Психология и личность

20 ноября, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №44-45, 20 ноября-27 ноября

Есть все основания поздравить психологическую общественность Украины с получением весьма полезной книги

Одной из примет современности является рост интереса к психологии как области науки и практики. Это обусловлено и общей тенденцией развития общественной жизни — повышением роли в ней "человеческого фактора", и бурными (часто трагическими) событиями в мире. Интересующиеся психологией обычно не задумываются над тем, что эффективность психологической помощи существенно зависит от состояния психологической науки, прежде всего ее теоретических основ.

Поэтому приветствуем тот факт, что уважаемое интеллектуалами университетское издательство "Пульсари" порадовало своих почитателей новым солидным изданием именно из области теоретической психологии. Речь идет о переводе фундаментального труда немецкого психолога Филиппа Лерша (1898–1972) "Структура личности". Солидность издания подчеркивает уже сам его вид — довольно массивный (560 страниц немалого формата) том, "одетый" в плотный светло-коричневый переплет, выполненный в ретростиле (художник В.Мищук). Но главное, конечно, — это богатейшее содержание книги, к тому же изложенное, несмотря на сложность предмета, с прозрачной ясностью. В том, что эта ясность воспроизведена средствами украинского языка, — огромная заслуга переводчиков Ивана Иващенко, Ореста Семотюка, Петра Таращука, а также научных редакторов издания Романа Трача (США) и Валерии Андриевской (Украина).

Текст Лерша содержит не только многочисленные ссылки на научные и философские труды, но и многочисленные примеры-иллюстрации из повседневной жизни и произведений художественной литературы. Несмотря на высокий уровень научности работы, ее легко и интересно читать.

Среди разнообразной психологической литературы, которой изобилует сегодня книжный рынок, эта работа занимает особое место: находясь вне прихотей интеллектуальной моды, она отвечает, по моему мнению, и извечным духовным запросам человека, и сущностным проблемам современности.

А секрет в том, что избранный автором для исследования предмет интересует человека издавна, поскольку этим предметом является сам человек, точнее личность. Отсюда важность сосредоточения общественного внимания на научном изучении личности, или человека в его психологическом измерении.

Психологическая наука (условной датой рождения ее как самостоятельной считается 1879 год, когда Вильгельм Вундт основал в Лейпцигском университете лабораторию экспериментальной психологии), которая началась с исследования отдельных психических процессов (ощущений, восприятия, памяти и т.п.), вскоре, откликнувшись на общественную потребность, подошла к изучению и целостной личности. Немалую роль здесь играли практические запросы, поступавшие из разных сфер общественной жизни — медицинской, образовательной, сферы профессиональной работы и т.п. Со временем психология личности, как ее стали называть, заняла видное место в психологической науке, особенно в психологической практике.

Сам термин "личность" трактуют очень по-разному: иногда как синоним лица; иногда соотносят его с любым человеком, а иногда только с достаточно развитым духовно и способным на ответственные поступки; иногда в содержании понятия "личность" подчеркивают общее для членов определенной социальной группы, а иногда —индивидуально специфическое.

Весьма сложной, построенной из трудно согласуемых частей, предстает и сама психологическая наука. Поэтому главное условие для ее прогресса и успешного практического применения в разных сферах — тем или иным образом преодолевать эту сложность во всех ее проявлениях.

Чрезвычайно актуальна и проблема обеспечения системности психологического знания. При этом следует иметь в виду два взаимосвязанных аспекта этой системности. Здесь, опять же, нужно говорить, с одной стороны, о целостном рассмотрении человека или его психической жизни, а с другой — об упомянутой уже целостности психологического знания.

Должны констатировать, что во все указанные направления реализации в психологической науке принципов системности и целостности Филипп Лерш сделал весьма значительный вклад. В частности, его работа "Структура личности" выгодно отличается в этом аспекте от многих, появившихся намного позже. Как указывает Ф.Лерш в предисловии к ней, психология должна "интерпретировать душевную жизнь не как мозаичное, часто изолированное сосуществование многочисленных отдельных фактов, а как целостную картину жизненных связей, в которой каждый факт имеет свое место и значение". А в заключительном разделе подчеркивает: "Дело изложенной нами "структуры личности" заключалось в том, чтобы… осуществить интеграцию научно исследованных частичных областей и отдельных фактов переживания во взаимосвязанное и структурированное целое, а заодно достичь направленности психологии на целостный образ человека". 

По моему убеждению, есть все основания полагать, что Филипп Лерш реализовал системный подход в психологии задолго до того, как это словосочетание приобрело популярность (в Советском Союзе — в 70-е гг. прошлого века).

Впрочем, возникает вопрос: а были ли в этом деле у Лерша предшественники? Были. По крайней мере, одного не могу не назвать. Это петербургский ученый (причем наш земляк, родом с Переяславщины) Александр Федорович Лазурский (1874–1917), один из основателей психологии личности — психологии теоретической, экспериментальной и практической.

Сопоставляя трактовку личности Лазурским и трактовки, характерные для разных психологических течений ХХ в., трудно избавиться от впечатления, что авторам последних — несмотря на все их достижениям — не хватало той степени научной объективности, целостности и системности в познании человека, которая — раньше них — была присуща Александру Лазурскому.

Кого точно нельзя обвинить в однобокости, так это Филиппа Лерша. Просто, как это часто бывает в науке, Лерш самостоятельно пришел к идее, которую раньше него высказал Лазурский, и изложил ее, разумеется, другими словами. В то же время он пошел дальше.

Почему же случилось так, что основополагающая по тематике, новаторская по смыслу и при этом прекрасно написанная книга Лерша осталась недооцененной и, к величайшему сожалению, реально не повлияла на развитие психологической науки? Размышляя над этим вопросом в своем "Вступительном слове", Роман Трач указывает несколько причин. Прежде всего, это почти безраздельное господство в американской психологии (которая начиная со времен Второй мировой войны в значительной степени задает тон в психологии мировой) рационально-технической функции мышления, характерной для естественных наук, и игнорирование не менее важной интуитивно-идейной функции, которой большое внимание уделял Лерш. Свою негативную роль, считает Р.Трач, сыграли и безосновательные подозрения Ф.Лерша (опять-таки влиятельных американских психологов) якобы в сотрудничестве с нацистским режимом. Еще одной причиной Р.Трач называет сложность для перевода (в частности на английский язык) текстов Лерша (филолога по первому образованию), который "использует все тонкости немецкого языка и сам часто создает новые слова". Остается удивляться и радоваться тому, насколько успешно удалось преодолеть эти трудности переводчикам главной книги Ф.Лерша на украинский. Кроме высокого уровня языковой и профессиональной компетентности здесь, безусловно, сыграло свою роль большое желание команды, работавшей над переводом.

Есть все основания поздравить психологическую общественность Украины с получением весьма полезной книги, а издательство "Пульсари", переводчиков и редакторов — с прекрасным результатом их многолетней вдохновенной работы.

Отдавая должное всем ее участникам, отметим с особой признательностью сделанное профессором Романом Трачом — инициатором, вдохновителем и руководителем всего проекта. Более того, он в значительной степени финансировал его осуществление. Обратим внимание на сугубо человеческий аспект этого дела. Господин Трач не только сделал (совместно с другими участниками проекта) весьма полезное дело для украинской (и не только) психологии. Он исполнил долг перед памятью своего учителя Филиппа Лерша, который в начале его профессионального пути оказал дал ему ощутимую духовную и практическую поддержку. Благородный поступок Романа Трача, вне всяких сомнений — пример для подражания.

В завершение еще одна цитата из книги Ф.Лерша: "…когда мы говорим о духовности человека, то, в отличие от разговора о его сообразительности, не имеем в виду, что благодаря средствам мышления он способен ориентироваться и позаботиться о себе в мире, а имеем в виду то, что он прилагает усилия, чтобы в мышлении осознать мир как горизонт смысла, который придает значение его существованию". Пусть же психологическая наука как можно лучше способствует такому осознанию.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • anatolii anatolii 22 листопада, 21:22 ="…коли ми говоримо про духовність людини, то, на відміну від розмови про її кмітливість, не маємо на увазі, що завдяки засобам мислення вона спроможна орієнтуватись і давати собі раду у світі, а маємо на увазі те, що вона докладає зусиль, щоб у мисленні усвідомити світ як горизонт сенсу, що надає значення її існуванню"= Спірна, сумнівна сентенція. Я- це лише я, чи я- це я і всі інші? Хтось, здається, сказав, що людина- це (лише?) сума усіх тих соціальних відносин, у які вона вступає з іншими людьми впродовж свого життя. Що більше: людина чи особа, особистість? Людина чи людство? согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №42, 9 ноября-15 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно