Сто тысяч академика Моргуна

6 марта, 2013, 19:50 Распечатать Выпуск №9, 6 марта-15 марта

"Хлеб — не только главный продукт питания,  это — передовая наука и большая политика", —  считает известный генетик-селекционер

Уже стало привычным сетовать на нашу науку и ее главный штаб — НАНУ, обвиняя в застое и неконкурентоспособности: дескать, проедает бюджетные средства. Есть и другое мнение: государство держит науку на голодном пайке. Конечно, любое обобщение хромает.

 Научный поиск — это не всегда синица в руке (то есть конкретный продукт научной работы), но и журавль в небе (идея, которая когда-нибудь может найти реальное воплощение в новейшей разработке или технологии). По крайней мере, упрекать ученых куском хлеба некорректно уже хотя бы потому, что выпекается он преимущественно из сортов пшеницы, созданных в Институте физиологии растений и генетики (ИФРГ) НАН Украины, возглавляемом академиком НАНУ В.Моргуном. Озимая пшеница отечественной селекции на сегодняшний день является едва ли не единственной сельскохозяйственной культурой в Украине, которая не утратила "независимости" (подавляющее большинство культур растениеводства — зарубежной селекции). Может ли Украина получать урожаи на уровне европейских и даже выше, ведь не каждая страна может похвастаться такими, как у нас, черноземами? Это, собственно, и стало лейтмотивом нашей беседы с директором Института физиологии растений и генетики, академиком НАНУ, Героем Украины Владимиром Васильевичем МОРГУНОМ.

1
Владимир Моргун

— Еще Тимирязев сказал, что "существуют вопросы, которые всегда возбуждают живой интерес, на которые не существует моды. Таков вопрос о хлебе насущном". И сегодня этот вопрос приобретает особую актуальность.

Организация Объединенных Наций признала три критических фактора развития цивилизации ХХ века — нефть, газ и продовольствие.

— Уже сегодня некоторые эксперты третьему из названных факторов отводят первое место.

— Для этого есть все основания. На земном шаре только 11% земель пригодны для сельскохозяйственного возделывания. Пахотные площади сокращаются вследствие процессов эрозии и загрязнения почв, расширения застройки. Глобальные климатические изменения также резко сказываются на урожайности. Мировые запасы продовольствия в последние годы катастрофически уменьшаются. Если, не дай Бог, на планете произойдет какой-либо катаклизм, который вызовет неурожай, запасов продовольствия хватит лишь на 70 дней. Уже сегодня ООН беспокоится о создании запасов продовольствия на более длительный период. Цены на продукты питания стремительно растут и уже достигли исторического максимума. Мировое производство пшеницы и других злаков неравномерно, потребность в зерне в мире превышает его производство. Только Китаю не хватает 50 млн т зерна, что фактически равняется валовому сбору Украины в лучшие годы. Миллиард людей на планете недоедает. Поэтому остро возникает проблема основных ресурсов — воды и продовольствия. Это мировая проблема, и ее решение — вопрос не только экономики, но и большой политики. Веками хлеб, политика и могущество государства были рядом. Расцвет либо упадок цивилизаций, мир или война определялись урожаями и запасами хлеба. Наконец, хлеб — не только пища, это наша святыня, ведь он сопровождает нас от колыбели до ухода в мир иной...

— Владимир Васильевич, говорят, то, за что Борлауг удостоился Нобелевской премии, украинские селекционеры создали собственным умом и руками.

—Кто бы что ни говорил, но мы просто вынуждены были делать у нас "зеленую революцию" собственными силами. К тому времени высокорослые сорта, в том числе и такой, как Мироновская-808, стали тормозом для дальнейшего роста производительности. Вместе с коллегами из аграрной академии мы создали принципиально новый тип полукарликовой пшеницы, что со временем получило название "зеленой революции". Дело в том, что низкорослые сорта Борлауга — яровые, и они не подходили для нашей климатической зоны — вымерзали. Поэтому ни о каком заимствовании не могло быть и речи. Ведущие специалисты нашей страны 21 год работали над созданием короткостеблевой озимой пшеницы. Методом мутагенеза мы создали первый такой сорт — Киевлянка. Эта работа принесла нашей экономике весомый эффект и в 1997 г. была отмечена Государственной премией Украины.

— Каков вклад новых сортов, точнее, селекционной науки, в украинский каравай?

— Очень весомый. Благодаря генетической энергии нового сорта обеспечивается дополнительный прирост урожая в объеме до 10 ц/га. Поэтому главное направление наших селекционных исследований — создание новых сортов с высоким генетическим потенциалом производительности и качества. Все созданные в институте сорта делятся приблизительно на два класса: короткостеблевые высокоинтенсивные и среднерослые универсального назначения Кормовых сортов мы почти не выпускаем. Украина должна выращивать зерно высокого качества и продавать на мировом рынке не кормовую пшеницу, а высокоценную. Это, во-первых, удобно с экономической точки зрения, а во-вторых, стыдно на наших черноземах выращивать кормовую пшеницу. 

Генетический потенциал наших короткостеблевых сортов подтвержден на практике. Все они гарантировано дают сто и больше центнеров зерна с гектара. Отдельные сорта — Смуглянка, Фаворитка, Подолянка, Ятрань-60 — признаны национальным стандартом (как наилучшие на данное время в Украине). Фаворитка — рекордсменка, своими качествами превосходящая мировые стандарты. На Черкасчине этот сорт обеспечил урожай 131,8 ц/га — самый высокий показатель за всю историю хлебопашества в Украине. По 100—115 ц/га пшеницы сорта Смуглянка собрано на полях многих регионов страны. Это сорта для хороших хозяев, способных на больших площадях применять современные технологии.

Поскольку у нас, к величайшему сожалению, средняя урожайность пшеницы составляет три тонны, мы должны ориентироваться не только на лучших хозяев, но и на "середняков". Поэтому создаем сорта универсального использования — Подолянка, Богдана, Сонечко, Трипольская, Винничанка. Они не требовательны к условиям выращивания, могут высеиваться по худшим предшественникам, нуждаются в меньшем количестве минеральных удобрений, имеют высокую засухо- и морозостойкость. Их генетический потенциал — свыше 100 ц/га. Это преимущественно пшеницы высокого качества, которые очень широко высеваются на территории Украины (во всех географических зонах). По сути, именно такие пшеницы обеспечивали стабильный валовой сбор зерна в Украине. 

То есть мы убедительно доказываем, что Украина способна выращивать урожаи в два-три раза выше, чем те, которые получают сегодня в среднем по стране.

На сегодняшний день Институт физиологии растений и генетики удерживает приоритет в селекции озимой пшеницы. Благодаря сортам Смуглянка, Золотокосая и Фаворитка наши базовые хозяйства получают высокие урожаи в разных почвенно-климатических зонах. Так, в прошлом году девять хозяйств получили по 89–132 ц/га зерна сорта Фаворитка. Сорт Смуглянка обеспечил урожай в 100–108 ц/га в восьми базовых хозяйствах, Подолянка — 90–114 ц/га в семи хозяйствах. Вообще 40 хозяйств Украины — это преимущественно холдинги и большие предприятия, где зерновые культуры выращивают на огромных площадях, получают урожаи на уровне европейских и даже более высокие. 

В целом сорта института высеиваются на площади 1,7 млн га, что составляет 25% посевных площадей озимой пшеницы в Украине. Валовой сбор зерна из сортов ИФРГ составляет 5,8 млн т, что на 82,8% обеспечивает потребность населения Украины в продовольственном зерне (7 млн т). Образно говоря, четыре из пяти кусков хлеба, которые мы потребляем, выпечены из зерна наших сортов. Думаю, это весомый вклад в решение продовольственной проблемы и продовольственного благосостояния нашего государства.

— Иностранные конкуренты вам не наступают на пятки?

— Конечно, конкуренция на рынке семян сегодня большая. В Государственном реестре сортов растений Украины сорта отечественной селекции составляют 52%, а иностранной — 48%. О чем это говорит?.. Впрочем, 80% сортов и основные посевные площади пока что занимают пшеницы отечественной селекции. 

— То есть вам пока удается выстоять под нажимом зарубежных конкурентов?

— Это прежде всего свидетельствует о том, что селекция озимой пшеницы и генетика в Украине на довольно высоком уровне. Только сортов озимой пшеницы нашего института в Государственном реестре по состоянию на 2012 г. насчитывается 54. Среди 67 учреждений — владельцев сортов, в том числе 19 иностранных, — наш институт занимает второе место.

— Если у нас есть такие высокоурожайные сорта, почему тогда в Украине собирают по 30 центнеров с гектара? 

— Потому что существенно отстает агротехнология. И потому генетический потенциал сортов, которые могут давать 100 ц/га и больше, в среднем по Украине используется на 38%. Генетики и селекционеры могут, образно говоря, еще сто лет спать, пока аграрии смогут использовать генетический потенциал созданных сортов.

У нас, к сожалению, отсутствует финансовый климат для выращивания высоких урожаев. Составляющие урожая — техника, горючее, удобрения, средства защиты растений — дорожают, а хлеб — нет. Зачем его тогда выращивать себе в убыток? Власть хочет сделать хлеб доступным для народа за счет производителей этого хлеба. Тонна пшеницы на мировом рынке стоит свыше 340 долл. А у нас сдерживают рост цен на продовольственное зерно. Крестьянам выращивать хлеб не выгодно!

Другая серьезная проблема — сортовая политика. Можно сказать, сегодня ее вообще не существует. По нашим данным, в каждой области высеивается более 70 сортов озимой пшеницы. Кто что хочет, то и сеет.

Из более 200 сортов озимой пшеницы, занесенных в Государственный реестр сортов растений, урожай 100 и больше центнеров с гектара дает всего 21 сорт (то есть 10%). Только 10% сортов генетически способны возмещать высокими урожаями вложенные усилия. Практикой доказано, что только благодаря правильному подбору сортов для конкретных почвенно-климатических условий можно повысить урожайность на 20% и даже больше.

Научно обоснованная сортовая политика должна предусматривать, во-первых, доминирование в производственных посевах озимой пшеницы сортов отечественной селекции. Такие сорта наиболее приспособлены к нашим чрезвычайно суровым условиям. Засуха уже достигла Полесья. Периодически теряем урожаи из-за суровых зимних условий. Вспомним, в частности, 2003 г., когда 90% озимых вымерзли. В прошлые годы в Сумской и Харьковской областях вымерзли посевы всех иностранных сортов. Следовательно, учитывая стрессовые факторы, которые в последние годы определяют уровень урожая, сорта должны быть зимостойкими и засухоустойчивыми. 

Во-вторых, новые сорта должны быстро внедряться в производство. Это вполне реально, если хозяйства будут иметь прямую связь с научно-исследовательскими учреждениями, а не через фирмы-посредники на Крещатике. Кстати, у нас внедрена форма прямых связей "институт—холдинг". 

В-третьих, необходимо положить конец практике высева в одной области большого количества сортов, скажем, 70 или даже 90. Качественное семеноводство при таком количестве сортов не возможно. При отборе следует ориентироваться на Государственный реестр, а не на предложения заинтересованных фирм.

И наконец, еще одна проблема, пока еще не решенная, — уплата роялти, что является главным источником финансовой поддержки селекции. К сожалению, не у нас, а за рубежом. Селекция растений в мире — самая инновационная отрасль, на ее развитие направляется 12—15% средств, что можно сравнить только с информационными технологиями. У нас же 80% хозяйств не платят роялти.

— Институт имеет возможность развиваться за счет проданных лицензий?

— На сегодняшний день наш институт продал более 2500 лицензий на право выращивания наших сортов семенным хозяйствам Украины. В исследовательском хозяйстве ИФРГ каждый год выращиваем сортовые семена, которыми обеспечиваем отечественные семенные хозяйства.

— Интересно, за рубежом знают об украинских сортах?

— В некоторых странах СНГ, в частности, в России, Беларуси, Молдове, высеивают наши сорта. Конечно, чтобы выйти на большой мировой рынок, нужно запатентовать сорта за границей. На это требуются огромные средства. В советские времена отечественные сорта были широко распространены в мире, а сегодня мы только стремимся выйти на мировой семенной рынок.

— Существует национальная программа "Зерно Украины", которой предусмотрено довести средние объемы производства зерна в Украине в 2015 г. до 80 млн т, то есть за очень короткий период по сути удвоить валовой сбор зерна. Как вы считаете, насколько она реальна?

— Идея, конечно, хорошая. Но давайте подумаем о ее обеспечении. Недавно один специалист, критикуя эту программу, сказал, что если бы сейчас, словно из рога изобилия, нам насыпали те 80 млн т зерна, мы бы просто не знали, что с ним делать, — складских помещений, комбайнов, токов и необходимой инфраструктуры у нас нет. Для того чтобы получить такой высокий валовой сбор зерна, нужно вносить на гектар 240 кг действующего вещества удобрений NPK (азот-фосфор-калий), а мы вносим 69 кг, то есть меньше трети этой потребности. 

В свое время академик Вавилов сказал, что, как ни удивительно, уровень урожайности сельскохозяйственных культур определяется не плодородием почв, а культурой нации и ее экономическим могуществом. Если мы себя уважаем и хотим стать уважаемой нацией, то должны научиться выращивать высокие урожаи. С урожайностью 20–30 центнеров Украина будет занимать в Европе только второстепенные позиции. Сегодня Европа получает 60–70 и даже 100 ц/га. И Украина должна стабильно собирать не меньше 80 млн т, поскольку аграрный потенциал ее черноземов оценивается в 100 млн т зерна ежегодно.

В институте мы развиваем идею получения в Украине урожаев в 100 ц/га. Это новая для страны философия хлеба. Я не перестаю повторять, что хлеб — это наша нефть, и даже больше, чем нефть, наше самое дорогое богатство. И Украине необходимо использовать свое географическое положение и свой главный животворный ресурс — черноземы — в пользу собственной экономики. Мы должны вернуть Украине славу хлебного государства. 

Чтобы эта идея, так сказать, овладевала массами, у нас создан "Клуб 100 центнеров". В сущности, это школа передовых технологий. Речь идет об обобщении мирового опыта, о разработке рекомендаций, как в конкретных почвенно-климатических условиях получить максимально возможный урожай. Участников клуба много. И они уже достигли реальных результатов: в отдельных агрофирмах Донецкой и Луганской областей, где неблагоприятные климатические условия, в последние годы получают 70, 80 и даже 90 центнеров зерна с гектара. 

— Кроме селекции ваш институт занимается разработками современных технологий выращивания агрокультур. 

— Да, это одно из наших ведущих направлений. Могу похвастаться: за последние пять лет в институте получены две Государственные премии в области науки и техники. В
2011 г. — за разработку экологически безопасной технологии выращивания продукции, без пестицидов. Учитывая то, что сельскохозяйственные угодья занимают свыше 70% территории Украины, значимость этой работы трудно переоценить. Вторую Госпремию ученые нашего института получили в прошлом году за разработку так называемых бактериальных удобрений. Обработка бобовых и злаковых культур такими удобрениями дает возможность существенно увеличить содержание белка в бобовых. При этом в почве остается свыше 60 кг/га естественных азотных удобрений, повышается урожайность, улучшается плодородие почвы. 

— Казалось бы, нынешняя молодежь не очень стремится работать на земле, иметь дело с аграрной тематикой, а у вас в институте много молодых людей. Есть кому продолжать научную школу академика В. Моргуна?

— Думаю, нашему успеху в значительной степени мы обязаны тем, что наряду со старшим поколением работают молодые ученые. У меня есть кому передавать свой опыт. Мы стараемся привлекать к исследованиям талантливую молодежь, поддерживать молодых ученых. Хотя должен отметить, что проблема подготовки научной смены стоит остро, как и в других научных учреждениях. Средства на приобретение научного оборудования и приборов не выделяются, и вся прочая научная деятельность, в частности зарубежные командировки ученых, государством не финансируется. Конечно, наш институт в силу своей специфики находится в лучшем положении по сравнению с другими академическими учреждениями — у нас современные приборы, лаборатория, которой могут похвастаться немногие, отремонтированные помещения, выплачиваются надбавки ученым, которые ведут спецтематику. 

А в целом, если и в дальнейшем в государстве будет такое отношение к науке, то нас ожидает нерадостное будущее. Не буду далеко ходить за примером. Если мы перестанем вести селекцию сельскохозяйственных растений, то попадем в рабскую зависимость от зарубежных производителей семян. Ведь если купить завод, то он будет работать 10–15 лет. А семена нужно покупать каждый год, это как бездонная яма — только бросай и бросай в нее доллары, финансируя, таким образом, чужие рабочие места и чужую науку. Разве хоть одно уважающее себя государство покупает семена за границей? Нет! Какой должна быть политика в семеноводстве? Если, например, нам нравится определенный сорт, мы его покупаем и платим роялти, но семена выращиваем на своей территории и являемся их владельцами. Сортовая политика должна формироваться на государственном уровне, а не определяться чьими-то бизнес-интересами. 

— Сорта института, так сказать, вне конкуренции. Генетическая коллекция ИФРГ признана национальным достоянием. Вместе с тем посягательства на селекционные поля не прекращаются...

— В каждой стране, которая заботится о своем будущем и будущем своих детей, есть одно или несколько семенохранилищ, где хранятся культурные и дикие виды. В Украине кроме нашей коллекции существует главное семенохранилище в Институте им. Юрьева в Харькове. Эти генетические ресурсы насчитывают десятки и сотни тысяч образцов. В зависимости от режимов хранения время от времени проводится пересев семенного материала (через 5, 10, 50 лет). Все это очень скрупулезная ручная работа. Ведь ни один образец, заложенный на хранение, не должен потерять всхожесть, иначе он может быть утрачен навсегда.

Как вы, несомненно, знаете, в России из-за рейдерских захватов застройщиков возникла угроза уничтожения уникальной коллекции Вавилова. В годы блокады Ленинграда люди умирали от голода, но образцы зерна, хранившегося как генетический материал, не тронули. А сегодня сытые положили алчный глаз на земли ВИР. Когда это стало известно В. Путину, он отреагировал жестко: "Оторву головы". 

Пять лет мы ведем изнурительную борьбу за наши селекционные поля, чтобы не дать уничтожить государственные земли, переданные постановлением правительства в пожизненное пользование НАНУ. Мы выиграли суды, и незаконно изъятые земли нам возвращены. Однако не все. Продолжается процесс изъятия незаконно выданных актов на земельные участки в судебном порядке. Конца-края этой земельной эпопее пока не видно. С одной стороны, правительство делает вид, что защищает государственную землю, а с другой... Но это уже отдельная тема.

— И в завершение. Неужели вы каждый год собственноручно нарезаете сто тысяч колосков?

—Такова уж работа селекционера. Из колоса берется зернышко. Вырастили его — и снова тщательный отбор. На наших исследовательских полях около 100 тысяч участков. Создать сорт — кропотливое дело, нуждающееся в больших затратах сил и времени. Но за эту работу земля благодарит золотым колосом, щедрым караваем.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 17
  • xerex xerex 10 березня, 15:21 судя по урожайности никому их исследования не нужны. Да и в общем, рассуждения академиков на тему, как мы будем экономику поднимать - наивны. Это проблемы прежде всего политичиеские и предпринимательские, а дело академиков печататься в ведущих мировых журналах, а не рассуждать, что у нас нет места, где зерно хранить. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться Академики НАНУ ведущие в мире Академики НАНУ ведущие в мире 10 березня, 17:37 Институт физической химии имени Писаржевского — это наилучший институт! — Он стоит на одном уровне с аналогичными институтами других стран? — Безусловно. У нас здесь работали и немцы, и поляки, и венгры, и американцы... Так что в Украине физическая химия развита на мировом уровне. — А как вы относитесь к сетованиям на то, что наша наука недостаточно финансируется? — У меня сейчас столько грантов, что я даже их названий не смогу перечислить. Просто нужно работать. http://gazeta.zn.ua/SCIENCE/petr_strizhak_menya_interesuet_vse_slozhnoe.html согласен 0 не согласен 0 Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно