НАУКА УКРАИНЫ НА ПОРОГЕ XXI СТОЛЕТИЯ: ПРОБЛЕМЫ АДАПТАЦИИ

27 ноября, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск №48, 27 ноября-4 декабря

Украинская наука и ее высшая научно-организационная структура - Национальная академия наук возни...

Украинская наука и ее высшая научно-организационная структура - Национальная академия наук возникли и существуют как часть единого мирового научного пространства, которое характеризуется общностью и идентичностью мотиваций развития, аналогичностью целей и интересов, а в ряде случаев - сходством проблем и методов их разрешения.

Поэтому не исключено, что некоторые перспективные решения, связанные с дальнейшей судьбой и развитием науки в Украине, возможно, удастся отыскать с помощью ретроспективного взгляда на процессы возникновения, развития и деятельности высших научных учреждений других стран.

Ч еловечеству понадо-

билось несколько

тысячелетий для осознания необходимости целеустремленно, системно, последовательно и повседневно добывать и накапливать знания о закономерностях развития природы, общества, человека, их взаимосвязей и взаимозависимостей. В современной терминологии систематизированный комплекс существующих и получаемых знаний по этой проблематике называется фундаментальной наукой, которая является основой для получения конкретных материализованных или духовных результатов прикладными науками.

Возникновение первых академий, как структур, способных обеспечить системную работу ученых-одиночек, связано с XVII веком - временем понимания власть предержащими значения наук для развития экономики и роста военного могущества. Именно на этот период исторического развития приходится начало формирования национального самосознания и национальных культур и поэтому наблюдается всплеск интереса к изучению истории и отработке лексических норм собственного языка.

Считая, что полемики о роли и месте государственного языка в Украине было более чем достаточно, приведу просто исторический факт: первой задачей, поставленной перед академиями и академиками, было составление и издание толкового словаря государственного языка. Без этого правители не видели возможности дальнейшего государственного строительства.

Первой академией, сохранившейся до наших времен, становится Французская академия. Основанная в 1635 году указом Людовика XIII и зарегистрированная в 1637-м парламентом (!), академия возглавляется первым министром Франции кардиналом А.Ришелье - «шефом и протектором» Французской академии. Это назначение, а также личное участие короля в выборах академиков (с правом решающего голоса), предоставление в распоряжение академии библиотеки в Лувре, замка в предместье Парижа, выделение значительных средств (личных и из королевской казны), освобождение избранных академиков от ряда других обязанностей, предоставление им ряда привилегий - красноречиво говорят об отношении монарха к созданному институту. Именно в этой академии были сформированы основные принципы деятельности и уставные положения высшего научного учреждения, которые впоследствии вошли в качестве организационных аксиом в уставы большинства академий европейских стран: государственная, политическая, финансовая и материальная поддержка науки и ученых, пожизненное членство, пополнение путем выборов новых членов тайным голосованием, ротация руководящих органов, равенство и полная независимость членов академии.

Такой же заботой и участием окружены и адепты Французской академии: академии Австрийской империи, Бельгийская (фламандская) академия, Лондонское и Эдинбургское королевские общества, Датское научное общество, Испанская королевская академия, Голландское научное общество (с 1908 г. - Нидерландская королевская академия наук).

Традиции бережного, уважительного и заботливого отношения к науке перешли и в новейшую историю. Например, с 1961 г. в аппарат президента США введена должность специального помощника по науке и технике. Под его патронатом создан специальный фонд для финансирования непредвиденных расходов научных разработок в тех случаях, когда, например, появляется новое перспективное направление исследований или получены существенные обнадеживающие результаты, требующие незамедлительного их подтверждения и дальнейшего развития. Помощник президента США по науке и технике является одной из ключевых фигур - координаторов научных исследований, проводимых в США.

К середине XVIII столетия определяются два основных класса наук, которые курируются академиями: естественные и гуманитарные. К естественному классу относятся: математика, физика, химия, астрономия, ботаника, зоология, биология, физиология, науки о Земле, история науки. К гуманитарным: история, археология, этнография, филология и история литературы, экономика, философия.

Под сложившиеся классы наук в государствах Европы формируются и соответствующие структуры. Так, во Франции после Французской академии учреждаются Академия живописи и скульптуры, Академия наук, Академия надписей, Академия архитектуры. Если члены Французской академии занимались проблемами языка и литературы, то в Академии наук преобладали исследования по естественным и точным наукам.

Дифференциация структур по специальностям, относительная малочисленность каждой из них делали академии легкоуправляемыми и легкоадаптированными к череде государственных потрясений, которые пережила Франция в XVIII веке.

Постоянно обновляя и накапливая знания, расширяя представления об окружающем мире, государственном устройстве, законах и нормах международных отношений, академии содействуют цементации нации, укреплению самосознания, патриотизма и этим обеспечивают фундамент философского, этнического и культурного единения народов молодых государств, созданных после длительных (порой столетних) сражений.

Становление Англии на путь буржуазного развития (вторая половина XVII века) сопровождается заинтересованностью состоятельных людей разных сословий в науке, готовностью поддержать ее материально в надежде с ее помощью обрести новые пути развития производства, добиться морского могущества государства, освоить природные богатства колоний.

Такая постановка задач дает толчок развитию экспериментальных наук, к получению прикладных результатов, воздействующих на процессы производства, способствует формированию технических наук.

Первой страной, учредившей Академию технических наук (1919 г.), была Швеция, промышленность которой после первой мировой войны особенно нуждалась в ускоренной разработке научно-технических вопросов. Структура этой академии - наличие промышленного совета (состоящего из предпринимателей, директоров и управляющих предприятий, инженеров, финансистов и юристов), комитетов и секций, институтов и лабораторий - была впоследствии воспринята академиями технических наук Польши (1920), Финляндии (1921), Дании (1937), Норвегии (1955), США (1964), Швейцарии (1982). Предприниматели и финансисты (в ряде случаев и госбюджет) предоставляли академиям средства и ставили задачи. Ученые на основе научных исследований решали вопросы, поставленные промышленностью.

Следует отметить, что история мировой науки не знает примеров слияния технических академий с академиями, специализацией которых являются фундаментальные науки.

Заложив в свои уставы принцип пожизненного членства, европейские академии должны были столкнуться и действительно столкнулись с ограничениями, связанными с возможностями пополнения новыми членами, с проблемами возрастных характеристик ученых - членов академий. Поэтому с середины XIX столетия в уставах академий начали появляться поправки, касающиеся возраста. Например, в 1855 г. Нидерландская академия наук включила в свой устав пункт, согласно которому академики, достигшие 70 лет, переводятся в «отставные», а на их место избираются новые члены. За последние 30 лет такие пункты появились в уставах почти всех академий.

«Отставные» или «заслуженные» члены академий выступают с докладами, публикуют свои труды в изданиях академий, используются как эксперты, но, как правило, не участвуют в выборах и не избираются на руководящие посты. Они составляют обычно значительную часть академиков, иногда до трети. Внесены поправки и в положение о выборах, например, при выборах в академии наук Института Франции возраст не менее половины вновь избираемых членов не должен превышать 50 лет.

Справедливости ради следует указать, что в последнее десятилетие своего существования Академия наук СССР также ввела возрастное ограничение (70 лет) при выборах директоров и руководителей научных отделов институтов и ввела должность советников. После распада СССР эти нормы не стали наследием Национальной академии наук Украины, которая гордится своим консерватизмом.

Помимо общности условий создания, становления и функционирования академий европейских стран в каждой из них (академий) существуют собственные, свойственные каждой из них, особенности деятельности, отношения с властными структурами, методы управления, специфические контакты с общественными и политическими организациями, что обусловлено историей, обычаями, традициями культуры и ментальностью.

Даже не рассматривая эти особенности, а опираясь только на анализ того, что является общим для всех европейских академий: полная адаптация к общественно-политическому строю, востребованность результатов научных исследований обществом и властью, достаточность финансирования из разных источников, уважительное отношение к науке и ученым, подчас даже преклонение и гордость за национальную науку, патронат со стороны власть имущих - все это позволяет сделать вывод о генетической обреченности науки на процветание в XXI веке в экономически развитых европейских странах.

Фундамент украинских науки и образования закладывался в XVI веке в виде братств, целью которых было гражданское противостояние политике ополячивания и католизации Украины.

Деятельность братств включала основание украинских школ, организацию типографий, защиту православия, другими словами - мотивация деятельности братств состояла в обеспечении роста самосознания и утверждении украинства как нации, что по смыслу полностью совпадает с причинами возникновения академий на западе Европы.

Последователями первого высшего учебного заведения Украины, Острожской школы, выступают Львовское братство со школой (1580 г.), Киевское (1615 г.) и Луцкое (1617 г.) братства, которые внесли выдающийся вклад в сохранение украинства, воспитание патриотизма, что вылилось в огромную активность народа Украины в годину освободительных битв за независимость Украины под руководством Богдана Хмельницкого (1648 - 1654 гг.).

Созвездие научных звезд тех времен преподает в Киево-Могилянском коллегиуме богословие, философию, историю, античную литературу, географию, арифметику и геометрию, риторику, рисование, музыку, элементы физики, астрономии, химии, биологии и медицины.

Титаническая, подвижническая деятельность выпускников коллегиума, учеников братств была настолько обширной и всеохватывающей, а влияние на народ Украины таким повсеместным, что уже в 1651 году сын сирийского патриарха Павел Аленский формулирует свое главное впечатление от визита в Украину следующим образом: «...по всей земле казаков мы обращали внимание на прекрасную черту, которая вызывала наше удивление: все они, за исключением немногих, даже большинство их жен и дочерей, умеют читать».

Значимость подобной оценки осознается только в сравнении с уровнем образования в эти времена нашего ближайшего соседа. Интернациональные черты украинского просветительства приводят к созданию выпускниками Киево-Могилянского коллегиума в Москве Славяно-греко-латинской академии, которую они возглавляли и в которой преподавали до 1764 года. Отдавая им должное, не без тени печали А.Сумароков в середине XVIII века отметил: «Знатнейшыя наши духовныя были, ко стыду нашему, малороссіянцы». Преемниками и продолжателями славных дел Киево-Могилянской академии в XIX столетии становятся Харьковский и Киевский университеты, ряд институтов гуманитарного и технического профиля, среди которых и Киевский политехнический, столетие которого мы недавно отметили.

Таким образом, создание в 1918 году в Украине Академии наук совсем не было имплантацией науки на украинскую землю, а стало обычным организационным актом по систематизации и структурированию разноплановых научных исследований с дополнительным созданием ряда учреждений для выполнения научных работ.

Развивая и перенося идеи тоталитаризма и централизованного управления на сферу науки, новая власть, начиная с 1919 года, приступает к созданию сверхмощных, огромных по численности и почти всеохватывающих по направлениям деятельности Академии наук СССР и академий союзных республик.

Надо сказать, что система управления, структура, численность и тематика академий корреспондировались с идеологией, политикой и мотивацией поведения сверхдержавы, которой себя ощущал и был в действительности Советский Союз. Как следствие этого - безусловный приоритет в деятельности академий наук оборонной и космической тематики, а также тех направлений исследований, которые были связаны с глобальными устремлениями государства. Что же касается иных направлений научной деятельности, то государство обеспечивало если не оптимальные, то минимальные условия для их прогресса.

Все остальное было как на долгой жизненной ниве: с одной стороны, забота о престиже науки, достаточно пристойные социально-бытовые условия жизни ученых, поддержание престижа научной деятельности в системе ценностей государства, государственные награды и премии за успехи, с другой стороны - преследование и гонение ученых за «буржуазный национализм», отклонение их взглядов от официальной линии партии, инакомыслие.

И все-таки, несмотря на все неурядицы, украинская наука добилась впечатляющих результатов в теоретической и ядерной физике, физической и органической химии, астрономии, материаловедении, физиологии, биохимии, микробиологии, ботанике, зоологии, многих других направлениях. Необходимо отдать должное той плодотворной и активной интеллектуальной деятельности, которой прославились прекрасные научные коллективы во главе с Писаржевским, Богомольцем, Холодным, Е.Патоном, Лебедевым, Глушковым, Бродским, Кирсановым, Крепьякевичем, Палладиным, Думанским, Зеровым, Шмальгаузеном, Рыльским, Курдюмовым, Боголюбовым, Усиковым, Карпенко, Францевичем и многими другими.

Хотелось бы отдельно дать объективную и взвешенную оценку деятельности Б.Е.Патона на посту президента Академии наук УССР, с которым мне посчастливилось проработать вместе более тридцати лет. Как много им сделано за эти годы! Прежде всего - это громадное строительство научных корпусов практически для каждого института, создание новых институтов (молекулярной биологии и генетики, кибернетики, технической механики, проблем прочности, теоретической физики, физико-технического (Донецк), морского гидрофизического (Севастополь), физико-химического (Одесса), криобиологии и криомедицины (Харьков), клеточной биологии и генной инженерии, экономики промышленности (Донецк), мировой экономики и международных отношений, а также других научных структур во всех регионах Украины. Безусловно, в значительной степени наша академия обязана своими успехами огромному организаторскому таланту, титанической трудоспособности, громадной интуиции, добросовестности и порядочности Б.Е.Патона. Частица его труда есть в достижениях наших астрономов и физиков, нейрофизиологов, фитогормонологов, механиков и математиков, материаловедов и геологов, философов и языковедов.

Трудности, которые переживает Национальная академия наук Украины в последние семь лет, безусловно, связаны с удручающим состоянием экономики государства, отсутствием четко обозначенных приоритетов, междоусобицей властей, неурегулированностью правовой основы деятельности и подменой реального управления демагогией власть имущих.

Но это всего лишь верхний, хорошо просматриваемый всеми пласт проблем. Сущность же находится в глубинном, не всегда и всеми заметном слое. Она (сущность) состоит в том, что с распадом сверхдержавы мы в своем сознании никак не можем избавиться от синдрома сверхдержавников: зачастую мыслим и поступаем так, как вели бы себя в государстве с практически неограниченными ресурсными возможностями.

Вот тут-то нас и ожидают наибольшие разочарования, связанные с неразрешимостью в новых условиях триады: намерения - потребности - возможности. Поэтому хотелось бы поделиться воззрениями автора на возможные методы и действия, связанные с адаптацией науки Украины к новым политическим и экономическим условиям, с учетом зарубежного опыта подобных действий, который конспективно уже изложен в этой статье.

Например, почему бы Президенту и премьер-министру не войти по должности в состав президиума Национальной академии наук с правом решающего голоса? (Эту часть устава НАН можно изменить.) Это позволило бы двум лидерам государства осуществлять каждодневные действия в интересах науки. Ведь важность всех остальных дел, в том числе и в Федерации футбола, не сравнима с поддержкой науки - основного движителя развития государства в XXI веке.

По-видимому, опираясь на опыт Франции, Финляндии, США, Дании, Норвегии, настало время, выделив из состава Национальной академии наук все институты прикладного характера, деятельность которых преимущественно связана с инженерно-техническими науками, основать на их базе техническую академию, оставив в Национальной академии только институты, занимающиеся фундаментальной наукой. Этим актом была бы завершена работа по созданию системы государственных академий наук и полноценному научному обеспечению важнейшего сектора экономики - промышленности. Если в Украине есть Академия аграрных наук, то, на мой взгляд, она обречена иметь также Академию технических (инженерных, технологических) наук. Поскольку последняя будет финансироваться в основном промышленностью, бюджетное финансирование Национальной академии наук должно быть увеличено.

Исходя из более локальных задач, чем те, которые поднимались при сверхдержаве, можно было бы, хотя бы на кризисный период финансирования экономики, установить и предельную численность институтов: например, для специализирующихся в области фундаментальных исследований - не более 300 сотрудников, а для прикладных, с учетом КБ и экспериментального производства, - в 1,5 - 2 раза больше.

Решающее значение для возрождения былого статуса украинской науки имеют, конечно, размеры бюджетного финансирования. Правительству необходимо осознать, что минимум бюджетных расходов на фундаментальную науку в Украине, большая часть экономики которой является теневой, должен составлять не менее 2,5% от валового национального продукта. И 1% от ВВП, за который ныне борется и Комитет по вопросам науки и образования Верховной Рады, и НАН Украины, и 1,7% от ВВП, который нам обещают после 2000 года, превращают науку в убыточную для страны, ибо не позволяют ей довести исследования до завершающего этапа - реализации и экспорта новых знаний. В противном случае мы будем функционировать в качестве донора Запада.

Убежден, что уже давно назрела необходимость серьезной трансформации нашей Национальной академии наук. Далее открещиваться от любых реформ, от реальности, которая за окном, нельзя. Кое-кто делает вид, что мы не знаем, как реформировать науку. Это неправда.

«Зеркало недели» за последние годы опубликовало несколько десятков предложений авторитетных ученых Украины. Практически ни одно из них не воспринято академией в лице ее руководства. Наиболее активная, неравнодушная и ответственная часть сотрудников НАН понимает, что есть насущная необходимость демократизировать академическую жизнь, увеличить эффективность работы институтов хотя бы за счет улучшения организации научного труда, проведения национальных, международных конференций и семинаров, внести назревшие изменения в уставы академии и ее отделений. Есть что менять в лучшую сторону и в распределении средств: именно нынешние сверхжесткие финансовые ограничения - серьезный повод навести порядок в скромных академических ресурсах. Нуждаются в совершенствовании кадровая политика, иностранные научные связи. Конечно, в трансформации фундаментальной науки многое будет зависеть от того, когда передаст и в чьи руки Б.Е.Патон президентский жезл академии, кто придет в ее коллегиальное руководство.

Украинская академическая наука, как и бывшая союзная, пережила период, когда в массовом сознании ученые были авангардом нации. Этому способствовали действительно крупнейшие достижения советской науки, а также тот неоспоримый факт, что государство, обладая огромными пропагандистскими возможностями, содействовало созданию положительной идеологической ауры. Власти не пускали формирование образа науки на самотек и использовали разные средства для поддержания положительного стереотипа науки и ученого. Пресса, радио, телевидение, доклады первых лиц государства всегда пользовались такими характеристиками, как «патриотизм ученых», «готовность к самопожертвованию», «приверженность передовым идеалам» и т.д. Точные знания считались эквивалентом нравственной правды. Массовое сознание воспринимало ученого как нового человека, полноценную и гармоничную личность. Берусь утверждать, что этот имидж опирался на реальность. Высокий имидж науки обусловливал приток молодежи на естественно-научные и технические специальности, открытие новых институтов, выделение государственных средств. Понимаю, что здесь играло роль не только общественное мнение, но и практическая потребность.

Но пришло время, когда система начала коснеть, постоянное и значительное увеличение численности занятых в науке не приводило к техническим прорывам на производстве и открытиям на уровне Нобелевской премии. Массовое сознание постепенно стало воспринимать ученых как людей, удовлетворяющих свое любопытство за государственный счет и получающих за это неплохие деньги. В 90-е годы под влиянием соответствующих публикаций и негативного личного опыта работников науки ее имидж резко меняется: она характеризуется словами «нищая», «умирающая», «агонизирующая», «распадающаяся», «покинутая лучшими» и т.д. Если общественное мнение сочувствует врачам, учителям, военным, то реальное отношение к ученым большинства, не связанного с наукой, скорее негативное. За рубежом, на мой взгляд, негативного имиджа украинской науки не существует. Более того, ее престиж там выше, чем сейчас в собственной стране. Хотя, к сожалению, общий имидж Украины, как страны неблагополучной, неустойчивой, консервативной, сказывается и на ее науке.

Я уверен, что наше государство, его Президент, правительство, Верховная Рада, четвертая власть не должны быть равнодушными к состоянию общественных настроений и мнений, даже если в основе негативных оценок роли и значения науки лежат отдельные объективные или субъективные факты. Украине нужна хорошая, добротная фундаментальная и прикладная наука. Это обязаны понимать и широкая общественность, и целевые аудитории старшеклассников, студентов, предпринимателей, государственных служащих, руководителей министерств и ведомств. Думаю, что нужна системная кампания, направленная на создание благоприятного общественного климата для постепенного реформирования действительно громоздкой, устаревшей, неэффективной и дорогой системы ориентации науки, разработок и формирования положительного имиджа украинской научной и научно-прикладной сферы в глазах граждан Украины. Возможно, следует даже создать программу «Имидж украинской науки». Это будет способствовать большей готовности лиц, принимающих решения государственного значения, активно взаимодействовать с научными структурами. Предрасположенность к науке у этих лиц не возникнет сама собой, без усилий по формированию благоприятного имиджа украинской науки и ученых. В Украине всегда уважали образованных людей - учителя, профессора, академика. Незнание - это порок, не позволяющий занимать достойное место в обществе. Положительный стереотип науки возник и потому, что она в Украине была делом государственным. Традиция воспринимать науку со знаком «плюс» должна сохраниться в нашем народе.

Надеюсь, что в год 80-летия Национальной академии наук Украины украинские ученые начнут ощущать внимание и помощь общества, власть предержащих, ответят им впечатляющими результатами своих исследований и адаптацией науки к требованиям экономики, культурной и духовной жизни страны с учетом имеющегося в Европе и мире опыта.

А далее... Дорогу осилит идущий.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно