Перевернуть пирамиду

5 апреля, 2013, 20:04 Распечатать Выпуск №13, 5 апреля-12 апреля

Единственный реальный путь для развития науки и инноваций в нынешних условиях ― изменить соотношение бюджетного и хозрасчетного финансирования  

Финансирование науки — так уж устроена мировая финансово-экономическая структура — зависит от уровня развития государства. По крайней мере, такая шкала финансирования создана Мировым банком и связанными с ним структурами. До тех пор пока Советский Союз не входил в сферу Мирового банка, он мог выделять на развитие науки столько средств, сколько считал необходимым, поэтому довольно продолжительное время эта сфера в СССР финансировалась лучше, чем в ведущих странах мира. Так, в 80-х годах в Украине выделялось 4—5% бюджета. Однако после обретения независимости и вступления Украины в мировое экономическое сообщество ситуация начала меняться.

Мировой банк делит все страны мира на три основные категории. Ведущие страны, инвестирующие немалые средства в человеческий капитал, чтобы обеспечить лидирующие позиции в науке, выделяют от 2 до 4% внутреннего валового продукта (ВВП). Так, например, в 2011 г. в США эта сумма составила 405 млрд. долл. (2,7% бюджета). Некоторые страны, например Япония, превышают этот показатель. 

Вторая группа — развивающиеся страны, которые, видимо, определяют квоту финансирования науки: от 0,3 до 2%. Так, на протяжении многих лет в России в науку инвестируется 1%. 

Какова же ситуация в Украине? В начале 90-х годов, когда у нас был еще достаточно мощный промышленный потенциал, Украина наверняка относилась к категории развивающихся стран. По заявлению представителя Мирового банка, с которым мне лично приходилось встречаться в Вашингтоне, в науку инвестировалось 0,54%. Когда я эту информацию озвучил в Киеве, многие схватились за голову: мол, этого не может быть, должно быть намного больше. В целом ситуация складывалась так, что бюджет согласовывался (и будет согласовываться, поскольку мы большие должники) с МБ, который руководствуется своими критериями. Мы были очень удивлены, когда бюджет стал 0,54%, а последующие события показали, что ситуация гораздо хуже. 

Третья группа — слаборазвитые страны, главным признаком которых является сырьевая экономика. Украина все больше и больше становится сырьевой страной, поскольку сегодня в наполнении бюджета преобладают металлургия и сельское хозяйство — явные сегменты сырьевой экономики. Поэтому, видимо, Мировой банк внес Украину в раздел число слаборазвитых стран, у которых верхний потолок составляет около 0,3% на финансирование науки из бюджета. Сегодня эти 0,29—0,3% — тот потолок, который согласует Мировой банк. 

Наш максимальный показатель не более 0,3%. Может ли правительство и Верховная Рада волевым усилием выбраться из этой ситуации? Думаю, нет. Нам этого не позволят, а следовательно, нужно искать другие пути.

На данный момент соотношение бюджетного и хозрасчетного финансирования в научной сфере у нас составляет 70 : 30%. Поэтому единственный путь — перевернуть пирамиду, то есть бюджетное финансирование должно составлять 30%, а хозрасчетное — 70% и более. Это можно сделать за счет максимального стимулирования хозрасчетной тематики. Какими путями? Существует несколько факторов развития хозрасчетной тематики, позволяющих реально сохранить и использовать все еще пока существующий научно-технический потенциал.

1. Развитию как хозрасчетной, так и бюджетной тематики должно способствовать радикальное изменение информационного обеспечения науки. Сегодня большинство вузов и научных организаций не имеют доступа к мировым научным базам данных. Основной источник информационного обеспечения внутри страны — Украинский реферативный журнал "Джерело", который мы создали вместе с Национальной библиотекой Украины им. В.Вернадского, опубликовавший более 500 тыс. рефератов и реферирующий около 1000 научных журналов. Это мощное средство междисциплинарного обмена между учеными Украины. Но доступ к мировым реферативным базам данных для большинства ученых нереален. Учитывая то, что у нас давно сложились хорошие отношения с Институтом научной информации США (ныне Thomson Reuters), по просьбе бывшего заместителя Министерства науки и образования профессора М.Стрихи был проработан вопрос информационного обеспечения научных работников, аспирантов и студентов — всей бюджетной сферы науки (а это около 450 тыс. человек). Институт научной информации США сделал шаг навстречу и подготовил уникальное предложение: контракт на сумму менее 1 млн. долл. в год (менее 2,5 долл. на человека), открывающий полный доступ к реферативным базам данных Thomson Reuters. Но этих денег не нашлось. Этот контракт резко изменил бы информационное обеспечение ученых Украины. Ведь полные тексты сегодня доступнее, чем систематизированные реферативные базы данных, созданные для того, чтобы ориентироваться в "горячих точках" научных изысканий и искать коллег по исследованиям. Сегодня функционируют полнотекстовые базы данных по очень многим направлениям — например, база данных рефератов arXiv.org Корнельского университета (более 800 тыс. препринтов), где считают за честь публиковаться выдающиеся ученые (там, например, опубликованы работы Перельмана).

Таким образом, доступ к реферативным базам данных резко повысил бы информированность наших ученых, а кроме того, они смогли бы более активно искать коллег для сотрудничества за рубежом.

2. Создание фирм, — к примеру, при Государственном агентстве по вопросам науки, инноваций и информатизацииУкраины, — обеспечивающих контакты ученых в научных исследованиях за рубежом. Примеры есть: оборонная промышленность сохранила систему внедренческих коммерческих фирм "Укрспецэкспорт", имеющих реальные выходы на заказы, их продвижение и юридическую защиту. Причем наряду с оборонной составляющей эти заказы предполагают также рассмотрение многих научно-технических проблем. Мы имеем опыт сотрудничества с одной из фирм "Укрспецэкспорта" — "Спецтехноэкспорт". Мы благодарны, что с нас была снята головная боль — юридическая, организационная, да и многом финансовая. 

Одна из, пожалуй, самых главных проблем — вывести финансирование этой тематики из казначейства. Нынешняя ситуация — это надгробный камень украинской науки. Действительно, финансирование через бюджетный спецсчет приводит к множеству ограничений. При выполнении контрактов через "Спецтехноэкспорт" мы не имели права привлекать соисполнителей, поскольку обязаны были проводить тендеры. А что такое тендер, когда вы выполняете контракт с коммерческой фирмой? Это разглашение содержания работ, и мы не могли, как раньше, кооперироваться с другими институтами и университетами Украины, чтобы расширить круг исследований и выполнять более крупные заказы. Еще один важный момент состоит в том, что согласно Бюджетному кодексу бюджетная организация не имеет права брать и давать кредиты. К чему это приводит? 

Наш институт взял, наверное, самый крупный, а возможно, единственный научный инновационный высокотехнологический кредит, и мы разработали линию по изготовлению штампов для производства компакт-дисков. Таким образом были созданы условия для запуска четырех украинских заводов, изготавливающих компакт-диски. Много было разных, в том числе организационных, перипетий, но когда пришло время возвращать кредит, уже вступил в силу Бюджетный кодекс, а в соответствии с ним мы не имели права возвращать кредит. Пришлось выдержать около сотни судебных процессов. И только благодаря постановлению Кабинета министров, позволившему инновационной компании все же вернуть себе эти кредиты, мы смогли решить в конце концов эту проблему. 

Еще один пример. Знаменитая тысяча гривен — максимальная стоимость закупки оборудования. Наш институт совместно с Киевским центром микрохирургии глаза разработал микропризменную технологию и оборудование для диагностики и лечения косоглазия. 

Косоглазие — коварное заболевание, которым болеет 3—4% населения во всем мире. Лечить его, то есть сформировать бинокулярное зрение, можно в детском возрасте, от 2 до 6 лет. Если до 6 лет, когда мозг человека заканчивает формировать органы зрения и слуха, бинокулярное зрение не сформировано, мозг "отключает" управление больным глазом, и наступает амблиопия — практически полная слепота на один глаз.

Наше, в общем-то, недорогое оборудование (кстати, не имеющее аналогов в мире) позволяет осуществлять раннюю диагностику детей, а затем с помощью наших очков или в крайнем случае одной-двух хирургических операций сформировать у ребенка бинокулярное зрение и спасти его от слепоты на один глаз.

Президент НАН Украины, академик Борис Патон неоднократно обращался в Кабинет министров с просьбой сформировать госзаказ на изготовление 1000 диагностических наборов для всех офтальмологов Украины. Цена вопроса всего 4 млн. грн, но он так и не решен. А это позволило бы диагностировать 100% детей и спасать более 30 тыс. детей в год. Потеря зрения на один глаз — это потеря одного органа у человека и, в соответствии с общепринятыми нормами страховой медицины, потеря трудоспособности на 30%. Нетрудно подсчитать, что кроме огромного социального эффекта это принесет Украине прямые экономические потери более 4 млрд. грн. в год. Вот лишь один пример последствий зарегулированности бюджетного финансирования.

По крайней мере, нужно срочно снимать ограничения на закупки отечественного диагностического оборудования, тем более инновационного. 

3. Нам необходимо создать все условия для того, чтобы научные организации могли осуществлять новые разработки, которые были бы интересны коммерческим фирмам, а особенно зарубежным, под гарантию фирм или через инновационные средства. Это развяжет руки для выполнения крупных проектов. Финансирование хозрасчетной тематики через коммерческие государственные банки может привести к тому, что для организаций появится источник обновления научной аппаратуры, а может даже, средства на строительство служебного жилья для молодых и заслуженных научных работников.

4. Патентные проблемы. Сегодня патентование и поддержание патентов — серьезная головная боль. Наш институт, один из лидеров патентного процесса, в то время когда мы осуществляли разработку первого в мире накопителя на оптических цилиндрах, подал благодаря поддержке патентного ведомства Советского Союза более 600 заявок в 29 стран мира. Сегодня это уже далекое прошлое, а нынешняя ситуация крайне катастрофична. Институты, вузы и отдельные изобретатели практически не имеют возможности патентования. Украина получает очень небольшое количество патентов в США, а это один из составных индексов научно-технического потенциала. Чтобы поправить ситуацию, необходима программа, позволяющая дотировать, финансировать или кредитовать ежегодно хотя бы 100—200 патентов, заслуживающих особого внимания. Это позволит патентно защитить наиболее значимые изобретения.

Таким образом, серия организационных мер, не представляющих ничего чрезвычайного, могла бы стимулировать развитие науки, могла бы ее спасти. Мы должны радоваться тому, что сохранился высокий научный потенциал, который был еще при серьезном финансировании. Он позволит сохранить творческие активы страны, что является главным условием для перехода из разряда слаборазвитых стран в разряд развивающихся. Много ли для этого надо? Необходимо создать государственную программу стимулирования научно-технического потенциала, охватывающую научные исследования в бюджетной сфере. 

В завершение приведу несколько цифр для понимания критичности ситуации, в которой мы оказались. США имеют доход на душу населения около 48 тыс. долл. На финансирование науки выделяется 2,7%, то есть 1300 долл. на душу населения. В России эти показатели составляют соответственно 10 тыс. долл., 1,04%, 104 долл., в Украине — 3,1 тыс. долл., 0,29%, 10 долл. Таким образом, Украина отстает от России в 10 раз, а от США — почти в 130 раз. 

Без создания максимально благоприятных условий для развития науки прогноз может быть только отрицательный. Поэтому я думаю, что у нас еще достаточно здравого смысла, чтобы исправлять ситуацию реальными путями, а не за счет перераспределения финансовых крох между научными направлениями и нереальных попыток увеличить процент финансирования, регламентированный Мировым банком 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 16
  • . . 11 квітня, 18:33 -[-div class=quotation-]--[-span class=nick-]-Відвідувач-[-/span-]- -[-span class=date-]-8 апреля, 22:41-[-/span-]- -[-span class=text-]-НАНУ це сьогодні бізнес структура (збиткова структура яка вже давно довела свою неефективність), яка знаходиться фактично у власності її верхівки і працює в інтересах цієї верхівки не в інтересах суспільства і держави, за рідким виключенням. Ця стаття це просто лобіювання інтересів цієї бізнес структури. Питання навіщо державі і суспільству ця бізнес структура? https://sites.google.com/site/uasciencechange/home?pli=1-[-/span-]--[-/div-]-нс Сегодня, 11:43 СТАТУТ НАЦІОНАЛЬНОЇ АКАДЕМІЇ НАУК УКРАЇНИ (нова редакція) Сегодня, 08:09 http://www.nas.gov.ua/text/pdfNews/130410statutNASU.pdf 10 квітня 2013 Проект нової редакції Статуту НАН України НОВИЙ СТАТУТ: "Директори наукових установ ОБИРАЮТЬСЯ ЗАГАЛЬНИМИ ЗБОРАМИ відповідних відділень НАН України та затверджуються Президією НАН України в порядку, встановленому в НАН України." ЧИННИЙ СТАТУТ: "Директори науково-дослідних інститутів і прирівняних до них наукових установ ОБИРАЮТЬСЯ ЗА КОНКУРСОМ відповідними відділеннями наук та затверджуються Президією НАН України в порядку, встановленому в НАН України." согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться Серж Серж 12 квітня, 09:05 Предлагается отменить избрание директоров институтов НАНУ по конкурсу. Научные работники не будут участвовать в этом даже формально? Не следует ли дописать, что директора избираются отделениями НАНУ пожизненно? согласен 0 не согласен 0 Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно