Науке нужна оранжевая революция

21 января, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №2, 21 января-28 января

На протяжении нескольких последних лет я имел возможность непосредственно наблюдать, как устроена и функционирует научно-технологическая сфера Соединенных Штатов, сравнить, «как у них» и «как у нас»...

На протяжении нескольких последних лет я имел возможность непосредственно наблюдать, как устроена и функционирует научно-технологическая сфера Соединенных Штатов, сравнить, «как у них» и «как у нас». Во время общения с американскими коллегами, которые, конечно, почти ничего не слышали о наших научных достижениях, настоящим открытием для них становилось то, что первый компьютер, самые лучшие ракеты, самые большие грузовые самолеты и многое другое производилось либо и сегодня производится в Украине. А после этого всегда возникает вопрос: если мы такие умные, то отчего же такие бедные? В связи с этим хотел бы поделиться некоторыми соображениями по данному вопросу.

Ни одно государство, стремящееся занять достойное место на экономической карте мира, не может достичь этой цели без создания научной базы национальной экономики и внедрения достижений технического прогресса в производство. Соединенные Штаты играют ведущую роль среди развитых стран не только по величине валового внутреннего продукта и уровню доходов на душу населения. В США создана удивительно эффективная система научных исследований и их практического внедрения в реальную экономику. Ее становление происходило почти на протяжении века, но завершенную форму она обрела лишь за последние 25 лет. Стенфордский университет, Массачусетсский институт технологий, Силиконовая долина, Интел, АмГен, Лос-Аламос — сегодня эти названия стали символами американской (и мировой) научно-технологической революции.

Общепризнанно, что технологическая революция стала одним из факторов, обеспечивших Соединенным Штатам позиции политического и экономического лидера в современном мире. Инновации не только удовлетворили потребности обороны, но и помогли решить проблему конкурентоспособности американских товаров на мировых рынках. Достичь этого удалось путем «монетизации» отношений между исследователями — авторами инноваций и потребителями результатов научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Результатам научного поиска был предоставлен статус «товара» путем установления режима охраны интеллектуальной собственности, сформулированы принципы и механизмы смены владельца — «торговли» этими «товарами». Конечно, такие процессы происходили и в других развитых странах мира, однако продуманная государственная научно-техническая политика, бюджетные инвестиции, соответствующее законодательство, диверсификация механизмов внедрения инноваций в секторальном, отраслевом и региональном разрезе — эти составляющие американского «технологического чуда» в комплексе не имеют аналогов. США инвестируют в науку не потому, что богаты, а богаты потому, что инвестируют в науку.

Наше государство пока только приближается к созданию предпосылок инновационной модели экономики. Имеющиеся в наличии исследовательские ресурсы в виде Национальной и других академий наук, высших учебных заведений и отраслевых научно-исследовательских учреждений почти не задействованы в реальной экономике. Определенные шаги в этом направлении, которые можно наблюдать в отдельных отраслях как государственного, так и частного секторов, не способны заменить целостную государственную политику. Поэтому есть чему поучиться у Соединенных Штатов.

На протяжении последних сорока лет экономика США прошла этап коренной перестройки. На смену традиционным отраслям промышленности, не требующим высокой квалификации (обувной, текстильной и легкой), а также ориентированным на сырье производствам типа металлургии, пришли новейшие производственные отрасли на основе электронных, информационных и биотехнологий. Современные технологии производства изменили облик машиностроения, стало выгоднее увеличивать объемы не производства, а предоставления услуг производственного и непроизводственного характера, возросла роль производительности труда. Значительно повысились квалификационные требования к рабочей силе, произошли процессы ее межотраслевой миграции.

На протяжении 1958—2000 годов конгресс принял 24 законодательных акта, определивших правовое поле технологического развития экономики США. В частности, благодаря решениям конгресса, в 1980 году во всех федеральных лабораториях были созданы специальные офисы, профессионально занимавшиеся вопросами трансфера технологий, основан Национальный центр трансфера технологий, сформированы правовые механизмы взаимодействия разработчиков, университетов, федеральных лабораторий, неприбыльных организаций и бизнеса в процессе патентования, лицензирования и коммерциализации результатов научных исследований. Федеральный акт трансфера технологий 1986 года прямо определил, что трансфер технологий является обязанностью всех ученых и инженеров в федеральных исследовательских центрах. В 1992 году законом о трансфере технологий в малом бизнесе была введена специальная программа поощрения общих проектов в области трансфера технологий при участии малого частного бизнеса и федеральных исследовательских структур министерств обороны, энергетики, здоровья, НАСА и Национального научного фонда.

О радикальных преобразованиях в американской экономике свидетельствуют такие показатели. По сравнению с 1960 годом, в 2002-м количество рабочих мест в текстильной промышленности сократилось на 53,3%, в сельском хозяйстве — на 54,4, на железной дороге — на 74,2, в металлургии — на 50%. Вместе с тем количество занятых в области бизнес-сервиса увеличилось на 1319%, здравоохранения — на 589,6%, в фармацевтической промышленности — на 221%. Утроилось количество работников с образованием на уровне колледжа, вдвое уменьшилась доля низкоквалифицированных рабочих.

Основными причинами таких изменений стали: увеличение инвестиций в научно-исследовательскую сферу — в целом на 317%, в частности вклад промышленности возрос на 765%; увеличение (втрое) капитальных вложений в производственную инфраструктуру в перерасчете на одного рабочего; активизация процессов корпоративной реструктуризации (слияния, купли-продажи компаний и т.п.) в зависимости от условий рынка; глобализация мировых рынков, торговли и движения капиталов. Реальные доходы населения за этот период возросли на 168%.

В процессе трансформации экономики стало ясно, что ее конкурентоспособность должна основываться прежде всего на достоинствах, а не только на цене товара. Это, в свою очередь, требует использования инноваций, создания продукции и сервиса, обладающих уникальными характеристиками, инвестиций в повышение квалификации рабочих (то есть в образование), корпоративной гибкости. Традиционные производители определенного вида продукции сегодня должны постоянно отслеживать научно-технические достижения, поскольку одна революционная технология может изменить облик области.

Современная научно-исследовательская инфраструктура, поддержка государства через бюджетные инвестиции и адекватное законодательство, а также венчурный капитал являются теми составляющими, которые определяют технологическую мощь экономики Соединенных Штатов. По данным 2003 года, на предприятиях, поддерживаемых венчурными фондами и компаниями, работало более 10 млн. рабочих, производивших товары на сумму около двух триллионов долларов. На протяжении 1970—2003 годов в США было инвестировано почти 340 млрд. долларов венчурного капитала в 26,5 тысячи компаний. Такие фирмы, как «Интел», «Майкрософт», «АмГен», «Гугл», «СиГейт» «Медтроник», «И-Бэй», «ДжетБлю», «ОфисДепот», обязаны своим становлением именно венчурному капиталу.

Венчурный капитал является эффективным механизмом поддержки инновационного развития компаний, которые пребывают на стадии становления и еще не имеют достаточных предпосылок для привлечения обычных кредитных ресурсов. Американские эксперты считают, что вклад венчурного предпринимательства в общее увеличение производительности труда в США с 1996 года составляет 3% преимущественно за счет повсеместного внедрения информационных технологий практически во все сферы жизнедеятельности. За одно и то же время рост производительности труда в производственном секторе превысил 4,2%. Любопытно, что венчурные капиталисты относят на свой счет революционные преобразования даже в таком казалось бы далеком от науки секторе, как розничная торговля. Но в этом нет ничего странного: технологии использования бар-кодов, безналичной оплаты покупок кредитными и дебитными карточками, компьютеризированный учет и анализ товаропотоков, интернет-торговля обязаны своему рождению и практическому внедрению именно венчурному капиталу.

Опыт США свидетельствует, что ключевым элементом успеха деятельности по трансферу и коммерциализации технологий является сильная государственная политика, финансовая, законодательная и организационная поддержка правительственных агентств. Государственная политика в научно-технической сфере должна основываться на адекватном законодательстве, гибкой системе исследовательских учреждений, которая должна быть оптимальной, с учетом национальных интересов, региональных и отраслевых особенностей, имеющихся ресурсов и т.п. Финансировать из государственного бюджета следует прежде всего разработки, рассчитанные на массовое внедрение, при этом целесообразно учитывать, что в отраслевом разрезе наибольшим спросом на мировом рынке пользуются био-, информационные технологии, медицина.

Следует отдельно подчеркнуть, что технологии могут играть важную роль в региональном развитии. Для этого местные власти, деловые круги и исследовательские структуры определенного региона должны вырабатывать и осуществлять соответствующую политику. Кластеры высокотехнологичной промышленности возникают там, где построена необходимая инфраструктура, есть квалифицированная рабочая сила, имеются экономические стимулы. Это ли не путь к решению проблемы создания рабочих мест в западных регионах Украины?

Конечно, копировать американскую модель нельзя, поскольку у США совсем другие, по сравнению с Украиной, национальные приоритеты, ресурсы и способы их реализации. Вместе с тем не существует науки украинской или американской, она либо есть, либо ее нет, с этой точки зрения, основные элементы «американской» модели присущи всем развитым странам — как ЕС, так и Азии. Но для реализации подобной модели потребуются революционные изменения в нашей научно-технической инфраструктуре. Прежде всего следует определить понятные обществу и обоснованные специалистами национальные приоритеты, которым должна служить наука, разработать эффективную модель трансформации нынешней архаичной системы научно-исследовательских академических и отраслевых институтов в более современную форму организации научных исследований на базе высших учебных заведений, отказаться — за исключением отдельных исследовательских учреждений действительно национального значения — от базового финансирования, создать сеть фондов, которые обеспечили бы рыночную среду для конкуренции идей, разработать законодательную базу коммерциализации результатов научных исследований.

Научная сфера Украины осталась практически на «советском» уровне и больше не соответствует потребностям общественного развития. По-видимому, ей также необходима оранжевая революция. На мой взгляд, она могла бы заключаться в следующих шагах.

Большинство учреждений Национальной, аграрной, медицинской и правовой академий должны быть переданы в структуры высших учебных заведений, прежде всего — в университеты. Это потому, что в Украине нет иного потребителя фундаментальной науки, кроме высшей школы. Работа студентов в научных лабораториях должна стать частью процесса подготовки специалистов, механизмом привлечения талантливой молодежи к научному поиску.

На базе отдельных учреждений, масштаб которых действительно соответствует статусу национальный (Кибернетический центр, Институт электросварки, Харьковский физико-технический институт и т.п.), следует создать «национальные лаборатории», которые формально будут подчинены аналогу Министерства науки, но при этом будут иметь полную академическую свободу. Только эти структуры должны получать базовое финансирование — своеобразный госзаказ.

Национальная академия должна стать содружеством выдающихся ученых — членов академии (никаких членов-корреспондентов — а-ля «кандидат в члены политбюро»), которые будут выполнять функцию коллективного советника правительства по наиболее важным вопросам жизни общества. Президент НАН должен получить статус советника президента по вопросам науки и технологий. Другие академии, на мой взгляд, могут играть аналогичную роль в своих областях.

Финансирование научной сферы должно стать в большинстве своем грантовым. Следует повысить роль Государственного фонда фундаментальных исследований, создать реальные механизмы инвестирования в прикладные технологические разработки через Украинскую инновационную компанию, подумать о создании еще нескольких фондов с участием промышленности. Но, в отличие от существующей системы, эти фонды ни в коем случае не должны входить в правительственные структуры, они должны быть независимыми, а их существование, порядок формирования и расходования средств — регулироваться законами Украины. Моделью мог бы послужить Национальный научный фонд США.

Украинская наука должна стать частью мировой науки. Функция государства — предоставить ученым все возможности для свободного участия в общих проектах с зарубежными учеными, включая заключение необходимых межправительственных соглашений, финансирование нашей части двусторонних программ и т.п. (То, что Министерство образования и науки уже три года не может возобновить действие межправительственного соглашения о научно-техническом сотрудничестве с США, — яркий пример профанации роли государства в развитии научной области.) Мировые же стандарты должны стать основанием для оценки труда ученых, присуждения им званий и выборов в академию.

Если Украина — большое металлургическое государство, мы должны вырабатывать лучшую сталь и лучший чугун в мире с наименьшими затратами. Если мы — житница Европы, то должны знать все и лучше всех о сельском хозяйстве. Если вопрос обеспечения энергоресурсами является проблемой национальной безопасности, именно у нас должны быть реализованы наиболее эффективные программы энергосбережения и альтернативного топлива. Если мы — одна из пяти стран мира, которые могут производить самолеты и ракеты, мы должны делать это на самом современном уровне. Хотим развивать ядерную энергетику — необходима соответствующая исследовательская база. То есть если уже делать, то так, чтобы не было стыдно, а иначе не стоит тратить время: давайте распустим всех научных работников по домам и разойдемся...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно