«ПОИСК» ПРОКЛАДЫВАЕТ ПУТЬ К ВЫЖИВАНИЮ УЧЕНЫХ

2 июля, 1999, 00:00 Распечатать

Научная газета - явление довольно редкое в мировой практике. Ученые предпочитают общаться друг с другом и с обществом с помощью журналов...

Научная газета - явление довольно редкое в мировой практике. Ученые предпочитают общаться друг с другом и с обществом с помощью журналов. И все же в России существуют две научные газеты: «Поиск» - в Москве, «Наука в Сибири» - в Новосибирске. И это нетрадиционное средство массовой научной информации в нынешних условиях оказалось весьма жизнеспособным. В то время, как маститые научно-популярные журналы почти в предынфарктном состоянии, «Поиск» демонстрирует не только волю к жизни, но и завидную информированность, оперативность, чувство времени. Феномен «Поиска», думаю, поможет и украинским журналистам сориентироваться в нынешней нелегкой ситуации с изданием научно-популярных изданий в нашей стране. Дмитрий Мысяков - заместитель главного редактора. Он раскрыл секреты газетной кухни, о которых не часто делятся руководители СМИ.

- Вчера, - начал с истории Дмитрий Васильевич, - газете исполнилось 10 лет. Первоначально предполагалось выпускать большую газету с некоторым научным креном. Собралась весьма приличная команда. И тираж был 500 тысяч. Однако вскоре начались обвалы или так называемые реформы. Встал вечный вопрос «что делать?» От заявленной научно-просветительской темы отходить не собирались. Рыночная перспектива вырисовывалась более чем туманно. Народ, еще недавно предпочитавший все научное, вдруг абсолютно охладел к науке. В это же время был утерян интерес к литературе, даже к спорту и футболу…

- Из вечной формулы «хлеба и зрелищ» остался только один лозунг «хлеба»?

- Да, народ интересовало, как выжить. Вдруг проснулся массовый интерес к политике. Но мы ею принципиально заниматься не хотели. Пришлось из газеты «не пойму для кого» превратиться в… профессиональное издание, ориентированное на научное сообщество.

- То есть вы перестали заниматься просветительством. Но научпоп нужен и научному сообществу: химик хочет узнать о биологии, физик о социологии. Как же быть здесь?

- Об этом пытается рассказывать «Наука и жизнь», она доносит знания о науке для неспециалистов, а мы в какой-то момент этим перестали заниматься сознательно. Иначе нас перестали бы выписывать, как «Литературную газету». Мы стали писать исключительно для тех, кому информация нужна в профессиональной деятельности. Историки, физики, биологи, математики заняты абсолютно разными вещами. Но есть то, что их объединяет, - почти вся наука сосредоточена в Академии наук. Ученые финансировались по одной схеме: президиум, институт, отделы.

В недавние времена все начало трансформироваться. Правда, скорость преобразований не во всех структурах оказалась одинаковой. Так академия - структура достаточно консервативная. Она менялась медленно. А вот система высшего образования, которую мы так же призваны отражать, поменялась буквально на глазах неузнаваемо. Мы делаем газету для того, чтобы ученые и преподаватели высшей школы смогли оперативно сориентироваться и, так сказать, определить, как приработать какие-то средства вдобавок к своему нищенскому окладу. Надо трезво смотреть на вещи.

Все эти события совпали с тем, что начала развиваться новая система финансирования науки - появились гранты, стипендии, конкурсы. Эту информацию мы собираем. Газета перестала быть досужим чтивом, вариантом иллюстрированного журнала. Ее теперь подписывают потому, что ученые черпают жизненно важную оперативную информацию. Она не просто интересна, она необходима, чтобы сориентироваться и принять решение.

- А как у вас в газете складываются отношения с рекламодателями?

- Наша экономика как бы… перевернута с ног на голову. Если посчитать наш бюджет, то около 25-30 процентов его составляют средства от подписки. Вторая часть - процентов около 20-25 - средства наших учредителей: Российской академии, Министерства высшего и профессионального образования, Министерства науки и технологий. Правда, эта часть средств поступает весьма нерегулярно. Остальные средства мы зарабатываем.

Так Фонд исследований печатает у нас объявления о своих конкурсах. Мы берем за это деньги. Проблем с платными материалами нет, потому что, кроме фондов, нам платят вузы, научные центры, институты, которые хотят рассказать о себе коллегам и начальству. Мы готовим страничные или даже специальные выпуски-вкладыши, которые рассказывают о том или ином центре или учебном заведении. К примеру, не так давно наш корреспондент ездил в Элисту и подготовил рассказ о единственном там университете. Хотя читателю интересен этот материал, понятно - гостиница и траты редакции стоят денег, которые необходимо вернуть. Естественно, здесь на помощь должен прийти сам университет, который хочет видеть статью в нашей газете о себе.

В мире отработана оптимальная модель существования журналов и газет. Она отличается от нашей. Если бюджет газеты - 100%, то половину его должна покрывать подписка. Там, на Западе, достаточно дорогие издания. Причем цена часто не зависит от красоты иллюстраций, полиграфии. Какой-нибудь узкоспециальный журнал с крохотным тиражом будет вполне рентабельным, потому что цены на экземпляр будут определяться экономикой, а не иными соображениями. Журнал нужен для работы определенному кругу специалистов, и они будут платить необходимую цену.

Другая половина любого научного или околонаучного издания - реклама, которая, в свою очередь, делится на две крупные части. Первая - это рынок вакансий. В любом номере «Science» или «Nature» вы найдете множество предложений работы для ученых - конкретной лаборатории требуется исследователь по конкретному направлению. Это огромный интернациональный рынок: физик из Франции едет в Швейцарию, генетик из Индии направляется в США, немецкий математик переезжает в Швецию и так далее. Для научного журнала это прекрасный рынок платных объявлений, который поддерживает бюджет редакции. Организацией этого рынка при редакциях занимаются огромные отделы. Это дело очень рентабельное и, конечно, чем более известен в мире журнал, тем на больший сектор рынка он может рассчитывать.

Что касается российского рынка, то он не велик и к тому же все больше сокращается. Это называется «реструктуризацией научных учреждений». Понятно, что это не может не отразиться и на научно-популярных изданиях.

Ну и вторая часть рекламных денег - примерно такая же, то есть четверть бюджета, - реклама научного оборудования, препаратов, приборов, реактивов. В «Nature» над этим работает целый штат специалистов. Здесь можно прочитать рекламные объявления о продаже всяких лабораторных принадлежностей: от химических реактивов до уникальных микроскопов ценою в миллионы долларов. Читатели из научной среды на Западе платежеспособны. Обновление лабораторного оборудования там идет очень быстро. У нас даже когда наши лаборатории что-то приобретают из научного оборудования, они при этом связаны кредитом какой-то страны и условиями, в которых оговорено, где надо купить. Так что необходимости в рекламе у нас попросту нет…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно