СТАНЕТ ЛИ ЧЕРНОБЫЛЬСКАЯ ЗОНА АСКАНИЕЙ- НОВА?

21 января, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №3, 21 января-28 января

Чернобыльскую зону покрывает полынь-трава забытья. Неполных четырнадцать лет отделяет нас от величайшей в истории цивилизации техногенной катастрофы, а в общественном сознании эту тему пытаются «закрыть»...

Чернобыльскую зону покрывает полынь-трава забытья. Неполных четырнадцать лет отделяет нас от величайшей в истории цивилизации техногенной катастрофы, а в общественном сознании эту тему пытаются «закрыть». Так проще. И для кого-то удобнее. Поэтому словосочетание «чернобыльская зона» у многих ассоциируется с небольшой запретной территорией вокруг ЧАЭС с пресловутым «саркофагом». На самом деле в зоне отчуждения, кроме собственно территории атомной станции, радиоактивных «могильников», находятся огромные массивы полесских лесов, лугов и бывших сельхозугодий, захваченных дикой растительностью. Там живет и размножается всякая живность. Помнится, в первые годы после катастрофы падкая на сенсации пресса публиковала разные «ужастики» о восьминогих жеребятах, двухголовых телятах, «восьмиголовых» одуванчиках и т. д. Более серьезные издания уходят от больной и, откровенно говоря, мало кому понятной темы, и только в очередную «чернобыльскую» годовщину заводят плач по поводу демографической ситуации. Почти не слышны голоса ученых, которые исходят не от эмоций, а от реальных, научно обоснованных фактов. Сегодня чернобыльскую зону населяют преимущественно дикие звери. До недавнего времени существовала многоплановая программа (сейчас она приостановлена) наблюдений за животным миром, обитающим в зоне отчуждения. Поэтому по интересующим нас вопросам мы решили обратиться к ученым. Данная публикация — первая из задуманного цикла.

В октябре прошлого года в Киеве (Институт зоологии им. И.Шмальгаузена НАН Украины) и в биосферном заповеднике «Аскания-Нова» им. Ф.Фальц-Фейна состоялся VI Международный симпозиум по вопросам сохранения лошади Пржевальского, посвященный 100-летию ее разведения в Украине. Весьма примечательно, что этот вид фауны рассматривался не только как национальное и всемирное достояние, которое нуждается в изучении, сохранении и обновлении, но и как возможный фактор оптимизации и гармонизации экосистем. В этом плане значительный интерес вызвало обсуждение результатов интродукции лошади Пржевальского в зону отчуждения Полесья. Обратившись в Институт зоологии к авторам программы «Фауна», корреспондент «ЗН» первым делом поинтересовалась «мутациями». И получила отрицательный ответ.

В 1998 году при участии ведущих ученых Института зоологии НАН Украины — главного научного подразделения, изучающего состояние животного мира в зоне радиационного загрязнения с 1986 года, — разработана программа «Фауна». Ее цель — обновление и обогащение биоразнообразия природных флоро-фаунистических комплексов зоны, использование средообразующих последствий жизнедеятельности диких животных для экологической реабилитации радиационно загрязненных территорий.

В научной части программы «Фауна» предусмотрен долгосрочный мониторинг за состоянием фауны зоны в целом и охотничьей в частности, поскольку последняя всегда была наиболее уязвимой от деятельности человека, особенно от пресса незаконной охоты (браконьерства). Практическая часть проекта включает круг вопросов, связанных с организацией охраны охотничьей фауны, ее обогащением новыми или ранее здесь обитавшими, но исчезнувшими видами животных, проведением регулярного учета численности основных видов зверей и птиц, осуществлением биотехнических мероприятий, борьбой с волками и др. Эта программа была с интересом воспринята делегатами 23 стран — участниц Международного симпозиума в Амстердаме (1998) по проблемам реабилитации земель, изъятых из хозяйственного оборота и дедоместикации (возвращения одомашненных видов в природу) больших травоядных животных. Особенную заинтересованность в ней проявили японские и американские ученые.

В том же 1998 году для научного эксперимента в заповеднике «Аскания-Нова» была закуплена первая партия лошадей Пржевальского (26 голов) и два зубра. В конце октября прошлого года в чернобыльскую зону доставили еще одну партию кобыл (6). Планируется также продолжить завоз зубров. Кстати, на днях подписан договор о научном сотрудничестве на 2000—2004 гг. между Институтом зоологии НАН Украины и Институтом паразитологии Польской АН.

Зона возрождается

— После чернобыльской катастрофы более чем 3000 кв. км пахоты, лугов и пастбищ были изъяты из хозяйственного оборота. Постепенно на территориях, подвергшихся радиационному загрязнению, происходят процессы ренатурализации и восстановления природных флористических и фаунистических сообществ, — рассказывает зав. лабораторией Института зоологии НАНУ доктор биологических наук Григорий Двойнос. — При этом, за исключением сравнительно небольших площадей «рыжего» леса, существенного влияния радиации на структуру фитоценозов не выявлено.

На бывших пахотных землях, площадь которых занимает около 40% территории зоны отчуждения, спонтанно развиваются растительные сообщества, ежегодно накапливается значительное количество сухой травянистой массы. Толстый слой высохшего травяного «войлока» препятствует естественному лесовозобновлению, повышает пожароопасность этих территорий. Поэтому остается актуальной разработка стратегии реабилитации радиационно загрязненных перелогов и суходольных лугов, выбор ее оптимальной модели. Как считают специалисты, наиболее рациональным является использование средообразующей роли животных, в первую очередь копытных как основных потребителей растительной массы. Тем временем в угодьях зоны отчуждения, несмотря на наличие радиационного фактора, в целом сложились благоприятные условия для размножения животных, и ее территория стала крупнейшим резерватом диких копытных.

Здесь охотятся «новые украинцы»

Но есть одно большое «но». Зона отчуждения давно превратилась в зону беспредельного браконьерства. По мнению ученых, это стало неизбежным злом после того, как Минэкологии отказалось от организации на территории 30-километровой зоны ЧАЭС экологического заповедника (что, кстати, было сделано белорусами на своей части зоны) и в дальнейшем проявило полное равнодушие к судьбе фауны пострадавшей территории. Абсолютное отсутствие охраны животного мира не могло не способствовать быстрому развитию незаконной охоты. Уже в 1988 — 1991 гг. бригады браконьеров из прилегающих территорий регулярно приезжали на осенний промысел бобров, выдр, норок и ондатр в районе сел Зимовище, Кривая Гора и др.

Браконьерство резко возросло после организации в зоне отчуждения производственного объединения «Чернобыльлес». И это неудивительно. Поскольку в лесах зоны ежедневно стали находиться сотни людей, многие из которых имели опыт незаконной охоты. Орудиями добычи были не только охотничьи ружья, но и ловчие ямы, которые выкапывались на тропах лосей, кабанов, косуль и оленей. Находились и такие «спецы», которые устанавливали на звериных тропах самострелы (взведенные охотничьи ружья). И ямы, и самострелы представляли собой смертельную опасность не только для зверей, но и для человека. Но самым распространенным и доступным видом охоты стали петли, изготовленные из стальных тросов. Одним «охотником» в районе с.Опачичи, где, кстати, расположены усадьбы четырех лесничеств ПО «Чернобыльлес», за один сезон было выставлено свыше 150(!) петель только на кабанов. Десятки таких орудий лова, а также капканов на более мелких зверей — зайцев, лисиц, ондатр, норок и бобров — были обнаружены во многих местах на левой стороне р.Припять. Копытных убивали не только из ружей, попавших в ямы или петли просто рубили топорами. Известны случаи гибели рыси, занесенной в Красную книгу, других редких видов фауны. Наказания за это никто не понес.

Пресс незаконной охоты на копытных заметно усилился с 1993 года. В зону отчуждения ради охотничьих трофеев зачастили «новые украинцы», целые бригады охотников из близлежащих городов. В результате, по данным зоологов, численность лосей значительно уменьшилась.

Браконьерская вакханалия в зоне отчуждения длилась до осени 1998 года, пока, при активной заинтересованности МинЧС, не была создана егерская служба (ее создание — один из центральных пунктов программы «Фауна»). Справедливости ради нужно сказать, что нечто похожее, в основном по названию, существовало при ПО «Чернобыльлес», однако на службе здесь состояли преимущественно случайные люди, поэтому их работа по охране фауны была крайне неэффективна. По иронии судьбы новая егерская служба была организована при том же ПО вопреки желанию и отчаянному сопротивлению его дирекции. К чести этой службы, организатором и руководителем которой является Н.Самчук, следует отнести не только заметное уменьшение браконьерского разгула, но и частичное сокращение численности волков, количество которых с некоторых пор перестало соответствовать понятию «санитары леса».

Между тем результаты многолетних наблюдений за состоянием популяций крупных копытных в этом районе показали, что отдельные их группы оказывают специфическое влияние на экосистемы Полесья. Так, средообразующая деятельность численно возросшей популяции дикого кабана активизирует прорастание семян растений, что также ускоряет процесс природного лесовозобновления. Однако справиться с переработкой значительной растительной массы открытых территорий зоны отчуждения, где преобладают травянистые растения, дикие жвачные животные и кабаны не в состоянии.

«Переселенцы» из асканийской степи

В современной фауне диких копытных Полесья в настоящее время отсутствуют виды, адаптированные к использованию ежегодного прироста травянистой растительной массы. Вместе с тем известно, что эту экологическую нишу прежде занимали дикие лошади. Они являлись обычным компонентом биоценозов, а в отдельные периоды и доминирующей группой копытных на территории Полесья.

— Поэтому мы предложили решить проблему переработки растительности перелогов и лугов зоны отчуждения путем выпаса на них табунных лошадей, — рассказал далее Г.Двойнос. — Лошади, по сравнению с другими группами копытных, в том числе и жвачными, благодаря специфическим особенностям их пищеварения перерабатывают большие объемы луговых трав. Внедрение косячного табунного коневодства на пастбищах, подверженных радиационному загрязнению, оказывая существенное влияние на гумификацию почв, позволяет ускорить процессы формирования высокопродуктивных экосистем и биологической фиксации радионуклидов.

Оптимальными для биогеоценотической рекультивации залежей зоны, по мнению ученых, могли стать одичавший домашний конь и дикая лошадь Пржевальского. К сожалению, несколько стихийно сформировавшихся косяков лошадей аборигенной полесской породы истребили браконьеры. Киевские зоологи предложили создать в зоне отчуждения Полесья вольную популяцию «краснокнижной» лошади Пржевальского (на нее охотиться запрещено), «переселив» пару десятков особей из заповедника «Аскания-Нова», где ее поголовье избыточное. Несмотря на то, что климатические условия Полесья и степного заповедника существенно отличаются, «переселенцы» быстро к ним адаптировались, проявив способность осваивать пастбища и залежи чернобыльской зоны. Проведенные наблюдения показали, что интродуцированное в угодья Полесья асканийское поголовье дикой лошади не утратило важнейших экологических и этологических особенностей, характерных для этого вида, успешно пережило многоснежную зиму 1998 года, сохранило способность к тебеневке, добывая корм из-под снега, а также питаясь ветками деревьев и кустарников. Особенно важно, что, сформировав косяки, дикие лошади смогли успешно противостоять волкам, а четверо родившихся жеребят выжили и нормально развиваются. Ученые отмечают, что средообразующая деятельность лошадей в условиях зоны проявляется в полном объеме.

— Это очень умные животные. До сих пор ни один хищник не сумел к ним подобраться. Они умело обороняются и создали свои тропы. Можно сказать, что переселенцы из Аскании-Нова адаптировались в зоне Полесья. А корма им больше чем достаточно, — заметила Катерина Негруца, научный сотрудник Института зоологии. — К сожалению, сейчас из-за отсутствия источников финансирования мы вынуждены работать что называется на энтузиазме. Поэтому радиологический мониторинг лошадей Пржевальского, разбежавшихся по просторам чернобыльской зоны, осуществляем пока только по фекалиям (пробы привозят егеря). У нас налажено сотрудничество с Институтом сельскохозяйственной радиологии УААН, Институтом ботаники НАНУ, другими научными учреждениями. Однако в силу финансовых проблем программа «Фауна» осуществляется не на том уровне, на котором это должно быть.

«Согласно Рамсарской конвенции (1971), одобренной Верховной Радой Украины (1996), территория зоны отчуждения и зоны безусловного (обязательного) отселения по определенным критериям может быть отнесена к природоохранным угодьям международного значения, что может содействовать привлечению средств международных природоохранных организаций и фондов на работы, связанные с гармонизацией флоро-фаунистических комплексов зоны, охрану редких видов животных и растений» — это цитата из письма, подписанного ведущими учеными страны, так и не нашедшего отклика в наших верховных структурах. А ведь, как считают в Академии наук, есть все условия для создания в чернобыльской зоне заповедника с соответствующей программой научных исследований.

— Чернобыль — это полигон, который совершенно недостаточно используется для науки. А это же трагедия, — говорит профессор Двойнос.

Действительно, мы мало знаем о влиянии различных доз радиации на живые существа, об их возможностях противостоять неблагоприятным факторам среды обитания. У тех же лошадей настолько большой биологический потенциал, что мы только сейчас начинаем это понимать, говорят зоологи. Представители этой группы фауны имеют 50-миллионнолетнюю историю, в продолжение которой они наверняка сталкивались с разными катастрофическими явлениями, в том числе и с радиацией.

— Вследствие отсутствия антропогенного воздействия сейчас в зоне появилось много «краснокнижных» видов — орлан-белохвост, серый журавль, черный аист, рысь и др. — рассказывают исследователи. — В чернобыльской зоне — второй в Украине косяк лошадей Пржевальского. И это неудивительно, ведь всем «краснокнижным» копытным, в отличие, скажем, от обитающих в лесах оленей и лосей, практически негде жить: они мешают сельскому хозяйству, поэтому оказались на грани исчезновения или были поголовно уничтожены. Интересно, что лошадь Пржевальского была завезена в Украину из Монголии через два года после гибели последней особи европейского дикого коня тарпана. Ныне существует целый раздел науки — дедоместикация, с помощью методов которой на основе пород одомашненных животных восстанавливают их первобытных предков. В Польше таким образом уже восстановили лесного тарпана, в Германии — тура. Но этим копытным нужны тысячи гектаров заповедной земли. Чернобыльская зона — одно из немногих мест в Европе, которое можно заселить этими животными.

Рассказывает зав. отделом Института зоологии НАНУ, кандидат биологических наук Валентин Крижановский:

— Исследования и наблюдения, проведенные за время, прошедшее после катастрофы на ЧАЭС, показали, что экологическая радиоустойчивость преобладающего большинства видов животных обеспечивает не только их длительное выживание без выраженных признаков деградации, но и значительный рост численности многих из них, в том числе редких и таких, которые в других частях ареала находятся в угнетенном состоянии.

«Ненаучное» обоснование
 

интродукции дикой лошади Пржевальского в зону отчуждения, данное В.Крижановским

Почему именно лошадь Пржевальского? Потому что к условиям жизни в природе лучше всего приспособлены дикие лошади.

Тут у придирчивых природоохранников может возникнуть вопрос: а зачем в зоне отчуждения лошадь Пржевальского, если на этой территории ее никогда не было? На него можно ответь риторическим вопросом: а зачем она нужна в Аскании-Нова, вообще зачем она нужна в Голландии, Германии, Чехии? Зачем сохранять редкие виды? Зачем сохранять и по возможности восстанавливать биоразнообразие?

Но можно дать и конкретный ответ.

Лошадь Пржевальского — экологический и географический викариант (заместитель. — Авт.) украинского тарпана. Более того, среди систематиков преобладает точка зрения, что все евроазиатские дикие лошади принадлежат к одному виду — тарпан. Выделяют три его географические формы, или подвида: степной тарпан, лесной тарпан и джунгарский тарпан, или собственно лошадь Пржевальского. То есть в случае завезения лошадей Пржевальского в зону отчуждения нельзя считать, что осуществляется интродукция чужеродного экзотического вида. Речь идет о воссоздании вида в бывшем ареале за счет другой географической формы того же вида, поскольку аборигенные формы не сохранились.

У кого-то может возникнуть вопрос, стоит ли пытаться воссоздать на отдельных территориях или в резерватах фаунистические комплексы, которые существовали сто лет тому назад?

По этому поводу хотелось бы напомнить, что на Ближнем Востоке есть маленькая страна, где живет мудрый и упорный народ, который через две тысячи лет не только воскресил свой древний язык, но и в своих крохотных, по сравнению с украинскими, заповедниках реализует программу воссоздания библейской фауны, завозя на их территорию представителей животного мира, существовавшего на землях Израиля свыше двух тысячелетий тому назад.

Почему же Украина не может отважиться на что-то подобное?

Перспективы интродукции лошади Пржевальского в зону отчуждения и обязательного отселения ЧАЭС (радиационно загрязненная территория с умеренным гамма-фоном) достаточно оптимистичны. Лошади, которые уже завезены, успешно перезимовали и дали приплод.

Украина имеет шанс создать первую в Европе большую вольную популяцию диких лошадей Пржевальского и потерять его было бы непоправимой ошибкой.

Лошади и политика,
 

или Пример того, как можно обезобразить хорошую идею

— В то время, когда мы принимали поздравления от наших отечественных и зарубежных коллег с безусловным успехом, грянул залп газетных публикаций, — с горечью в голосе рассказывает профессор Двойнос, разложив перед нами ворох газетных вырезок. — Одновременность их появления не оставляет сомнений в том, что «кампания» была организована. Примечательно, что все они вышли с броскими заголовками, в лучших традициях бульварной прессы, как, например, «Смертный приговор для лошади Пржевальского», «Кому выгодно увековечить чернобыльскую зону», «В оптическом прицеле — лошадь Пржевальского» и т.п. Авторы статей сконцентрировали огонь критики в основном на том пункте программы «Фауна», который получил реализацию в виде интродукции на территорию зоны отчуждения партии диких лошадей и нескольких зубров. При этом обращает на себя внимание тот факт, что все статьи единодушно муссируют одни и те же вопросы: зачем нужна егерская служба в зоне отчуждения и какой резон завозить на погибель диких лошадей и зубров? И это опять-таки наводит на мысль о заказном характере публикаций. Подтверждением тому может быть и отсутствие в прессе открытых выступлений оппонентов — экологов и зоологов, имеющих за плечами опыт работы в зоне отчуждения.

В заключение ученые призвали «сердобольных» начальников и газетчиков не проливать преждевременные слезы по поводу судьбы лошади Пржевальского в зоне, а лучше обратить внимание на участь аборигенных животных, которые беспощадно истребляются браконьерами. Только благодаря созданию егерской службы удалось предотвратить гибель многих из них.

Итак, вопрос о создании на территории зоны отчуждения экологического заповедника остается открытым.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно