ПЕТР ЛИНИЦКИЙ: ПЕРИПЕТИИ СУДЬБЫ УЧЕНОГО

22 октября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №42, 22 октября-29 октября

Кладбище Флоровского монастыря в Киеве всем известно как одно из самых забытых и заброшенных. Почти невозможно прочитать надписи на надгробьях...

Кладбище Флоровского монастыря в Киеве всем известно как одно из самых забытых и заброшенных. Почти невозможно прочитать надписи на надгробьях. Безымянные кресты и покосившиеся ограды кое-где напоминают о том, что в давние времена здесь нашли покой многие киевляне. Так распорядилось время, и мы не в силах восстановить утраченное навсегда. Но никто не отменял неписаный человеческий закон, чтящий неприкосновенность праха, который покоится в сохранившейся могиле с надгробием, где указано имя погребенного. Тем более - когда это прах человека, оставившего заметный след в истории отечественной культуры. Каково же было мое изумление, когда среди поросших травой остатков могил и надписей на камнях, оставленных, по-видимому, печально известной сектой сатанистов, я случайно обнаружил совсем уж склонившийся, лежащий на боку гранитный памятник с надписью «Петр Иванович Линицкий, профессор К.Д.А.». Рядом были заметны следы разрытого могильного холма и… груда человеческих костей! Не оставалось никаких сомнений, что это и есть могила профессора: памятник не мог быть перенесен из другого места, он невероятно тяжел и давно «врос» в землю. А надпись на памятнике - едва ли не единственная на всем кладбище, которая сохранилась и точно указывает имя погребенного.

Имя Линицкого хорошо известно многим ученым. Петр Иванович был философом, богословом, в течение сорока двух лет он преподавал в Киевской духовной академии. Более того, в ноябре сего года исполняется 160 лет со дня его рождения. Не знаю, куда именно нужно обратиться для приведения в порядок его могилы, но бесспорно одно - это единственное захоронение на Щекавице, которое сохранило надгробную надпись, и оно осквернено. Не худо было бы побеспокоиться о нем тем, от кого это может зависеть. Никаких невероятных затрат это не потребует. Возможно, на помощь пришла бы Киево-Могилянская академия или какое-нибудь высшее духовное учебное заведение, которое в известной степени согласилось бы счесть себя преемником КДА.

Петр Иванович Линицкий закончил Киевскую духовную академию, где в 1865 году получил звание магистра богословия. В том же году академической конференцией он был избран преподавателем философских наук. Впоследствии, через два года, утвержден в звании бакалавра, позднее, еще через два года, на основании нового академического устава переименован в доцента. В 1871 году он получает звание экстраординарного профессора академии, а в 1877-м, после защиты диссертации «Учение Платона о Божестве» и присвоения ему ученой степени доктора богословия, утверждается в звании ординарного профессора. Упомянутая работа накануне защиты вышла отдельным изданием в Киеве. В течение последних десяти лет жизни профессор Линицкий состоял членом академического правления.

До 1887 года Линицкий занимал кафедру истории философии, затем по собственному желанию перешел на кафедру логики и метафизики. В течение некоторого времени он преподавал также патрологию. Им написано множество трудов по эстетике, философии, богословию, которые выходили отдельными книгами (им было выпущено не менее двенадцати книг) или печатались в журналах, особенно часто - в «Трудах КДА» и в харьковском журнале «Вера и разум».

Немалым был и вклад Линицкого в литературоведение. В труде «Изящная литература и философия» он дал сравнительный анализ эстетических взглядов Пушкина, Гоголя, Достоевского и Тургенева, не оставив без внимания и характерную проблему эпохи - славянофильство и западничество в русской культуре (речь идет о 1893 годе). Как философа его интересовали проблемы гносеологии и эстетики - свидетельством тому в первую очередь труды «О познании» и «Мышление и познание». В них обозначилась проведенная Линицким характерная типология философских школ - догматизм, критицизм, скептицизм, эмпиризм, рационализм.

В период, когда в Германии расцветало неокантианство, Линицкий самостоятельно разрабатывал теорию мышления и познания в духе критического идеализма. Он предпринимал попытки разобраться в структуре человеческого «Я», выявить и пояснить различия между самосознанием и самонаблюдением, мышлением и наблюдением, совершенным и несовершенным познанием. Его обращение с категориальным аппаратом отличалось своеобразием, но целиком служило целостности и ясности изложения. «От науки в собственном смысле должно различать систему мышления, и мы будем иметь двоякую систему: систему представлений и систему понятий, науку и философию, познание и мышление», - так резюмирует свое гносеологическое кредо Линицкий в конце одного из трудов. Ряд его взглядов, таким образом, перекликался со взглядами некоторых представителей баденской школы неокантианства. Совершенная «архитектоника» мысли Линицкого, видимо, была связана с многолетней привычкой излагать философское учение с кафедры академии. К тому же, профессор настойчиво воздерживался от заимствования латинизированных названий философских категорий, обогащая свои тексты неисчерпаемым стилистическим арсеналом русского языка. В частности, об этом свидетельствуют места в его текстах, где он говорит о различиях в употреблении категорий относительного, безусловного и абсолютного.

Одной из главных составляющих философской концепции Линицкого было сознательное разграничение эмпирического и рационалистического взглядов на познание. Если ни один из этих путей, взятый отдельно, нельзя считать совершенным, значит истина находится посередине. То есть оба пути необходимо подвергнуть критике. Актуальность этой кантовской сверхзадачи осознавалась и Линицким - он пополнил ряды видных европейских ученых, которых можно было бы отнести к «независимым» неокантианцам (то есть - не примкнувшим к традиционным немецким школам неокантианства).

В научном творчестве профессора Линицкого всегда присутствовал и интерес к истории философии, что отчасти объяснялось его увлеченностью преподавательской деятельностью. Основные труды в этой области создавались на протяжении почти трех десятилетий, среди них - «Обзор философских учений», «Различные направления немецкой философии после Гегеля в отношении ее к религии» и «Идеализм и реализм. Историко-критическое обозрение».

Петр Линицкий был сторонником рационализма и относился к числу ученых, которые в своей научной деятельности не отступали от изначально избранной школы. Платон, Аристотель, Кант и немецкие идеалисты XIX века - вот основные авторы, которые питали его ум и оказали влияние на его философские взгляды. По свидетельству коллег, смерть застала ученого за окончательной обработкой систематического курса философии, претерпевшего немало изменений и усовершенствований в ходе его предыдущей преподавательской деятельности. Профессор Линицкий скончался от рака печени. При погребении многие благодарные ученики и коллеги произнесли прощальные речи, опубликованные затем в «Трудах КДА» и после вышедшие отдельным изданием. Но последнее слово о Петре Линицком еще не сказано. Оно прозвучит тогда, когда его прах вновь обретет покой.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно