О «Візіях» Кайку, или Как правильно кусать локти в лабиринте научно-популярной литературы

8 июля, 2005, 00:00 Распечатать

В конце концов, дождались-таки... Серии научно-популярной литературы на украинском языке. Правда, пока переводной, но все же дождались!..

В конце концов, дождались-таки... Серии научно-популярной литературы на украинском языке. Правда, пока переводной, но все же дождались! Для людей, которые на такой литературе выросли, это событие можно приравнять почти к общенациональному празднику.

Складывается впечатление, что с приходом независимости наши взрослые научные работники, издатели и члены правительства вдруг взяли да и забыли, с чего именно у человека начинается заинтересованность наукой. Забыли, какое большое значение для развития отечественной науки, производства, общественного прогресса имеют те несколько до дыр зачитанных научно-популярных книжечек в библиотеке... К счастью, наконец нашлись-таки смельчаки, отважившиеся заполнить пустые святые места в библиотеках, библиотечках и книжных раскладках. И, кстати, немного потеснить на последних книги из серии «о бермудском многограннике — незакрытом пупе Земли»....

За это нелегкое дело взялось львовское издательство «Літопис». В скором времени украинского читателя будет ожидать чуть ли не целая полка из серии научно-популярных книг под названием «Лабіринт». Вслед за первой книгой — «Візії: як змінить наука ХХІ століття» американского физика Мичио Кайку, праздник придет на улицу любителей (а также и будущих любителей) математики, потом — опять физики, затем...

Но, как и у любого придирчивого человека, сразу после того, как схлынуло первое чувство радости, сами собой начали возникать едкие вопросы...

Например, после нескольких первых разделов «Візій» у любого украинского читателя неминуемо возникнет простой вопрос: почему такие книги не пишут наши ученые?! Дело в том, что Мичио Кайку — чрезвычайно добросовестный популяризатор науки. А эту книгу он писал прежде всего для читателей американских. Поэтому для иллюстрирования тех или иных научных достижений (или же потенциальных достижений) он использует сугубо американский культурный контекст.

Научный редактор «Візій», профессор Иван Вакарчук еще в предисловии предупреждает читателя, что прочтение книги содействует возникновению тревоги из-за отсутствия мудрых способов удержать человека от опасного применения его же достижений и из-за отсутствия защиты накопленных в течение истории нравственных принципов, благодаря которым человек вознес себя так высоко. Однако тревога — это не то слово, каким можно описать ощущения читателя, который после прочтения последней страницы книги, даже не желая того, все-таки задумывается над тем, каким же он будет — ХХІ век?

Михаил Комарницкий, директор издательства «Літопис»: «Есть ли рукописи в ящиках?»

— «Візії» — книга уникальная не только в Украине. Она может представлять интерес почти для всех, поскольку в доступной и интересной форме рассказывает о новой динамичной эре науки и технологий, которая сейчас разворачивается перед нашими глазами. Это эра трех великих научных революций — квантовой, биомолекулярной, компьютерной.

В «Візіях» речь идет о том, какие тенденции будут господствовать в развитии науки и технологий в последующие 10, 20 и 50 лет. Во многих странах книга стала бестселлером. Так счастливо сложилось, что Кайку сумел легко найти своего читателя среди людей разного возраста и разного уровня образованности, которыми руководит стремление познавать мир.

Он пишет о том, что в ближайшие 10—15 лет вслед за ошеломляющими научными достижениями будут появляться и будут исчезать целые отрасли.

Конечно, развитие науки дает нам как минимум две удивительно разные перспективы будущего. Одна из них основывается на «положительных» результатах от развития новейших технологий. Это перспектива долгой и здоровой жизни и благосостояния: скажем, с помощью генной инженерии мы избавимся от наследственных болезней, с помощью биоинженерии создадим новые лекарства, чтобы одолеть инфекционные болезни, и, пересаживая гены, выведем новые породы животных и сорта растений. Но наихудшая перспектива для человечества — это целенаправленное злоупотребление этими технологиями, особенно использование науки для развязывания войны.

Кстати, к сентябрьскому форуму во Львове мы готовим перевод последней книги Иоанна Павла Второго «Пам’ять та ідентичність». Эта книга — как завещание, Папа здесь выступает не только как глава вселенской церкви, но и как интеллектуал. В этом произведении много предостережений о том, что мир, вооруженный новейшими технологиями, но без нравственного стержня, движется в тупик. Примером этого является Европа, в ХХ веке прошедшая чрезвычайно трудный путь через нацизм и коммунизм, которые привели к миллионным жертвам. Одной из причин этого была слепая вера человека в науку, в возможности технологий.

«Візії» Кайку — это наша первая книга научно-популярной серии «Лабіринт».

Подготовлена к печати «Математика для допитливих» П.Гиггинса. Научным редактором этого издания является профессор Михаил Заричный, декан механико-математического факультета Львовского национального университета имени Ивана Франко.

На завершающей стадии книга М.Кайку «Гіперпростір».

Считаю, следовало бы формировать отечественный рынок научно-популярных книг, чьими авторами были бы украинские ученые.

Параллельно с изданием таких книг должны создаваться телевизионные научно-популярные программы, издаваться детские журналы и т.д.

Иван Вакарчук, ректор ЛНУ, научный редактор книги «Візії: як наука змінить ХХІ століття»: «Популяризатор должен жить в науке...»

— Прошло чуть меньше десяти лет со времени написания «Візій». Относительно квантовой революции — что сбылось, а что не вошло в его прогнозы?

— Что касается квантовой революции, то, например, чего там нет и чему тогда еще не было экспериментального подтверждения — это явление квантовой телепортации. Фактически в этой книге автор лишь коснулся данного вопроса. В 1997 году впервые экспериментально было обнаружено явление квантовой телепортации, то есть «перебрасывание» определенного состояния квантово-механического объекта на другой. С того времени наблюдается активная работа на этом участке во многих странах как в теоретическом направлении, так и в экспериментальном. Существует целая наука — квантовая информация, где речь идет о квантовой телепортации, о квантовом компьютере, квантовой криптографии...

Следовательно, в этом направлении за это время сделан довольно сильный прорыв.

— Если все же попытаться заполнить пробелы в книге Кайку и спрогнозировать развитие науки... Например, те же квантовые компьютеры —можно ли хотя бы примерно спрогнозировать, когда их создадут?

— Квантовый компьютер — пока теоретическая машина. Но ее элементы уже создаются. Хотя она и считает очень быстро, в отличие от классического, обычного, но результаты квантового компьютера получаем с определенной вероятностью... Быстродействие очень высоко, потому что в нем вычисления идут, так сказать, по многим направлениям сразу.

Но беда этого достижения в том, что мы ведь классические люди. Чтобы снять результаты этих вычислений, мы должны снять одно число. А для того чтобы получить следующее, мы должны опять провести вычисление. Однако когда мы считываем результат, мы уничтожаем квантовое состояние, дающее результат. Поэтому нужно делать вычисления снова и снова, чтобы «набрать статистику»...

Результат будем иметь с вероятностью, скажем, 90 процентов — в отличие от полученного на классическом компьютере.

Это качественно другая машина и требует качественно нового понимания.

— Скажите, пожалуйста, к каким последствиям в обществе, в науке может привести создание такого компьютера?

— Сейчас мы переживаем время гипертрофии средств и атрофии идей. Фундаментальных идей мало. Все ходят с мобильными телефонами. Все имеют, образно говоря, компьютеры. Но что туда вложить... нужны идеи. И что будет спустя какое-то время?.. Полагаю, это будет иной уровень качества интеллектуальной жизни людей. Речь идет не только о качестве жизни как таковой, а именно об интеллектуальной жизни.

— В книге господина Кайку основное внимание сосредоточено только на технических возможностях. О каком-то движении вперед в сфере психики, морали речь абсолютно не идет. Складывается впечатление, что его, движения вперед, в таких науках, например, как психология, просто нет...

— Он просто не касался этого. Я уже упоминал в предисловии, что время от времени, когда читаешь книгу «Візії», возникает вопрос, справится ли человек с тем, что он создал, или все это вырвется из его рук. Действительно, такая наука, как психология, должна была бы тоже давать какие-то ответы. Мы начинаем по-другому понимать, что такое вера, мораль. Речь идет и о жизни человека как таковой, и о взаимоотношениях людей. Скажем, молекулярная биология, молекулярная медицина могут предложить такие изменения, которые наша психика просто не выдержит.

И вы верно говорите, что эти науки, скажем, психология, должны глубже исследовать человека, изучать его как социальное существо, чтобы мы могли справиться со всем этим. Кто-то бы должен был эти нормы морали хранить и создавать новые. Он просто не касался этого вопроса. А он очень сложный. Разумеется, во всех науках наблюдается свой прогресс. Да, мы создали мощные средства — мы даже можем клонировать человека... Но выдержит ли психика человечества такие возможности? Мы видим, что даже после чернобыльской катастрофы психика людей изменилась, они поняли, что с творениями человеческого разума не то что нужно быть осторожными — нужно с иным уровнем ответственности относиться к их реализации.

— Господин Михаил Заричный, научный редактор «Математики для допитливих», рассказывал, что известного американского популяризатора науки Мартина Гарднера в университете держат только для того, чтобы он писал научно-популярные книги...

— Мне кажется, если человек не является активным ученым, а только популяризатором, он не будет по-настоящему популяризировать науку. Есть такое выражение: «Меня не интересует мнение людей, которые что-то знают в этой отрасли, а интересует мнение тех, кто что-то сделал в этой отрасли». То есть когда человек что-то создал, он очень глубоко ощущает это. А если я просто напишу сегодня о физике, завтра — о биохимии, экономике или компьютерной лингвистике, поскольку «я знаю и одно, и другое», то эта мысль не будет достаточно глубокой. Каждая наука требует уважения.

— А на уровне высших учебных заведений подобной политики поощрения популяризации науки у нас нет...

— Ну как — деньгами поощрять? Я, например, кстати, согласился быть редактором этой серии при одном условии — что не буду брать гонорар. Если будут предлагать деньги — не буду это делать. Поскольку я уже буду работать по принуждению. И это принуждение ограничивает фантазию... Понятное дело, если жить только с этого, то, естественно — людям нужно оплачивать их труд. Но человек-популяризатор должен быть хорошим ученым, должен жить в среде ученых, где создаются новые знания. Если он вне этой среды, он не может популяризировать знания. Хотя, я еще раз подчеркиваю, это очень трудно — писать о науке для других людей, это не каждый сможет. Есть такие ученые, выдающиеся ученые, которые не могли читать лекции. Есть такие, которые читают лекции прекрасно, пересказывая чужие мысли, но очень мало сами создали в науке. А популяризировать «свою» науку — это нравственная обязанность настоящего (к сожалению, вынужден употреблять этот термин!) ученого.

— Я читала вашу книгу «Квантова механіка» — весьма интересная вещь, даже для меня с моим гуманитарным образованием. Там есть очень много научно-популярных «лирических отступлений». Однако обычному человеку даже в голову не придет раскрыть книгу под таким названием. А вот если бы из этих отступлений взять да и сделать отдельную научно-популярную книгу...

— Возможно, я когда-то ее и напишу — книгу, где будут собраны популярные лекции, которых я немало прочитал, да и по сей день читаю…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно