами, но плывущими по главным мировым маршрутам. Очередь юнг, желающих сесть на наш корабль, давно иссякла. Именно пустота на нижних палубах в сочетании с отказом на адмиральском мостике от использования курсов, апробированных в мировой навигации, определяет печальное будущее корабля. 

От морских аналогий перейдем к сухим цифрам, они подтвердят эту аллегорию. 

Оплата труда научной молодежи в НАНУ. Инженер (стартовая позиция выпускника вуза — 1600 гривен в месяц, младший научный сотрудник без степени — 2000, старший научный кандидат при малом стаже до получения звания с.н.с. — 3500, после получения диплома с.н.с. — 4200 гривен. То есть в президиуме НАНУ и в госструктурах, на словах заботящихся об инновационном развитии страны, предполагают, что способный и хорошо образованный молодой человек готов прийти в институт НАНУ, чтобы жить не менее четырех-пяти лет на получаемые «чистыми» 170 долл., с перспективой работать до защиты на 170—210 долл., и еще через два-три года, то есть лет за восемь, дорасти до зарплаты в 360—400 долл. 

Следствие неизбежное — практически нулевой приток молодежи в НАНУ. Важно отметить: даже если заведующий отделом сможет загрузить отдел хоздоговорами, платить сотрудникам более двух окладов нельзя из-за имеющихся в НАНУ ограничений. По поводу этого логически бессмысленного ограничения можно выдвигать претензии уже не только к президиуму НАНУ (с него спрос, почему вопрос отпугивающих молодежь ставок и реальных зарплат в НАНУ не обозначается постоянно как ключевая проблема развития). Здесь уже претензия к Кабмину, регламентирующему жизнь НАНУ, и особенно к Государственному агентству по вопросам науки, инноваций и информатизации Украины (ГАВНИИ), ответственному за представление интересов науки в коридорах власти. Эта госструктура, действующая уже не первый год под руководством академиков В.Семиноженко и Б.Гринева, выходцев из харьковского НТК «Институт монокристаллов» НАНУ, пока в вопросах влияния на деятельность всей украинской науки (а не только руководимого ими же родного НТК) себя ни в чем не проявила. По крайней мере, важнейший для выживания академической и вузовской науки вопрос гибкой оплаты труда, в первую очередь научной молодежи, публично ни ГАВНИИ, ни президиумом НАНУ, ни Минобразования не ставился. Так же как не были разработаны ГАВНИИ и президиумом НАНУ документы, определяющие до сих пор не урегулированные вопросы финансового участия украинских институтов в программах Седьмой Рамочной исследовательской программы Европейского Союза. 

Число работающих пенсионеров среди научных сотрудников институтов НАНУ, по экспертной оценке, составляет 60%, среди директоров институтов — 90% . Эта оценка числа пенсионеров в НАНУ заметно не изменится, даже если перейти от нашего 60-летнего порога к порогу 63—64 года, при достижении которого просят освободить административные позиции в европейских университетах. Действующие ученые могут не оставлять исследовательскую деятельность, но обязаны в таком случае перейти с административных на почетные должности или в частные консультативные компании. Трудно надеяться, что на предстоящем Общем собрании НАНУ среди академиков и членов-корреспондентов в основном пенсионного возраста будут озвучены соответствующие точные цифры, характеризующие катастрофическое старение НАНУ Украины, с детализацией рассчитанные по отделениям НАНУ и институтам. 

Число научных публикаций НАНУ, заметных на международном уровне, то есть регистрируемых в Scopus, стали представляться на сайте библиотеки им. Вернадского НАНУ (прогресс!). 

Если посмотреть как на выборку из этой таблицы на институты — флагманы академической науки по числу академиков и общей численности, увидим такую картину (публикации, фиксированные за все время существования института). 

Институт проблем материаловедения им. И.Францевича — 6125 публикаций (наивысшее суммарное число Scopus публикаций на институт в НАНУ при штате в 1400 сотрудников);

НТК «Институт монокристаллов» — 1393 публикаций;

Институт кибернетики им. В.Глушкова — 1331 публикаций;

Многотысячный Институт электросварки им Е.Патона — 472 публикации. То есть даже для флагманских институтов НАНУ от 0,2 до 4,3 публикаций на сотрудника хоть как-то значимого уровня за все время деятельности. 

Список дан библиотекой НАНУ и включает только 50 лучших институтов, имеющих индекс Хирша от пяти до 62. А в НАНУ входят 169 научных организаций. Нетрудно оценить, что в НАНУ мирно существуют не менее 100 институтов, у которых на сотрудника приходится от 0,1 до 0,01 хоть как-то регистрируемых в мировой науке публикаций.

«Покращення» в цифрах. Но все же государство заботится о НАНУ. С начала 2012 года по решению Кабмина ставки персонала выросли на 9%. Те, кто получал 200 долл. вроде должны получать 218 долл. Но это только на бумаге. На это повышение наложилось уменьшение, по решению Кабмина, базового («по головам») бюджетного финансирования НАНУ то ли на 12%, то ли на 15%. Арифметика простая: в результате не хватает порядка 20 процентов для сохранения той же численности сотрудников в НАНУ, что была в 2011 году. Вроде повод для президиума НАНУ начать реструктуризацию — провести оценку эффективности институтов НАНУ по хорошо формализуемым критериям (международные публикации, внедренные проекты в Украине и за рубежом) и, соответственно, перераспределить их бюджеты в пользу структур, доказавших свою успешность. В рамках внятного плана реструктуризации можно было дать с адмиральского мостика четкие рекомендации директорам, по каким критериям перераспределить финансирование внутри институтов. Однако позиция руководства НАНУ может быть воспринята как команда «никого не спасаем, тонуть будем все вместе». Директорам всех институтов НАНУ из президиума пропорционально прошлогоднему бюджету доведена цифра пониженного бюджета на 2012 год. Директора равномерно и перенесли на все отделы план уменьшения суммарной зарплаты. В большинстве институтов пытаются перевести всех сотрудников на сокращенную рабочую неделю. И тех, кто формирует индекс Хирша института и НАНУ, и тех, кто в жизни не написал ни одной статьи в рейтинговый журнал, и тех, кто институту принес славу внедренных высокотехнологичных проектов в стране и за рубежом, и тех, кто никогда ничего путного не внедрил, и пенсионеров, и чудом пока работающих в НАНУ тридцатилетних, подталкивая их «на выход». 

И, посмотрев на эту картину «погружения в сумерки», переходим к неизбежному вопросу «Что делать?»

Это не оригинальные рецепты, а общемировой опыт. Предложения о том, как изменить курс академического корабля, направить его на апробированный в мировой практике путь движения, я уже излагал в своей предыдущей статье. Вынужден частично повториться.

Итак, первое, без чего мы не выберемся из сгущающихся сумерек, — необходимо вынести оценку результативности и уровня исследований украинских ученых за пределы Украины. Публикации результатов исследований в журналах с IMPACT-рейтингом практически эквивалентны международной экспертизе НИР НАНУ, которая еще и делает их частью мирового научного процесса. 

Вторым фактором международной оценки является участие в международных научных проектах. Такие гранты разыгрываются в условиях жесточайшей научной конкуренции, и украинское участие в них — свидетельство международной репутации ведущих такие проекты коллективов.

Второе. Распределять значительную часть бюджетного финансирования на конкурсной основе. При этом основным условием допуска к бюджетному финансированию должно быть наличие публикаций по заявляемой теме НИР в журналах с IMPACT-рейтингом и наличие международных научных проектов. 

Третье. Ввести европейско-американскую систему аттестации научных кадров MSc-PhD как часть программы стимулирования возвращения украинских ученых, доказавших свой высокий уровень и занявших заметные позиции в мировой научной иерархии, успешно работая в американских, европейских, азиатских университетах и национальных лабораториях. Для таких людей серьезным барьером для возвращения является необходимость написания для вхождения в местную научную иерархию докторской диссертации советского образца и ее защита в ученых советах, в большинстве своем состоящих из людей с нулевым весом в мировой научной иерархии (см. индекс Хирша каждого). Эти потенциальные «возвращенцы» с учетом описанного состояния НАНУ очень нужны здесь. Китай, Сингапур, а теперь даже и Россия тратят миллионы на программы возвращения состоявшихся за рубежом ученых в родные страны. 

И четвертое — ввести более гибкую систему оплаты от выполняемых проектов, снизив налоговое давление на зарплаты. Здесь следует вопрос из категории вопросов со всем известными ответами. Если уж ГАВНИИ борется за законы по налоговым льготам для ИТ-индустрии, то почему ни это ведомство, ни президиум НАНУ не лоббируют законы, которые могли бы помочь повысить в активных научных коллективах катастрофически низкий уровень зарплат молодых ученых? 

В 2002 году я писал, что «в течение ближайших 15 лет никаких реформаторских изменений в НАНУ ожидать не приходится». За истекшие 10 лет отклонения от этого прогноза произошли, увы, только в персоналиях.

Представленными в 2002-м путями двигаются в мировую науку — и весьма успешно — все страны, в том числе и те, в которых 20 лет назад никакой науки не было. 

При этом надо прямо сказать и о специфических рисках перемен в НАНУ. В стране непрерывных рейдерских захватов последних лет, нерасследованного убийства киллером распорядителя имуществом НАНУ В.Арсенюка (в 2008 году) есть вполне объяснимая боязнь, что любые отклонения в НАНУ от замороженной линии «здорового консерватизма» приведут под флагом «нового курса» к разграблению имущества НАНУ. В результате будет угроблено и то здоровое в НАНУ, что смогло еще сохраниться до сегодняшнего дня. 

Тем не менее трудный выбор по «смене курса» делать придется неизбежно. Надо смириться с тем, что проволочка с переводом НАНУ на общемировые подходы к организации и оценке эффективности исследований приведет (и местами уже привела) к полному отставанию украинской науки от мировой по большому числу направлений, которые просто вымрут без достойной замены. 

Завершу, как и в 2002-м, вновь прогнозом. Не нужно ждать от Общего собрания НАНУ апреля 2012 года никаких серьезных решений по изменениям в НАНУ. Они и невозможны в нынешней обстановке при отсутствии внятной концепции трансформации НАНУ на фоне накопившихся перечисленных выше проблем, к которым нужно добавить и резко выросшие расходы на поддержание имеющейся инфраструктуры. Наличие в стране трех «министерств науки» — президиума НАНУ, ГАВНИИ и Минобразования, каждое из которых действует по ведомственным и персональным, а не по общеукраинским научным интересам (примеры нерешенных ими вместе актуальных проблем — выше), ситуацию только усложняет. Поэтому придется перенести прогнозную дату перехода Украины на общемировые рельсы организации науки на отдаленную перспективу. Конкретную цифру назвать сложно по причине сгущающихся сумерек.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно