Спецназ науки

1 февраля, 2013, 19:15 Распечатать Выпуск №4, 1 февраля-8 февраля

Ключевые лаборатории должны стать своего рода силами специального назначения, которые будут гарантировать мировой уровень исследований в тех направлениях, где украинские ученые имеют высокие достижения.

Олег Крышталь (справа) и Богдан Гаврилишин на презентации научного кафе © Василия Артюшенко

Эксклюзивное интервью президента Украинского научного клуба,  академика НАН Украины Олега Крышталя по случаю пятилетия УНК и открытия научного кафе 

Здесь все нестандартно и символично — причудливые архитектурные формы, в которых отражены пути и перипетии научного поиска, стены и потолок оклеены страницами публикаций из Science и Nature (понятно, оцифрованными, настоящие издания за несколько лет размещены на полках — бери, читай), столики в форме бензойных колец и даже пол научно-информативный (на нем изображены сложные нейронные связи). "Мы воплотили много научных идей в это пространство, чтобы оно было информативным и вдохновляющим, особенно для тех, кто только мечтает заняться наукой или делает в ней первые шаги, — отметила во время презентации научного кафе исполнительный директор УНК Наталия Шульга. — Здесь в непринужденной обстановке можно посидеть за чашечкой кофе или чая, послушать интересных людей, пообщаться с коллегами, поучаствовать в научной дискуссии". 

После официальной части презентации научного кафе состоялась беседа журналиста ZN.UA c президентом Украинского научного клуба, академиком НАН Украины, директором Института физиологии им. А.Богомольца НАНУ Олегом КРЫШТАЛЕМ

— Олег Александрович, не всем понятна идея научного клуба. Тем более, что УНК в отличие от других клубов имеет свой формат.

Эта организация, объединяющая прогрессивно мыслящих ученых, выполняет, я бы так сказал, роль спикера за науку в рамках гражданского общества. Такая роль особенно важна в условиях, когда гражданское общество в Украине остается главным гарантом того, что движение по пути демократии будет продолжаться. Наука в независимой Украине не имела адекватной поддержки при всех властях. Могу сказать, что диалог с нынешней властью в какой-то степени более продуктивен, чем с предыдущей. Члены нашего клуба активно участвовали в подготовке некоторых законов, касающихся науки и научно-технической деятельности. Нам удалось добиться положительного решения в вопросе создания первой в Украине ключевой лаборатории. Независимо от того, какой будет ее судьба (а в данный момент она не представляется радужной), мы смогли создать критически важный прецедент. Впервые в истории страны деньги украинских налогоплательщиков, ассигнованные на науку, были распределены не волей отечественной бюрократии, а на основании рекомендаций международного наблюдательного совета. 

Мы предполагали, что с открытием этой лаборатории начнется существенная реформа в украинской науке, о которой многие годы говорят, но ничего при этом не происходит. Эта реформа состояла бы в создании сети ключевых лабораторий, наподобие тех, которые работают, например, в Китае, обеспечивая прорывный рост китайской науки. Такая сеть должна охватить те области науки, в которых украинские специалисты могут быть конкурентоспособными на мировом уровне. В результате, в рамках достаточно объемной системы отечественной науки, мы получим, так сказать, "силы специального назначения" с гарантированно мировым уровнем благодаря системе международной оценки. Мы не изобретали велосипед, такая практика существует во всем мире. Я участвовал и участвую сейчас в работе наблюдательных советов в разных странах, и поэтому не понаслышке знаю, как распределяются огромные финансовые ресурсы на научные исследования. 

— Вы говорите о сети ключевых лабораторий, но пока можете похвалиться только одной…

— В этом году Государственное агентство по науке, инновациям и информатизации Украины — как раз этому правительственному органу мы обязаны созданием ключевой лаборатории — планирует открыть вторую ключевую лабораторию. Но при этом наблюдается печальный процесс — клонирование лабораторий происходит не методом увеличения финансирования, а методом его деления. 

— То есть денег на исследования в этом году вы получите в два раза меньше?

— Существенно меньше. И в итоге не сможем выполнить в полном объеме свои планы по проекту, что, конечно, нас очень волнует. Вообще об эффективном финансировании говорить не приходится. Существуя на бумаге два года, лаборатория финансируется фактически немногим более года, получив первые деньги в конце 2011-го. В прошлом году было лучше: получили финансирование двумя траншами, первый из них — в конце первого полугодия, благодаря прямому вмешательству премьер-министра. При этом приходится сталкиваться с огромными бюрократическими преградами, связанными с расходованием этих средств. В странах Запада финансирование обычно выделяется в начале года, что дает возможность использовать полученные деньги самым разумным образом. Мы же, будучи более бедной страной, в которой деньги по определению имеют большую ценность, потому как их гораздо меньше, еще и неэффективно их используем. Эту уродливую ситуацию нужно исправлять.

— И тем не менее, несмотря на все эти трудности, работы, выполненные в ключевой лаборатории, получили высокую оценку международных экспертов.

— В мае прошлого года Международный консультативный совет во главе с лауреатом Нобелевской премии Эрвином Неером дал непредвзятую оценку работам наших исследователей, выполненным в первой в Украине ключевой лаборатории. Мы убедились (и многих убедили), что ключевые лаборатории — это перспективный путь организации научных исследований. Но это отнюдь не означает, что он безальтернативен, и что мы хотим заменить ключевыми лабораториями то ли академическую, то ли университетскую науку. Повторюсь: ключевые лаборатории должны стать своего рода силами специального назначения, которые будут гарантировать мировой уровень исследований в тех направлениях, где украинские ученые имеют высокие достижения.

— Не только в биологии, но и в других областях науки? Кстати, были упреки, мол, за всей этой затеей стоят два института, устроили такой себе междусобойчик…

— Давайте откроем интернет и посмотрим, кто принимает участие в ключевой лаборатории молекулярной и клеточной биологии. Это минимум 90% украинских ученых-биологов, имеющих высокий международный рейтинг. Практически все интеллектуальные силы страны в, пожалуй, наиважнейшей на сегодняшний день области науки собраны воедино. Так какой же это междусобойчик? При этом речь идет о весьма скромном финансировании — на два института миллион долларов в год. Для сравнения: один "нормально успешный" ученый в Америке получает эквивалентную сумму для исследовательской работы. 

Убедительным результатом работы ключевой лаборатории служат публикации в ведущих научных международных журналах: их уже вышло 52.

— От ваших коллег услышала, что положение дел с финансированием ключевой лаборатории в этом году, вызывает вопросы, на которые нет ответов. 

Как человек, стоявший у истоков идеи создания государственных ключевых лабораторий в Украине и приложивший немало усилий, чтобы эта инициатива сдвинулась, я, откровенно говоря, испытываю чувство огорчения. Но, тем не менее, я счастлив, что был создан прецедент и в Украине увидели, как работает система, когда приводным механизмом в ней служит соревновательный, а не бюрократический принцип. 

— Вы как-то сказали, что для того, чтобы поддерживать украинскую науку на современном уровне, необходимо иметь не менее десяти ключевых лабораторий в разных естественнонаучных направлениях. Пока действует только одна, да и то грозятся урезать финансирование. Хотя, насколько мне известно, в прошлом году во время встречи с Нобелевским лауреатом Э. Неером премьер-министр Н. Азаров обещал поддержку развитию ключевых лабораторий и перспективных научных разработок. А недавно премьер разразился критикой на ученых за отсутствие прорывных разработок. 

— Что касается прорывных разработок в области инноваций, то Украина как государство и как общество до этого не дозрела. Сколько бы ни старались мы как ученые превратить свои научные идеи в прорывные разработки, в этой стране у нас ничего не получится.

— Почему?

Этот вопрос я недавно задал известному экономисту А.Пасхаверу. Знаете, что ответил Александр Иосифович?

— Мнение авторитетного эксперта, несомненно, интересно будет узнать многим, в частности тем, кто упрекает ученых за отсутствие прорывных разработок.

Как известно, все познается в сравнении.Например, прибыльность в ресторанном бизнесе, скажем, в Нью-Йорке — несколько процентов в год. А какую быструю прибыль можно ожидать от инноваций? Ну, скажем, для начала 30% — и это в том случае, если разработка уж совсем прорывная. В то же время занятие политикой в Украине приносит сотни процентов!!! До тех пор, пока власть будет оставаться самым прибыльным бизнесом, инновации в этой стране не имеют никакой перспективы. 

Знаете, когда я это услышал, у меня как-то даже отлегло на душе. А то иногда приходили в голову грешные мысли о том, что, открыв в свое время два из трех главных рецепторов боли, я ничего от своих научных открытий не получил. И вот Александр Иосифович как бы отпустил мне грехи… (Смеется).

— То, что у нас нет никакого "перехода на инновационный путь развития", убедительно изложено в брошюре "Наука Украины. Цифры, факты и проблемы", подготовленной под научным руководством заслуженного экономиста Украины Александра Мазура. (С ней можно ознакомиться на сайте НАНУ). Вам как директору академического института хорошо известно нынешнее положение с финансированием науки. "Затянув пояса", как того требуют творцы бюджета, в НАНУ не хватает даже на выплату зарплаты, не говоря уже о финансировании инновационных разработок, приобретении современного оборудования и приборов. НИИ переходят на неполный рабочий день (либо неделю), отправляют сотрудников в отпуск за свой счет. Аналогичная ситуация в других государственных академиях. И вновь муссируются слухи о том, что, мол, оправдано ли такое количество бюджетных академий?..

Мое личное мнение: не оправдано. Но чтобы сокращение было справедливым, на пользу науке и обществу, само общество должно для этого созреть. Я уже говорил, что со стороны политической составляющей нашего гражданского общества наука не имеет адекватной поддержки. Поэтому и научный клуб был создан — для защиты интересов науки и ученых. А теперь давайте зададимся вопросом: кто будет проводить сокращение? У нас разве проводятся реформы? Президент грозится всех министров разогнать, потому что реформы не идут. А не идут потому, что чиновникам это не выгодно. Кто вам сказал, что они их хотели проводить?.. Наше общество не созрело для реформ даже в менее чувствительных областях, чем наука. Вот когда созреет, тогда можно будет говорить и о сокращении, и о реальных реформах. А пока мы должны беречь то, что у нас есть, как священную корову. 

— И без реформ численность исследователей за два последних десятилетия сократилась в три раза. По такому показателю как насыщенность научными кадрами Украина сегодня отстает от многих стран — на 1000 чел. экономически активного населения у нас приходится 6 научных работников, тогда как в Финляндии — 15,4, Японии — 11, США — 9,7, Южной Корее — 9,5, Франции — 9,3, в России —6,7.

Чтобы иметь минимальную критическую массу науки мирового уровня в Украине (это даже более необходимо в современном мире, чем, скажем, иметь бронетанковые войска), нужно создать десять — двенадцать полноценных ключевых лабораторий. Для этого необходимо 10 — 12 миллионов долларов в год. Это мизер даже для нашего небогатого государства. Причем решить этот вопрос можно никого не сокращая и не выгоняя, не создавая никаких социальных проблем.

В связи с этим хочу обратиться к нашим олигархам: уважаемые господа, помогите украинской науке! Давайте создадим интеллектуальные силы специального реагирования. Потому как, перефразируя известный афоризм на армейскую тему, кто не питает нашу науку, платит чужим ученым. И будет платить вдесятеро и во сто крат больше. Иначе, когда эта страна вдруг обнаружит, что инновации — это выгодно, некому уже будет ими заниматься. Мы будем к тому
моменту страной третьего мира.

Господин Иванишвили при правлении Саакашвили многие годы был мощным спонсором академии наук Грузии. Между прочим, сигнал политикам: Иванишвили выиграл выборы!

Господа олигархи, вас обвиняют в том, что вы не связываете свое будущее с государством Украина. Об этом трубят СМИ. У вас есть шанс изменить мнение о себе. Скинувшись на 10—12 миллионов долларов на науку, вы можете доказать обществу и всему миру, что не равнодушны к будущему Украины и что ваша деятельность в этой стране имеет рациональное начало для общества, а не только для вас лично. 

— О привлечении в сферу науки и инноваций средств частного капитала заявлено в контексте распоряжения Кабмина "Об утверждении плана мер на период до 2017 года по реализации Концепции реформирования системы финансирования и управления научной и научно-технической деятельностью". Однако механизма для этого, например, в виде льгот при налогообложении либо каких-то преференций пока не создано. А другая мотивация у наших богачей вкладывать деньги в науку отсутствует.

— Насколько я знаю, закон о благотворительной деятельности недавно подписан президентом. Однако, по моему убеждению, в случае проявления доброй воли состоятельных людей на поддержку современной науки, политический импакт-фактор от такого решения был бы для них несравнимо выше, чем, к примеру, компенсация части затрат в области благотворительной деятельности. 

— Билл Гейтс стал знаменитостью благодаря своим инновационным идеям и благотворительности. Хотите сказать, что у наших миллиардеров тоже есть шанс для того, чтобы их имена фигурировали не только в рейтингах самых богатых, но и самых знаменитых людей?

Именно это я и хочу сказать, только с одним уточнением. О шансе говорят, когда есть вероятность успеха или неуспеха. А в случае научной благотворительности успех просто обеспечен: вложение денег инспектируется лучшими умами, включая Нобелевских лауреатов. Деньги работают на человечество — и мы видим на примерах как это ценит мировая общественность. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 48
  • Наталія Шульга Наталія Шульга 11 лютого, 16:05 За іронією долі і реаліями України, "поливання брудом" відбувається на російській сторінці газети ЗН. На українській версії цього "добра" немає. Я не перестаю дивуватися, чому деякі дописувачі витрачають час свого дорогоцінного і єдиного життя на подібні речі? Невже немає чим займатися? Невже крім ненависті або задзрощів немає ніяких в житті радощів? Невже публічні образи сховані за псевдонімами та кодами приносять невимовне задоволення? До всіх, хто дійсно цікавиться станом речей в науці в Україні і ініціативою створення ДКЛ - звертайтеся безпосередньо до Українського наукового клубу, Державного агенства з питань науки, інновацій і інформатизації та Державного фонду фундаментальних досліджень. Ці три організації можуть надати вичерпну інформацію стосовно ДКЛ. Всі ті, хто вихлюпують свої хворобливі підозри, без бажання мати правдиву інформацію, хай знають, що ми не будемо вступати у безплідні дебати з такими "зашифрованими" дописувачами. Хай весь цей бруд залишається на їх совісті. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно