Спасительные острова для гениев

18 января, 2008, 15:29 Распечатать Выпуск №2, 18 января-25 января

Не хочет украинская молодежь заниматься точными науками — хоть плачь! Не желает идти на физические и химические факультеты, не стремится получать математическое образование...

Не хочет украинская молодежь заниматься точными науками — хоть плачь! Не желает идти на физические и химические факультеты, не стремится получать математическое образование. А без всего этого не построить богатой и независимой страны.

К счастью, в Украине появились по-европейски мыслящие ученые, которые попытались создать такие условия для юных и талантливых украинцев, чтобы им не захотелось уезжать на поиски научного счастья в голубые дали, а делать науку здесь. Одним из представителей этой группы является Алексей Боярский.

Короткая справка: Алексей Боярский, физик-теоретик. Область научных интересов — физика и астрофизика высоких энергий. Возраст — 35 лет. Представитель нового поколения украинских ученых, пробившихся для занятий наукой в лучшие лаборатории мира. Так, в 1999 году он защитил диссертацию и начал работать в Голландии у нобелевского лауреата Джерарда Хофта. Затем некоторое время трудился в Институте Нильса Бора в Дании, а с 2003 года перебрался в Швейцарскую политехническую школу.

А.Боярский не раз печатал в СМИ проекты на тему, как сделать украинскую науку более эффективной. А знаменитая статья К.Ширмаера в The Nature, в которой отражена точка зрения молодого теоретика и его именитых коллег-академиков, вообще наделала много шума. Некоторые представители нашего научного истеблишмента посчитали, что подобные предложения подрывают устои академической науки. Хотя в них, как считает А.Боярский, ничего крамольного не было. Просто группа патриотически настроенных украинских ученых обратила внимание на то, о чем, собственно, уже не раз говорил Б.Патон и другие академики — нужно что-то срочно предпринять для укомплектования ученого сообщества Украины представителями всех возрастов, а не только теми, кому за 60.

После оранжевой революции был предложен проект развития точечных центров науки в Украине. А.Боярский вместе с коллегами подключился к работе научно-образовательного центра, созданного ранее на базе Института теоретической физики НАНУ и нескольких кафедр физического факультета Национального университета имени Тараса Шевченко. Была создана международная программа, составлены проекты, выигравшие два гранта Швейцарского научного фонда. Так, в результате работы слаженной команды был создан центр для обработки данных, получаемых с космических телескопов.

Для сведения: каждый такой телескоп стоит, по крайней мере, миллиард долларов. Конечно, наша наука в одиночку подобное сооружение построить не сможет. Для его создания объединяют средства и усилия ученые многих развитых стран. Но украинские физики могут принять участие в самой важной части эксперимента — в обработке данных, поступающих с космического телескопа. Однако для этого надо подготовить высокопрофессиональную команду.

— Когда мы начали ее создавать, — рассказал Алексей Боярский, — сразу сориентировались на тех, кто только окончил вуз, или даже на старшекурсников. Их специально подучили — для этого отправили в Швейцарию. Кроме того, в Киеве был организован международный семестр по теоретической физике, на который пригласили лучших европейских ученых. Эта программа длится уже третий год. Она хорошо себя зарекомендовала.

Кроме всего прочего, мы стараемся именитых гостей приглашать и в физико-математические школы Киева. Так, в декабре прошлого года провели презентацию астрофизической обсерватории. Для этого собрали около сотни школьников и рассказали им на вполне доступном языке о том, что изучаем: о черных дырах, зарождении Вселенной, физических явлениях в космосе. Важно, чтобы будущие студенты сами убедились в том, насколько у современного физика масштабны и интересны научные проекты и насколько используются в них передовые суперсовременные технологии.

И еще: многие люди, получившие серьезное физическое образование, даже если и не становятся исследователями, проявляют себя успешно на самых различных направлениях, к примеру: в компьютерном, банковском, менеджерском бизнесе. Известно много случаев с учеными в Европе и США, которые, уйдя из физики, сразу получили зарплату 100—200 тысяч долларов. То есть на физфаке можно получить образование, которое даст молодым максимум возможностей, так как физика — не только ключ к познанию мира и даже к пониманию процессов в обществе. Она дает человеку опыт анализа, который с большим успехом применяется и за пределами науки: от финансов и маркетинга до задач расчета транспортных сетей и др.

Весной мы хотим вновь встретиться со школьниками. Пригласим учеников из природно-научного лицея № 145. Здесь можно встретить талантливейших детей. В городе есть и другие лицеи с физико-математическим уклоном, откуда выходит много выдающихся ребят. Сейчас в аспирантуру Женевского университета приехал студент, который когда-то учился в таком лицее. Он за два месяца разобрался в очень сложной теме и написал статью, которая сделала бы честь именитому профессору.

Мы пригласим учеников и из обычных школ. Уверен, что им будет интересно, так как рассказ о физике можно сопроводить массой ярких картинок и демонстрацией занимательных технологий. Уверен, молодежь можно увлечь не только танцами и парикмахерским искусством, но и серьезной современной наукой…

Кстати, когда мы уговариваем профессоров из Европы приехать в Киев, то говорим им, что они получат студентов, которые действительно хотят что-то знать. Ученые с мировыми именами едут в Украину и не обманываются — их ждет здесь благодарная аудитория. Мы все это оплачиваем за счет гранта. Важно, что многие студенты, принимающие участие в проекте, имеют руководителя не только в Киеве, но и в Европе.

Но у всего, как говорится, есть и оборотная сторона: как только мы обучили молодых ученых, возникает проблема – как удержать их в Украине. Понятно, что рано или поздно они все равно уедут, так как многим из них понадобится опыт работы за пределами Украины. Международный научный авторитет можно приобрести только в признанных центрах.

И все же ради развития науки в Украине нужно, чтобы они выполнили определенный объем работ здесь и смогли до своего отъезда обучить новую группу молодых людей, взятых со студенческой скамьи. Тогда у нас может сложиться своеобразная эстафета и это направление будет интенсивно развиваться.

Во что упирается решение проблемы? Естественно, в средства. Академия имеет деньги, и немалые. Она вполне могла бы профинансировать такую схему возрождения на нескольких направлениях. Правда, в НАНУ существуют устоявшиеся правила, согласно которым финансы распределяются равномерно. Когда же деньги в институте делят поровну, создается благостная ситуация для тех, кто особо напрягаться не желает.

Чтобы заставить научный коллектив интенсивно трудиться, нужен настоящий конкурс, на котором выигрывали бы самые прорывные проекты, а выиграв, их авторы получали бы хорошие условия для старта. В нашем астрофизическом проекте, организованном на средства международного гранта, все эти условия выполнены: куплено передовое оборудование, есть деньги для поездок участ­ников в лучшие лаборатории мира на стажировку, на научные конференции, средства на публикации в лучших журналах…

Перспективность такого подхода к организации науки раньше нас поняли наши соседи. В Москве есть несколько таких центров – в Институте ядерных исследований, Институте космических исследований и в других, – где молодые ученые предпочитают поработать некоторое время, прежде чем отправиться за рубеж. В созданных здесь условиях, по крайней мере на начальном этапе, они могут приобрести имя и квалификацию даже более эффективно, чем за рубежом. Важно отметить, что уехавшие ранее весьма охотно возвращаются в такие передовые центры и далее предпочитают иметь постоянную «научную прописку» в Москве.

В Украине необходимо создать такие же очаги. А для этого нужен настоящий открытый научный конкурс — без знакомств, блата, левых денег. Организовать его не так сложно, как кажется. В Швейцарии три государственных языка: французский, немецкий и итальянский. И тем не менее научная часть любого проекта пишется на английском, потому что его оценивать будут не швейцарские коллеги, а специалисты из других стран.

Такой подход является камнем преткновения для многих маститых ученых в Украине: как это нас будут рецензировать иностранцы? Это препятствует внедрению международно признанных стандартов и интеграции нашей страны в европейскую и международную науку. В результате Украина теряет многие очень выгодные возможности в области научного сотрудничества. Какие перспективы открываются перед украинской наукой в Европе, видно хотя бы по тому, как наши ученые работают здесь в лучших лабораториях. И они пробились не благодаря помощи МОН — сами прошли конкурсы и каждый день доказывают своим трудом, что они не хуже своих западных коллег.

Сейчас мы предлагаем — пусть для начала не на уровне академии, а хотя бы на уровне Фонда фундаментальных исследований — принять схему, по которой можно было бы развивать отдельные проекты. Конечно, системно сделать это было бы лучше, но пока не до жиру.

— Широко распространено мнение, что любая серьезная реформа в НАНУ сведется к тому, что все ее имущество будет разворовано и от академии не останется ничего.

— Возможно, в этом есть доля истины. Давайте посмотрим на пример Грузии — там у власти молодые люди. Они пришли к выводу, насколько я знаю, что их стране физика в таком объеме, как было раньше, не нужна. Поэтому прекрасные здания, принадлежавшие академии в центре города, продаются, а деньги поступают в городской бюджет. Так страна избавляется от лишних расходов.

По моему мнению, для нашей страны такой путь неприемлем. Мы должны максимально сохранить все достижения и наработки старшего поколения наших ученых. Украине нельзя обойтись без естественных и точных наук, поэтому необходимо создавать отдельные структуры, которые сразу будут работать по международным стандартам. Это будут точки роста и контактов с мировой наукой, которая в своей основе едина. Может быть, для начала следует выделить несколько институтов на приоритетных направлениях и привлечь сюда международные деньги для создания таких же НИИ, как в Париже, Принстоне, Берлине… Кстати, у наших соседей в Будапеште в последние годы открылся прекрасно функционирующий Институт высших исследований. Это неплохой пример для нас.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно