Смутно мерцающий свет технопарков

14 июля, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №27, 14 июля-21 июля

Если верить предпринимательскому фольклору, то страшнее гангстерского рейдерства в нашей стране может быть разве что государственный рэкет...

Если верить предпринимательскому фольклору, то страшнее гангстерского рейдерства в нашей стране может быть разве что государственный рэкет. Пример тому — странная ситуация вокруг технопарков. Льготы для них многократно сокращали, приостанавливали, наконец, отменили вообще. Правда, затем, после голосования в Верховной Раде за внесение изменений к Закону Украины «О специальном режиме инновационной деятельности технологических парков» (которое проводилось трижды, причем каждый раз большинство депутатов нажимало кнопку «за») и подписи под ними президента, льготы были возвращены...

Однако, хотя с тех пор прошло уже полгода, технопаркам заработать по новым правилам так и не удалось — еще не подготовлены необходимые документы, чтобы запустить весь механизм по их реанимации. И это при том, что на подписание инструкций и необходимых подзаконных актов предусмотрено всего три месяца. Знатоки нашей бюрократической кухни утверждают, что реально на сбор подписей под такими документами порой уходят годы…

На круглом столе в Институте электросварки им. Е.Патона НАНУ, в котором приняли участие Б.Патон, А.Гуржий, ряд ответственных чиновников из различных министерств и директора украинских инновационных организаций, была сделана попытка найти выход из нынешней ситуации, когда технопарки юридически вроде бы и существуют, но фактически вот уже второй год находятся в подвешенном состоянии...

Открывший заседание президент НАНУ высказал мнение, которое мало обнадеживало, — в стране ощутимо желание окончательно похоронить технопарки. Обидно, что это происходит в то время, когда во всем мире такие структуры бурно развиваются. К примеру, Российская академия наук всерьез развивает все, что содействует внедрению инноваций. Особенно успешно дело налажено в ее Сибирском отделении. Там, в отличие от нас, сообщил Борис Евгеньевич, не выискивают с помощью бесчисленных проверяющих комиссий, куда ученые тратят средства, заработанные благодаря предоставленным льготам. В России власть выделяет немалые средства на развитие инноваций, то есть поступает так, как ведут себя все правительства, желающие, чтобы экономика их стран была конкурентоспособной на мировом рынке…

Представитель Министерства финансов поделился своей правдой. Не будем лукавить — она также выглядела убедительной. Он привел аргументы, уже не раз озвученные Виктором Пинзеником, о том, что украинское правительство с охотой поддержит любые инновационные начинания и даже выделит на это средства напрямую. Но, мол, любые льготы — лишь повод для воровства и злоупотреблений, с которыми нынешняя власть борется насмерть, поэтому и не собирается делать исключений ни для кого. Льготы — очередная «дыра в бюджете».

По мнению директора технопарка института Александра Мазура, миф «о дыре в бюджете» легко дезавуируется: достаточно проверить финансовые документы технопарка. Здесь налоговые выплаты намного превышают так называемые льготы.

О том, что нигде в мире нет налоговых преференций технопаркам, — вторая сказка. Наоборот, утверждает А.Мазур, они есть везде, где страны хотят развиваться: в Китае, США, Польше, Турции… Кстати, украинские правительственные делегации, часто посещающие США или Китай, могли лично в этом убедиться.

Третья вреднейшая мистификация — «закон о технопарках создан для воровства». Итогом такого пассажа стало то, что технопарк Института электросварки за год посетило 14 комиссий с проверками, потративших немало сил и государственных средств, чтобы доказать наличие воровства. И ничего противозаконного не обнаружили!..

Тем не менее такие побасенки создают негативный имидж и, будем откровенны, сегодня слово «технопарк» вызывает у правительственной бюрократии на Печерских холмах просто рвотный рефлекс. Он сформирован отчасти ошибками самих руководителей технопарков, но по большей части неверной информацией, распространяющейся устно, прессой, по Интернету. Кстати, в этой информационной войне НАНУ абсолютно немая и высокомерно-неповоротливая сторона — у нее нет ни собственного мощного печатного органа, который читали хотя бы сами ученые, ни сколько-нибудь умелого и профессионального пресс-отдела, который объяснил бы обществу неверность и опасность такого подхода к проблеме. Все пущено на самотек…

Понятно, в таких условиях работать трудно — на наиболее активную часть безмолвствующего научного сообщества идет постоянный прессинг по всему полю. Часть проектов технопарков остановлена. Остальные доделываются, но, конечно, в другом темпе и на общих основаниях. Потери при этом огромные, в том числе и для государственной казны. А.Мазур привел несколько цифр: рост ВВП за счет ввода новых технологий в Украине всего 0,7 процента, в то время как в развитых странах он достигает 60 и даже 90 процентов. Во всемирном рейтинге мы занимаем 39-е место. И это при том, что Украине достались из нашего прошлого, когда наука поддерживалась и интенсивно развивалась, собственные самолеты, ракеты, атомные станции и многое другое, что и сейчас имеется далеко не у каждого в первой десятке развитых государств мира.

Показатели украинской экономики, считает Александр Анатольевич, были бы еще хуже, не будь в стране технопарков. Благодаря им буквально в последние годы в Днепропетровске созданы интегрированные схемы энергосбережения на «Весте» с 42 патентами; сварка тканей, на которую выдано пять патентов (среди них американские, австрийские). Объем реализации лишь одного технопарка Института электросварки недавно достигал 2,2 млрд. в год. С его помощью была создана тысяча рабочих мест…

Замминистра Андрей Гуржий попытался объяснить присутствующим, почему после изменений в законе о технопарках, те, вместо того чтобы обрести новое дыхание, стали проявлять признаки полного удушья. Как объяснил замминистра, бюрократическим танцорам помешали выборы, растянувшие цепочку согласований и утрясок. Андрей Николаевич пообещал, что после 20 июля все подзаконные акты и все прочее должно быть подписано. Но…

Здесь не мешает вспомнить, что под изменениями к Закону Украины «О специальном режиме инновационной деятельности технологических парков» нет подписи могущественного министра финансов, а слабосильное МОН, к тому же не склонное злить высокое начальство, не особенно рвется на передовую за идеи. Вот и получается — ведомства как бульдоги вцепились в так называемые льготы для технопарков и рвут их в клочья. Особенно изголяется таможня…

Чтобы хоть как-то скрасить безрадостную картину, замминистра рассказал о намерении правительства в обозримом будущем направлять часть средств от приватизации не на проедание, а на инновационную деятельность... Но на этот вариант бюрократического коммунизма никто в зале не клюнул. Наживка была уж слишком наивной...

Речь высокого чиновника, в которой он попытался за общими фразами скрыть отсутствие у МОН эффективного плана действий, свидетельствовала лишь об одном — у правительства вообще нет эффективной программы развития науки, а МОН и дальше собирается выполнять роль подбирающего мячи в трудной игре между НАНУ и не особенно расположенной к академии властью...

Спор оппонентов производил грустное впечатление — противники обменивались обвинениями и ни в чем не могли убедить друг друга. В итоге не могло родиться ничего конструктивного. Так продолжалось до тех пор, пока очередной выступающий не пригласил присутствующих заглянуть в глубь кризиса и предложил разобраться в том, какой же проект вообще есть смысл разрабатывать в украинском технопарке?

Оказывается, что в этом изобретательском раю «пройдет» лишь сверхрентабельный проект да еще и с огромным бюджетом. Лишь тогда на жалких нынешних льготах можно что-то сэкономить. Но для самых ходовых проектов с крохотным бюджетом в современный украинский технопарк обращаться смысла нет. Если инженер или ученый попытается реализовывать здесь свою идею, на него сразу же навалится много бед: нагрянет проверка — от МВД и СБУ до таможни и Минфина. В современном украинском технопарке не смог бы творить ни Генри Форд, ни Томас Эдисон, ни Билл Гейтс. Думаю, Николай Бенардос не изобрел бы здесь сварки… Кстати, это уже давно поняли многие серьезные украинские ученые, поэтому они даже слышать не хотят об организации подобных структур у себя в институтах.

Так зачем же нам нужны такие технопарки? К тому же будем откровенны, претензии у министра финансов Виктора Пинзеника на качество работы во многих случаях вполне резонны — рядовому украинцу трудно объяснить, какое отношение имеет льготный импорт «ножек Буша» к технопарку. И пусть такой финт выкинул один «инноватор», но грязная тень легла на всех!.. В этом свете не так уж абсурдно то, что уровень инновационности проектов нередко определяет… ДПА или таможенная служба уже после того, когда МОН и Академия наук дали заключение об этом. А почему бы и нет: может, где-то вместо приборов опять завозят какие-то ножки?..

И все-таки сие не более чем житейские мелочи, которые при желании можно отрегулировать. Корень проблемы находится, как отмечали выступающие, в том, что вся инновационная система у нас в стране задумана под весьма однобокую философию развития.

На заре независимости — в начале девяностых — в стране работал комитет по содействию малым предприятиям. Он готовился к созданию бизнес-инкубаторов. Была сформирована весьма неплохая программа и, казалось, вот-вот полетим в XXI век, предоставив возможность всем изобретателям реализовывать свои идеи! Однако, когда председатель комитета, как водится, объездил пол-Европы, побывал в США и более-менее разобрался, что делать и даже подготовил план развития, комитет перевели в качестве одного из отделов в Минэкономики, где он благополучно растворился.

Вскоре из Харькова в Киев приехал инициативный В.Семиноженко с грандиозными инновационными идеями. На мой первый вопрос о перспективах восстановления программы создания бизнес-инкубаторов академик тогда ответил, что это не тот масштаб. Мол, в нашей высокотехнологически развитой стране нужно создавать технопарки и даже грандиозные научные технополисы — только они способны реализовать великие идеи, которые поднимут страну. Естественно, эта точка зрения была созвучна идеям, которые развивали в разное время другие наши академики, психология которых была выпестована в океане безграничного финансирования в ВПК. Ну что им какие-то там бизнес-инкубаторы с их «копеечным» финансированием!

Академик Б.Патон, всегда чувствовавший дыхание времени, еще в советское время начал создавать научно-технические центры для воплощения в жизнь грандиозных проектов. В какой-то мере нынешние технопарки с их масштабом — продолжение тех идей. Неудивительно, что в новое время именно технопарк Института электросварки начал стремительно развиваться. Его продукция вытеснила с украинского рынка сварочную аппаратуру ближнего и дальнего зарубежья и даже начала интенсивно теснить западных конкурентов на зарубежных рынках. Заработал весьма прибыльно и технопарк в Харькове у В.Семиноженко. А кого вспомнить в этом ряду еще?

Но не кажется ли вам странным, что научно-инженерный центр, когда-то успешно работавший в рамках Института электросварки, несмотря на все старания энергичнейшего Б.Патона, в других институтах академии приживался весьма туго? Внедренческие звенья, созданные под те грандиозные проекты, которые разрабатывались в Институте электросварки для огромного рынка, трудно приспосабливались и буксовали при выполнении менее крупных проектов. Та же печальная особенность и у нынешних украинских структур. Итак, что же делать с ними в нынешней весьма агрессивно настроенной окружающей среде?

Круглый стол не дал исчерпывающего ответа, но одно из предложений явно выглядело креативным — необходимо посмотреть на нынешние технопарки как на один из важных, но недостаточных инструментов для создания инновационного климата в стране. Поэтому в дополнение к системе технопарков следует заняться созданием широкой и разветвленной инновационной структуры, включающей бизнес-инкубаторы, инновационные региональные центры, инновационные банки и прочее. Наверное, МОН следует заняться не штопкой закона для одного вида инноваций, а создать систему, в которой бы себя чувствовали комфортно изобретатели с идеями разного масштаба.

Нацеленность только на масштабность ущербна в зародыше. Достаточно вспомнить новейшие примеры из мира высших достижений науки и техники. Так, когда крупнейшие мировые корпорации в фармакологии пренебрегли первыми достижениями биотехнологии, им вскоре, чтобы не разориться, пришлось перестраиваться на ходу… Или другой новейший пример — не так давно мировой компьютерный гигант IBM отмахнулся от студенческой игрушки — портативного компьютера, созданного в гараже. Что было дальше, мы знаем...

Ох, как опасен ныне однобокий гигантизм! В жизни важны не только «мэтры». Свою важную роль играют дециметры и даже миллиметры. Так что не будем глядеть на них свысока — из великих мелочей складывается вся наша жизнь.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 14 сентября-20 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно