О СИНЕРГЕТИКЕ, БИФУРКАЦИИ И АХЛАКСФЕРЕ

2 ноября, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №43, 2 ноября-9 ноября

Оразгельды Овезгельдыев — доктор физико-математических наук, профессор, академик. Родился в 1936 году, в 1958-м окончил Туркменский государственный университет им...

Оразгельды Овезгельдыев — доктор физико-математических наук, профессор, академик. Родился в 1936 году, в 1958-м окончил Туркменский государственный университет им. М.Горького. Работая в системе Академии наук Туркменистана, прошел путь от лаборанта до президента Академии наук. Возглавлял Верховный Совет Туркменской ССР.

О.Овезгельдыев — автор 300 научных работ по радиофизике, геофизике, солнечно-земной физике и науковедению. Более 30 лет назад им, в частности, была открыта синергетическая структура в турбопаузе земной атмосферы.

 

Ораз Гельдыевич — настоящая находка для нашего брата газетчика. Во-первых, он незаурядный ученый и интереснейший человек. Во-вторых, великолепный собеседник, умеющий по-восточному красиво и в то же время по-европейски четко излагать свои мысли. Ну а самое главное — ему действительно есть что рассказать.

Свыше трех десятилетий О.Овезгельдыев работал над созданием синергетической теории жизни (СТЖ), ставшей, по сути, итогом его многолетнего научного поиска. Примечательно, что работа эта совсем недавно была издана именно в Киеве. Корреспонденту «ЗН» повезло — она стала первым журналистом, кто смог не только ознакомиться с вышеназванным трудом, но и побеседовать с его автором.

— Ораз Гельдыевич, что такое синергетическая теория жизни и в чем ее принципиальная новизна?

 

— Сначала несколько слов предыстории. Общеизвестно: одним из величайших научных открытий была эволюционная теория Дарвина. Он доказал, что все живые организмы меняются и имеют длительную историю развития, которая носит эволюционный характер. Дарвин обратил внимание не только на временной фактор эволюции живых существ, но и на их разнообразие, существование различных видов и предложил новый механизм биологической эволюции — естественный отбор. В итоге возникла идея — человек отнюдь не творение Бога, а обыкновенный продукт эволюции.

Проблема в том, что теория Дарвина относится к очень короткому этапу развития жизни на Земле — порядка 600 млн. лет. Земля же имеет историю в 4 млрд. 600 млн. лет, жизнь на ней возникла примерно 3 млрд. 600 млн. лет назад. Более того, теория Дарвина не имеет точки отсчета, не отвечает на основополагающие вопросы: как возникла жизнь на нашей планете? Как появился человек? Почему произошел столь грандиозный скачок — от животного к человеку?

— А СТЖ, надо полагать, на все эти вопросы дает внятные и исчерпывающие ответы?

 

— Целиком и полностью. И заметьте, она объясняет не только сегодняшнее положение дел, но и дает прогноз на будущее. Сегодня будущее определяется на базе, в основном, концепций гуманитарного характера, научных прогнозов, основанных на экстраполяции сегодняшних реалий на завтрашнее состояние человека. При этом не учитывается суть человека.

За всю свою многовековую историю человечество познало очень много, много создало нового. Парадокс в том, что мы при этом не знаем ни природу жизни, ни природу самих себя. Да, нам известно кое-что, но знание это фрагментарно, во многом строится на догадках. До недавнего времени, повторюсь, не существовало целостной теории, позволяющей понять все с самого начала — от возникновения жизни — до сегодняшнего дня, увидеть перспективу.

— С вашего позволения, давайте разберемся сначала с тем, как СТЖ трактует появление жизни на Земле.

 

— Синергетика — это кооперация. Ее результатом является бифуркация — качественное изменение, скачок. Все эволюционные теории (и дарвиновская в том числе) не знают такого явления, как бифуркация. Они очень просто решают вопрос развития: происходит определенная мутация, включается механизм отбора. Но как это применимо по отношению к человеку, никто не объясняет. С чего все началось, ведь тогда не было биологического разнообразия? Как тогда, вернее от чего, происходил отбор? Никто не знает.

Не вызывает сомнения, что возникновению жизни на Земле предшествовало образование гидросферы и состоящей из метана, аммиака, водяного пара и водорода атмосферы. Далее в результате воздействия на атмосферу электрических разрядов, корпускулярной и волновой радиации Солнца (возможно, еще каких-то других факторов) возникла вторичная атмосфера и сложный комплекс абиотических органических веществ. Их накопление в водной среде послужило началом химической эволюции, итогом которой стало образование низкомолекулярных и высокомолекулярных соединений — белковых веществ и нуклеиновых кислот.

Следующий важный шаг — образование в водной среде участков (на мелководье, водной поверхности), где с возрастанием концентрации и усложнением состава органических веществ среда становится неустойчивой и происходит ее бифуркация из-за синергизма нуклеиновых кислот и белков. Образовавшиеся в результате этого процесса принципиально новые самоорганизующиеся структуры — это и есть зарождение жизни на Земле. Качественно новым и уникальным атрибутом жизни является ее адаптивность (приспособляемость) к изменяющимся условиям среды. Именно адаптивность послужила основой последующей эволюции.

— А когда, согласно СТЖ, началась эра химической эволюции?

 

— Вероятно, вскоре после образования самой планеты — то есть 4,6 млрд. лет тому назад. Спустя примерно 1 млрд. лет произошло зарождение жизни в виде самоорганизующейся структуры — протоклетки. Затем в течение 3 млрд. лет продолжалась клеточная, или протобиологическая эволюция. За это время протоклетки эволюционировали в прокариоты, то есть в клетки, имеющие мембраны, и обособленные от внешней среды. Затем прокариоты эволюционировали в эукариоты — клетки с ядром.

Примерно 0,6 млрд. лет назад характер эволюционного процесса кардинально изменился. Возникли многоклеточные организмы, произошел взрыв биоразнообразия с разделением на растительный и животный мир. Ареал жизни распространился не только на гидросферу, но и на сушу, охватив весь земной шар. Самое главное — произошло несопоставимое ускорение темпа эволюции, на вершине которой возникли гоминиды, имеющие относительно развитую рефлексию и передвигающиеся на двух конечностях.

— Многие ученые убеждены, что эволюция закончилась на уровне человека. Что по этому поводу говорит синергетическая теория жизни?

 

— Мы и сейчас эволюционируем. Но эволюция эта имеет совершенно иной механизм, нежели биологическая. Нынешняя эволюция (к слову, она продолжается на протяжении последних 30—40 тысяч лет) — когнитивная, то есть познавательная. Если в процессе биологической эволюции меняется внешняя форма, появляется бесчисленное множество разнообразных животных и растений, то вследствие когнитивной изменяется способ и форма мышления. Что имеется в виду? Часто теперь Восток противопоставляется Западу. И, поверьте, это неспроста. Ведь на Востоке до сих пор господствует статическая, созерцательная система мышления — целостная, схоластическая, для которой не существует такое понятие, как реальное время. Европейцы же, наоборот, очень тонко ощущают время, мыслят динамично, в каждом событии видят причину и следствие. Другими словами, на Востоке присутствует чувственное познание, а на Западе — рациональное. Согласно СТЖ, человек с европейским типом мышления называется «гомо фабер» и является самым современным человеком.

— Получается, люди, живущие сегодня на Востоке, несовременны?

 

— Нет, они тоже современны. Просто современный человек, если можно так выразиться, растянут: на переднем крае индивидуум с динамичным мышлением, в хвосте — со статическим.

— Ораз Гельдыевич, а как с точки зрения СТЖ можно объяснить ту кризисную ситуацию, которую переживает сегодня наша цивилизация? Имею в виду повсеместно наблюдаемый процесс деградации нормальных человеческих чувств, разрушения нравственных устоев, господства ложных ценностей и т. п.

 

— Если в начале когнитивного этапа интеллектуальной эволюции мышление носило примитивный характер, то в ее последующих фазах в процесс мышления включаются такие абстрактные атрибуты жизни, как пространство и время. Одновременно с этим в процессе познания все большую роль начинает играть феномен абстрагирования. Однако данный феномен имеет двойственную природу. С одной стороны, позволяет глубже проникать в сущность явлений природы и получать более обобщенное и качественно новое знание о них. С другой, из-за самодостаточности функционирования мозга абстрагирование, часто отрываясь от реальности, создает иллюзорные представления и приводит к заблуждениям и ошибкам. Именно такая негативная ситуация сложилась на нынешнем этапе интеллектуальной эволюции. По мере углубления и совершенствования мышления в когнитивной эволюции доминирующими стали рационализм, наука и научно-технический прогресс. Постоянно вытесняя чувственное познание, они вызывают отчуждение человека. В результате он превращается в живого бесчувственного робота.

— Следовательно, происходит кризис интеллектуальной эволюции?

 

— Мало того, он постоянно углубляется и становится апокалипсическим. Так, наука и научно-технический прогресс, относясь ко всем предшествующим подходам к пониманию и изучению мира как к суевериям, беспощадно разрушают их парадигмы, а также человеческие ценности, в том числе и религиозные. Этим они способствуют возникновению невиданных ранее нигилизма и духовного кризиса человека. В то же время сама наука все еще остается несовершенной, а используемая ею парадигма — крайне примитивной. Она предполагает, что мир — огромный движущийся, но неизменный механизм, а природа — машина, состоящая, как и всякий механизм, из отдельных частей. Кроме того, эта парадигма материалистична и противопоставляет научный метод религиозному, литературному, художественному, чувственному и другим методам постижения истины. Существующая парадигма без всяких на то оснований превозносит редукционизм, в ней целое объясняется через призму частного, а сложное состоит из неизменных, не имеющих своей структуры первичных элементов. По существу, редукционизм пронизывает всю классическую науку. И хотя он как способ сведения сложного к анализу явлений более простых оказался мощным средством исследования, в современных условиях редукционизм требует более критического отношения к себе, его универсальность — фикция. Кроме того, существующая парадигма абсолютизирует факт и этим самым полностью элиминирует ценностные ориентиры, ценностное отношение человека к действительности. Самое главное — в существующей парадигме нет места для человека, его место занимает техника и технология, которым отводится особый мир — техносфера. И, в сущности, вся нынешняя деятельность человека направлена на совершенствование этой искусственной среды обитания.

— После всего сказанного вами, естественно, возникает вопрос: где же выход?

 

— Человечеству предстоит очередная бифуркация. Но, в отличие от предыдущих, это качественное изменение — осознанное, основанное на самопостижении человека и принципиально новой парадигме — научной религии.

Научная религия — вера в научную истину о том, что объективный мир — безначальный и бесконечный самоорганизующийся хаос, а жизнь — уникальная форма самоорганизации, эволюция которой привела к самопостижению и пониманию абсолютной ценности человека и абсолютной ценности осознанной семьи как уникального естественного института последовательного совершенствования и непрерывной жизни человека.

— Давайте чуть подробнее поговорим о научной религии. Само это словосочетание говорит о том, что вы предлагаете интегрировать две, по существу, полярные вещи: науку и религию. Как они смогут стать единым целым?

 

— В этом-то и весь корень зла, что по сей день наука противопоставляется религии, а религия отказывается от науки. На самом же деле это — лишь грани единого целого. Вера и религия заложены в природу человека, если их нет — человек полностью деградирует. Но если вы будете сегодня жить так, как предлагает религия, не использовать достижения современной науки и техники, вы настолько оторветесь от реальности, что, по существу, станете слепым. Пример — происходящее в Афганистане. Не оружием надо «воспитывать» этих людей, а книгой. Если же человек напрочь отрицает религию, пользуется исключительно достижениями науки, он становится развращенным, духовно разлагается. Поэтому я и предлагаю новую парадигму — научную религию, где современные религии, наука и искусство объединены в единое целое, поскольку на самом деле являются лишь разными формами отражения действительности.

Переход цивилизации от интеллектуальной ступени к осознанной ступени эволюции жизни, безусловно, будет сопровождаться большими рисками. Минимизация этих рисков, прежде всего, связана с осознанием человеком собственной природы и усвоением им новой парадигмы — научной религии. Поэтому, в первую очередь, крайне необходимо усмирить нынешнюю объективистскую науку и научно-технический прогресс. Особенно это касается принципа редукционизма. В физике данный принцип давно зашел в тупик, но теперь он перекинулся в генетику и молекулярную биологию. Здесь хотелось бы сделать одно важное замечание, касающееся проблемы клонирования человека.

На уровне клонирования животных техника и технология уже существует. Что касается человека, то, на мой взгляд, клонировать можно только его потенцию, которая у всех здоровых организмов достаточно высокая. Однако не существуют специальные гены, ответственные за ум, интеллект человека. Короче говоря, если конституцию человека, определяемую, как известно, генетическими данными, можно клонировать, то психику, душу клонировать невозможно. Поскольку она определяется, главным образом, сложным комплексом социально-культурных условий, а обеспечить их абсолютную идентичность не представляется возможным. Ведь, как известно, нельзя дважды вступить в одну и ту же реку.

— Что, на ваш взгляд, необходимо, дабы человечество осознало абсолютную ценность каждой личности и семьи?

 

— Нужно полностью изменить систему образования и воспитания. Сейчас она базируется исключительно на материалистической основе. Новая же система зиждется на ценностной основе, признающей в качестве абсолютных ценностей человека и семью. Причем, подчеркиваю, семью, где человек не просто, грубо говоря, воспроизводится как биологический вид, а где ребенок растет более совершенным, нежели его родители.

— Возьмем типичную для наших дней ситуацию: малоимущая мать-одиночка, поднимающая на ноги двоих или троих детей. О каких высоких материях, о каком духовном совершенствовании здесь может идти речь, когда бедная женщина не знает, чем ей завтра накормить своих ребят?

 

— Прежде чем создать семью, человек должен серьезнейшим образом все обдумать. И решаться на этот шаг только убедившись, что может создать (а это вовсе не синоним «родить») человека. Только тогда жизнь имеет смысл: он не в том, чтобы нарожать пятнадцать детей, а в том, чтобы вырастить хотя бы одного ребенка, который будет лучше тебя.

— Вы говорите о необходимости кардинально изменить систему образования и воспитания. Как это осуществить на практике? Вы действительно считаете, что в наше тяжелое с финансовой точки зрения время реально полностью переиначить школьные учебники и программы?

 

— В финансовом отношении переоценка ценностей, о которой идет речь, не стоит ничего. Наоборот — это сейчас неэффективно используются финансы. Наука развивается, дифференцируется настолько, что сидящие в соседних кабинетах ученые перестают понимать, что делают их коллеги. Бедный школьник вместо 10 учится 12 лет, а то и больше. И ладно бы с толком, так нет же — от каждого предмета берется какой-то фрагмент, в результате человек знает много, а по существу ничего, выходит из школы абсолютно не подготовленным к жизни. И чем дальше, тем больше этот процесс будет усугубляться.

Образование в его нынешнем виде не имеет никакого смысла. Оно должно базироваться на синтетической науке — научной религии, где найдут свое место и религия, и мифы, и наука, где все будет рассматриваться в едином ключе. Ведь нельзя, скажем, человека делить на дух и тело. Такого механистического разделения попросту не существует. Человек — форма самоорганизации, сознание — выражение самоорганизации. Поэтому прежние религиозные модели войдут в новую научную религию как примитивные формы выражения реального состояния вещей, легко синтезируемые в систему обучения и воспитания.

Возьмем современную медицину. Чудеса творит, не правда ли? Такая техника, такие технологии — диву даешься! Но все это — не более чем внешняя и очень обманчивая атрибутика. Современная медицина исходит из той же примитивной модели, рассматривает человека как душу и тело. Но где же граница между ними? Ее ведь нет!

В сегодняшней медицине нет места пациенту. К человеку относятся как к машине: находят поломку и пытаются ее устранить. Вся деятельность врачей направлена на объективизацию вашей болезни и подбор соответствующих лекарств. О человеке медицина давным-давно забыла. А ведь человек имеет огромнейший природный потенциал, может массу болезней лечить собственными силами.

— Ораз Гельдыевич, но вы же не станете отрицать, что наряду с синтетической наукой все же должна существовать и дифференциация наук.

 

— Безусловно, дифференциация должна быть. Но дифференциация разумная. Параллельно должен идти процесс разумного синтеза наук.

Жизнь, пройдя примерно за 3,6 млрд. лет две ступени своей эволюции — биологическую и интеллектуальную, теперь устремлена на третью — синтетическую, или осознанную ступень. Сейчас мы стоим перед выбором: жизнь или катастрофа. Если изберем жизнь, обязаны кардинально измениться. Человек, постоянно совершенствуя себя, будет стремиться к Ахлаксфере — сфере господства научной религии и общечеловеческих ценностей, к совершенству — Абсолюту. И на этом трудном и тернистом пути я желаю тебе, человек, удачи.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно