НЕ ТАК СТРАШЕН ВАК…

13 августа, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №32, 13 августа-20 августа

За последнее время в «Зеркале недели» вышло несколько публикаций, авторы которых критически подходят к деятельности ВАК - Высшей аттестационной комиссии Украины (И...

За последнее время в «Зеркале недели» вышло несколько публикаций, авторы которых критически подходят к деятельности ВАК - Высшей аттестационной комиссии Украины (И. Трахтенберг, Л. Подолян, «О мнимых новациях и аттестациях», «ЗН», № 17 с.г.; В. Квятко, «Философия аттестации «кирпича» с точки зрения философии науки», «ЗН», № 20 с.г.; М. Стриха, «Страсти по ВАК», «ЗН», №22 с.г.; К. Корсак, «Можно ли сварить кашу в березовом чугуне?», «ЗН», №24 с.г. и др.). Во всех статьях критикуется деятельность ВАК, и проникнуты они в основном негативным отношением к этой организации. Поскольку сама ВАК и ее представители упрямо отмалчиваются, не пытаясь хотя бы пояснить свою позицию на страницах «ЗН», возникает желание сделать это за них. В рамках полемики хочется поспорить с вышеназванными публикациями и, не отрицая справедливой критики, разобраться в сути вопроса.

В чем только не обвиняют Высшую аттестационную комиссию: в заформализированности, «создании ничем не мотивированных запретов», «драконовских мерах», «торможении развития науки», а также в «создании бюрократических рогаток, делающих жизнь ученого в отечестве окончательно невозможной и прямо подстрекающих его к эмиграции»… По прочтении таких серьезных обвинений в сознании человека несведущего, а тем более у будущего молодого ученого, возникает этакий мрачный образ ВАК - организации, которая то и делает, что ставит всяческие препоны на пути аспирантов, соискателей, рубит на корню все их инициативы в сфере науки. И вот уже некие «молодые ученые», как пишет один из критиков, делают скорый вывод: «Наша организация научных кадров явно устарела…» Тем более, что «ВАК - организация в системе науки, о которой напрочь ничего не ведают в западных странах».

Касательно западных стран поговорим далее, а вот относительно наших пределов попробуем внести ясность сейчас. Один из последних нормативных актов ВАК, по формулировке критиков, вызвал «взрыв негодования научных работников… и буквально поверг в шок научную общественность». Речь идет о постановлении президиума ВАК Украины «Про публікації результатів дисертацій на здобуття наукових ступенів доктора і кандидата наук та їх апробацію» от 10.02. 1999 г. № 1-02/3 (см. «Бюлетень ВАК України», 1999, № 1).

Если кратко пересказать содержание постановления, то здесь идет речь об основных требованиях, которые выдвигаются к:

защите докторской диссертации в виде опубликованной монографии (монография должна: быть опубликована без соавторов; содержать результаты научных исследований автора, опубликованные ранее; иметь объем не менее 15 печ. листов для общественно-гуманитарных наук и 10 - для естественно-технических; иметь рецензии двух профильных докторов наук и рекомендацию к опубликованию соответствующего ученого совета; иметь тираж не менее 300 экземпляров);

защите докторской диссертации в обычных условиях, как рукописи (соискатель должен иметь не менее 20 публикаций по теме диссертации в специализированных научных журналах Украины и других стран; иметь (лишь для общественно-гуманитарных наук) опубликованную без соавторов монографию объемом не менее 10 печ. листов, содержащую результаты собственных научных исследований);

защите кандидатской диссертации (соискатель должен иметь не менее трех публикаций в научных журналах Украины и других стран).

Кроме того, постановление делает обязательной апробацию материалов диссертаций на конференциях, симпозиумах, семинарах и т.п.; предписывает соискателю публиковать в одном номере научного издания не более одной статьи, а также устанавливает требования к научным изданиям, претендующим на утверждение ВАКом в качестве профильных: наличие в составе редколлегии не менее пяти докторов наук из соответствующей отрасли науки, тираж не менее 100 экземпляров, наличие издания в основных библиотеках страны.

Выход в свет этого постановления дал повод критикам ВАК обвинить его в введении «новых количественных регламентаций и запретов», «множества ничем не мотивированных ограничений», «сведении критериев оценки диссертационных работ к количественным показателям». Авторы критических статей негодуют: норма о 20 публикациях чрезмерна! ВАКу нужен «вал» публикаций! И тут же: почему автор не может публиковать в одном и том же номере журнала больше одной статьи? Логика включения того или иного издания в перечень непонятна! И почему членами редколлегии должны быть пять штатных докторов наук?

Ответы на большинство из этих вопросов можно найти, если почитать выпуски «Бюлетеня ВАК України» за последние годы, что и должен делать каждый внимательный, интересующийся наукой человек. Здесь надо сказать, что всякое негативное решение ВАК, связанное с несоблюдением элементарных требований отдельными соискателями, спецсоветами, их должностными лицами, профильными изданиями, отображается и поясняется в выпусках «Бюлетеня…». Поэтому местами он действительно, как выразился один из критиков, напоминает криминальную хронику. Взять, к примеру, научные издания. Встречаются случаи, когда статьи в некоторых «научных» сборниках - это пересказ сведений из милицейских рапортов (!). Или же самая настоящая реклама - например, лекарственных средств. К тому же плохо отредактированная. Часто материалы вообще не содержат научной информации. А зато редакция такого сборника предлагает ВАКу включить его в перечень профильных научных изданий, да еще не по одной отрасли наук, а сразу по нескольким. Хочется спросить редакторов таких изданий: куда же они смотрят? Но все становится понятным, когда видишь, что перу главного редактора в одном номере издания принадлежит сразу несколько статей, еще целый ряд - другому автору, третий тоже не обижен - шесть публикаций. Причем все статьи абсолютно не по теме сборника. Это - к вопросу об ограничении «один номер - одна статья».

После этого непонятная для некоторых критиков логика включения издания в ряд профильных становится ясной. Как поясняет сам ВАК, наиболее распространенная причина невключения в перечень - недостаточно квалифицированный состав редакционной коллегии издания. Очевидно, что только признанные специалисты - доктора наук определенной специальности - могут обеспечить и гарантировать должный научный уровень издания (чем и объясняется норма о «пяти докторах»). Этот уровень обуславливается также высоким качеством рецензирования представленных к печати статей - как внешнего, так и - что особенно необходимо - внутреннего, редакционного. Поэтому удивляют фразы типа «Рукописи не рецензируются» на титулах некоторых научных изданий.

А упрек критиков относительно чрезмерности 20 публикаций вызывает лишь недоумение. Напомним, что столько работ требуется от соискателя докторской степени. Думается, что для зрелого ученого, уже кандидата, готовящегося стать доктором и накопившего к этому периоду своей научной деятельности достаточно теоретических знаний, практических навыков и результатов, такое число научных статей является вовсе не большим.

В развитие темы другой

критик иронизирует по поводу рейтинга украинских научных изданий, сравнивая престижность некоторых из них с американским «Физревом». Может, для естественно-научных изданий такое сравнение и не в нашу пользу (хотя, убежден, многие актуальные публикации отечественных ученых-естественников с этим поспорят). Ну что же, никто не запрещал публиковаться в зарубежных журналах, наоборот, в вышеупомянутом постановлении ВАК так и сказано - «…наукових фахових виданнях України та інших країн». Сможете печататься в «Физреве», и только в нем - аплодисменты! А уровень статей в украинских изданиях зависит только от их авторов, то есть от нас с вами. Поиронизировав над собой, нужно заняться совершенствованием.

Что же до цены на диссертацию, «о чем сегодня знают все», то хотелось бы спросить уважаемых и маститых: хотите с этим бороться? Боритесь, а не бросайтесь словами. Не дает покоя осведомленность? Вас с удовольствием выслушает прокурор. Ах, просто сказать захотелось… Но такие досужие рассуждения лишь профанируют научную идею, унижают достоинство и убивают веру в науку тех ученых, которые беззаветно преданы делу научного творчества.

Непрестанно твердя о бесполезных функциях и отрицательных чертах Высшей аттестационной комиссии, ни один из критиков так и не смог внятно пояснить, в чем же они состоят. Упреки в «попытках установить державный табель о рангах проверенными бюрократическими методами» выглядят лукаво в устах авторов, почти все из которых занимают в этом табеле не последние места и вряд ли бы от них отказались. «Формализация», «количественный подход»? Но ведь от века ясно, что каждое содержание должно иметь надлежащую форму. Вспомним: только определенное количество способно перерождаться в качество.

Как говорит один из критиков, «в научной среде не существует иных объективных критериев оценки деятельности ученого, кроме признания его работ неформальным научным сообществом»; «ни объем диссертации, ни число публикаций не имеют решающего значения». Так давайте отменим все стандарты! Один регулярно публикует добротные статьи, ставит результативные опыты, а другой с той же частотой занимается плагиатом или вовсе бездельничает в науке - и на финише тоже потребует от вас признания! Один издал немало весомых работ, другой - ни одной или «заснул» после кандидатской, но тоже считает, что дозрел для докторской. А ведь Тимофеевым-Ресовским не всяк способен быть.

Очевидно, что одно только признание «неформальным научным сообществом», не подкрепленное объективной отстраненной оценкой и надлежащей правовой легитимностью, - вещь субъективная, относительная. Одного признали, другого отвергли - не понравился кому-то. Выход тут один - каждый ученый обязан периодически публично подтверждать свою научную состоятельность. Ясно, что говорить об определенной зрелости ученого, его ранге в научной среде можно только благодаря определенному количеству и регулярности его интеллектуальных откликов на острые вызовы, проблемы, которые ставит перед ним наука и время. Количеству, непременно наполненному качественным содержанием. Кстати, и так часто упоминаемый критиками индекс цитирования - тоже ведь самое что ни на есть «количество».

На закрепление этих простых истин и направлена деятельность Высшей аттестационной комиссии - щуки в научной «реке», не дающей дремать. Ведь в науке дремать нельзя! А стандарты и количественные ограничители не испугают серьезного, знающего, целенаправленного ученого. Они лишь направят его усилия, оформят их созидательную силу, дадут импульс развитию и заставят требовательнее относиться к себе.

Что же касается практики западных стран, которая часто приводится в пример в рамках полемики о ВАК, то аргументы авторов чаще всего сводятся к тому, что «там» такой организации нет, а если и есть, то не такая, и регулируется научный процесс законами. Хотя тут же приводится пример Канады, США и Великобритании, где процедура присвоения степеней и званий «граничит с анархией». Такой опыт вряд ли можно позаимствовать. И потом, не нужно забывать о различиях в историческом опыте формирования науки у нас и за рубежом, в культурной среде и научных традициях двух разных миров - нашего и западного. А относительно юридической базы, то законодательный акт о подготовке и аттестации научно-педагогических кадров нам не помешал бы.

Т аким образом, действия

Высшей аттестационной комиссии логично вытекают из ее полномочий и задач, имеют объективную и юридическую логику. Хотя, как известно, при рубке леса всегда летят щепки, а можно и наломать дров. Поэтому, отдавая дань справедливой части критики, следует сказать, что не все в деятельности ВАК воспринимается однозначно, некоторые решения выглядят труднообъяснимыми. К примеру - предписание специализированным ученым советам, проводящим защиты диссертаций по общественно-гуманитарным наукам, проводить на протяжении года не более 12 защит. Здесь возникает трудность для докторского спецсовета, который, как известно, имеет право принимать к защите и кандидатские диссертации. В этом случае 12 уже нужно делить, как минимум, на 2 - 6 докторских защит и 6 кандидатских. А если профиль совета включает несколько специальностей, тогда лимиты защит еще более сужаются. Такой лимит не имеет объективных обоснований, нарушает права соискателей на защиту, а вот на качественный уровень диссертаций повлиять не может.

Не всеми в научных кругах приняты и решения комиссии относительно прекращения деятельности отдельных спецсоветов. Некоторые из этих решений аргументированно оспариваются авторитетными учеными и, наверное, будут пересмотрены. Слишком долго медлит ВАК с опубликованием нового списка профильных научных изданий, что в определенной мере дезориентирует научную общественность.

Очевидно, что следует, наконец, полностью отработать основные нормативные и инструктивные документы ВАК, постепенно делая нормы стабильными; свести к достаточному минимуму количество многих и разных форм, требующихся от диссертантов и спецсоветов; издать единые, продуманные инструктивные документы достаточным тиражом. Критики ставят ВАКу в упрек игнорирование широкой научной общественности, и тут следует признать: не видно, чтобы к выработке решений и дальнейших направлений деятельности комиссии привлекались научные массы, что было бы совсем не лишним. ВАК не назовешь открытой организацией. Это подтверждает и непонятная молчаливая позиция его должностных лиц, которые не спешат ответить на критику, снять недоразумения, выступить в широкой прессе со своим видением проблем подготовки научных кадров.

Авторы статей в «ЗН» предлагают меры по усовершенствованию процесса подготовки ученых. Один из них утверждает: «Ничего страшного, если степень доктора, присужденная одним из советов, будет неформально котироваться выше, чем полученная в другом». Интересно было бы найти, во-первых, такого авторитета, который хоть на день смог бы убедить обе стороны в справедливости этой котировки и, во-вторых, хоть один совет, который согласится с заниженной оценкой «своих» докторов.

С другой стороны, справедливыми являются предложения академика АМН И. Трахтенберга наделить ВАК, кроме прочих, такими аналитическими функциями, как: ежегодный анализ состояния научных кадров в стране; создание и обновление банка данных об ученых разных специальностей в Украине (структура, количественная и качественная характеристики, сфера деятельности, эффективность использования), периодическая публикация этих данных в прессе; учет и анализ данных о спецсоветах, квалификации их состава, уровне подготовки специалистов, их дальнейшей деятельности. Необходимо также подумать о порядке использования в оценке деятельности ученых индекса цитирования их работ.

Итак, как видно, Высшая аттестационная комиссия не так уж и страшна, как изображают ее многие критики. Просто задача у нее сложная - не допустить научного брака и обеспечить высокое качество диссертаций. Поэтому ВАК постоянно повышает требования, прежде всего - к диссертациям общественно-гуманитарного профиля. И установление количественных параметров при непременном контроле качества - чуть ли не единственный способ противостоять халтуре. Да и критики признают в своих статьях: «… сейчас особенно необходимо повышение качества диссертационных работ, пресечение проникновения в науку лжеученых»; «учитывая наш менталитет, в том числе в сфере науки, отказаться от ВАК было бы несправедливым». Будем надеяться, что работа Высшей аттестационной комиссии, меняясь в сторону открытости и привлечения широкой научной общественности, поможет делу формирования и сбережения интеллектуального слоя нации.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно