Наука в Украине: особый путь развития или глубокий упадок?

12 июня, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №21, 12 июня-19 июня

Нынешняя система финансирования научных исследований в Украине совершенно неэффективна. Ежегодно миллиарды гривен выбрасываются не на развитие современной науки, а на социальную защиту ученых, превращая их в привилегированную касту по достижении пенсионного возраста. Как следствие, наука в Украине уже давно приобрела признаки наукообразного хуторянства, от которого ни общество, ни государство не получают должной пользы.

 

Нынешняя система финансирования научных исследований в Украине совершенно неэффективна. Ежегодно миллиарды гривен выбрасываются не на развитие современной науки, а на социальную защиту ученых, превращая их в привилегированную касту по достижении пенсионного возраста. Как следствие, наука в Украине уже давно приобрела признаки наукообразного хуторянства, от которого ни общество, ни государство не получают должной пользы.

Отметим, что в отличие от спорта, массовой культуры и политики простому гражданину трудно объяснить доступным языком важность и необходимость развития науки в каждой стране, если страна претендует на определение "цивилизованная". Поэтому попробую сделать это с помощью такой цепочки: фундаментальная наука → прикладная наука и опытно-конструкторские разработки → образцы новых материалов, приборов, технологий и пр. → применение этих образцов в производстве, сфере услуг, быту и т.д.

Все самые мощные страны мира заботятся о высоком уровне развития каждого звена этой цепочки, несмотря на то, что переходы между ними часто не идеальны. Можно привести сотни примеров, когда открытия фундаментальной науки немедленно находили применение. Классический пример: К.Рентген получил первую Нобелевскую премию по физике за открытие Х-лучей, которые практически сразу же нашли применение в медицине (заметим, что украинский физик И.Пулюй провел соответствующие эксперименты раньше Рентгена и обнародовал результаты параллельно с ним, но премии не получил).

Однако можно привести не меньшее количество великих открытий, за которые авторам присудили Нобелевскую премию, но которые до сих пор не нашли (и, видимо, никогда не найдут) практического применения. В частности, это касается астрофизики и физики элементарных частиц. Скажем, трудно представить, что недавно открытый бозон Хиггса, существование которого гениальный британец П.Хиггс (P.Higgs) предсказал еще полвека назад, в ближайшее время найдет какое-то применение.

Несмотря на это, фундаментальная наука имеет признаки специфического вида спорта — blue sky research, поэтому цивилизованные страны соревнуются в количестве добытых новых знаний. Это считается крайне важным для потенциального практического применения и престижным для страны (как медали на Олимпийских играх). Как результат — уже много десятилетий идет охота за умными головами, интенсивный drain of brains в развитые страны (прежде всего США) приобрел массовый характер.

Поскольку Украину, к сожалению, трудно отнести к развитым странам (ура-патриотам предлагаю посмотреть таблицу индекса человеческого развития, ежегодно составляемую ООН), вопрос необходимости развивать и адекватно финансировать фундаментальную науку стоит очень остро. А сейчас, когда страна уже более года находится в состоянии фактической войны, проблема актуализировалась еще больше. Конечно, стране очень нужно современное оружие, но НЕТ времени на реализацию приведенной выше цепочки, поэтому его целесообразно купить. Или купить готовые технологии и немедленно производить. Итак, понятно, что предстоит неизбежное сокращение финансирования научных исследований. И здесь заложена "бомба": если ОДНОВРЕМЕННО с сокращением финансирования не провести РЕФОРМЫ в научной сфере, то современная наука в Украине умрет окончательно. За несколько лет еще немало самых умных уедет за границу, не меньше перейдет в другие сферы, где лучше платят. Останется в основном "балласт", воспринимающий зарплату как социальную помощь. Главная проблема именно в избыточном количестве "балласта" в научной сфере Украины, а потому сокращение финансирования неизбежно, но без кардинальных реформ приведет лишь к увеличению количества и роли "балласта", потере креативного слоя ученых.

Общеизвестно, что утверждения о засилье "балласта" в научной сфере (в том числе среди академиков!) генералы украинской науки воспринимают как ересь, так что остальная часть этой статьи посвящена аргументации неэффективности финансирования и менеджмента фундаментальной науки в Украине (прикладная наука — отдельная тема).

Проведу аналогию с футболом, поскольку практически все интересуются этим народным видом спорта. Итак, всем известно, что у нас на национальном уровне есть два суперклуба — "Динамо" и "Шахтер", каждый из которых по очереди (или с многолетним перерывом) становится чемпионом. Но все хорошо знают, что чемпионство в Украине мало говорит об уровне этих клубов на международной арене, где оба наши гранда очень часто позорно вылетают из Лиги чемпионов уже после группового турнира или даже не способны туда попасть. Собственно, за все уже почти 24 года независимости эти клубы только по разу показали действительно высокий европейский уровень, когда "Динамо" дошло до полуфинала Лиги чемпионов, а "Шахтер" завоевал кубок Лиги УЕФА. То же можно сказать и о национальной сборной — это всегда была посредственная команда, которая лишь однажды смогла войти в восьмерку сильнейших — на ЧМ-2006.

А теперь перейдем к науке и критериям ее признания на международном уровне. Собственно, с высшим критерием — лауреат Премии им. А.Нобеля или Премии Н.Х.Абеля (вторая полный аналог первой, но для математиков) — все ясно: ни один украинский ученый во времена независимости их не получил. Но будет справедливым заметить, что тут — полная аналогия с титулом чемпиона мира в футболе: пальцев двух рук с запасом хватит, чтобы перечислить страны, представители которых получали эти премии за последние 23 года. Эти страны — современные лидеры в сфере научных открытий — всем известны: США, Великобритания, Франция, Германия, Япония и еще несколько стран, представители которых время от времени получают премию имени Нобеля или Абеля.

Итак, чтобы оценить весовую категорию Украины в мировом научном рейтинге, нужно понять — место в первой десятке ей явно не светит. Для того чтобы определить реальное место Украины среди остальных стран, в частности в Европе, рассмотрим дополнительные критерии. Собственно, эти критерии хорошо известны, и можно снова провести аналогию с футболом. Например, УЕФА ежегодно составляет рейтинг стран, отражающий уровень клубного футбола всех стран, и, несмотря на не слишком выдающиеся выступления наших клубов, на фоне ведущих европейских стран Украина выглядит неплохо и регулярно входит в топ-десятку. Адекватный аналог УЕФА в сфере науки — наукометрическая база данных Web of Science, которая является собственностью мирового медиагиганта Thompson Reuters. Поскольку эта база данных (как и многие другие) платная, то приведенные ниже красноречивые данные доступны далеко не каждому. Для дотошного читателя уточню, что приведенные ниже суммарные данные по всем научным направлениям взяты из Thomson Reuters WEB of Science (Core Collection).

Итак, перейдем к анализу показателей этого мирового лидера наукометрических данных (кстати, в 2014-м он отметил свое 50-летие). Понятным для широкой общественности показателем здесь является количество научных работ, опубликованных учеными страны в научных изданиях, индексирующихся этой наукометрической базой. На языке футбола — учитываются не просто все подряд матчи, а только те, которые проводились на международных соревнованиях определенного уровня (Лига чемпионов, Лига Европы и т.д.). На рисунке 1 (кривая 7) приведена динамика роста (точнее стагнации) продуктивности украинских ученых в течение 20 лет независимости и (для сравнения) динамика для ряда других стран мира. Их перечень не случаен, он включил страны, сопоставимые с Украиной по количеству населения и уровню экономического развития (определенное исключение составляет Южная Корея). Показатели РФ приведены только для того, чтобы наглядно показать, что сохранение советской модели развития науки там, как и в Украине, ничего хорошего не дало.

Читатель легко заметит, что в начале независимости Украина, издав 5105 научных трудов, в 1992 г. опережала по продуктивности все эти страны, кроме Польши (но и здесь отставание было незначительным). Более того, оказывается, что 20 лет назад наука в Иране была в зачаточном состоянии (262 научных работы во всех отраслях науки за 1992 г.), а успехи ученых Румынии и Турции были просто смехотворны по сравнению с нашими. И вот прошло 20 лет: ученые Украины опубликовали 6317 научных работ (из них ученые НАНУ — почти 4300), то есть всего на 20% больше, чем в 1992 г. Темпы роста позорно низкие по сравнению со странами-конкурентами: теперь Украина продуцирует в пять раз (!!!) меньше научных работ, чем Иран или Турция, и почти вдвое меньше, чем Румыния. Все остальные страны также успешно "обставили" Украину, а Южная Корея за это время ворвалась в число мировых лидеров: 63341 работа в 2012 году, то есть в 10 раз больше, чем сподобилась Украина. Абсолютно очевиден факт, что в ближайшие десятилетия Украина не имеет никаких шансов вернуть себе то место, которое она занимала в мировом научном сообществе 20 лет назад. К сожалению, в науке значительно труднее сделать качественный скачок, чем в футболе, в котором достаточно вложить миллиард долларов в клуб, и он уже через несколько лет "гремит" по всему миру (яркий пример — английский "Манчестер Сити").

Читатель может спросить: "А почему не подано сравнение с ведущими странами мира? Возможно, количество публикаций вовсе не связано с нобелевскими премиями?" На самом деле, корреляция четкая и однозначная. Каждая из стран "Большой семерки" (G7) публикует в 20 и более раз (в США — почти в 100 раз!) научных трудов, чем Украина. Любой ведущий университет мира (Гарвард, Оксфорд, Кембридж...) выдает гораздо больше конкурентоспособной научной продукции, чем все академии наук и университеты Украины вместе взятые. Конкретный пример — University of Nottingham (автор имеет прямое отношение к этому британскому университету) — просто очень хороший (но не топ!) университет в Европе. За 2012 год преподаватели и ученые этого университета издали почти 4200 работ, то есть столько, сколько все учреждения НАНУ вместе взятые. В этом университете работает 9000 сотрудников, то есть в 4,5 раза меньше, чем в НАНУ. К тому же каждый преподаватель университета имеет две равноценные обязанности: обучать студентов и проводить научные исследования. Теперь о корреляции между количеством научных трудов и премиями: за последние 20 лет Нобелевскую премию получил один профессор-физик Ноттингемского университета и один выпускник-экономист этого университета, который теперь работает в США.

Итак, за 20 лет в Украине произошла настоящая катастрофа в развитии научных исследований, соответствующих международным стандартам. От общества этот факт тщательно скрывают и все подают как временные трудности, связанные с финансированием. Высшие чиновники от науки — прежде всего члены президиума НАНУ, управляющие научными исследованиями в стране (по закону НАН Украины является "высшей научной организацией в стране!") — либо не осознают этого, либо сознательно скрывают. В частности, регулярно приводят искаженные данные о якобы мировых достижениях наших ученых, опирающихся на какие-то экзотические критерии (свежий пример: в НАНУ одна научная организация — обычно за бюджетные средства — оценивает продуктивность украинских ученых на базе поисковой системы Google Scholar, хотя ни в одной цивилизованной стране данные из этой базы не воспринимают в качестве аргумента). Заметим, что президиум НАНУ традиционно состоит из академиков глубоко пенсионного возраста, поэтому их главной задачей является сохранение status quo. К сожалению, ни в правительстве, ни в парламенте Украины также нет адекватного понимания реальной ситуации в научно-технической сфере, которую в Украине традиционно представляют прежде всего НАНУ (40 тыс. сотрудников), а также еще пять отраслевых государственных академий и несколько ведущих университетов (перечень очень короток — Киевский им. Шевченко, Львовский им. Франко, Харьковский им. Каразина, НТУ "КПИ").

Уместно кратко объяснить, почему ни одного из наших университетов нет в престижных рейтингах ТОП-200 или хотя бы ТОП-400 университетов, которые ежегодно составляют три известные организации. Возьмем для примера самый свежий рейтинг Times (составляет британский журнал Times Higher Education) за 2014/15 учебный год, который имеется в свободном доступе в Интернете. Там в ТОП-400 — два турецких университета, Варшавский, Пражский (Карла Великого), Новосибирский и ряд университетов еще недавно стран третьего мира: Таиланда, ЮАР (целых два!), Колумбии, Макао... но нет Киевского, Харьковского или Львовского. Почему? Причина проста — 60% успеха определяется уровнем науки в университете и только 30 — уровнем преподавания! В частности, чтобы только попасть на рассмотрение в Times, нужно ежегодно иметь более 200 публикаций в журналах из упомянутой выше наукометрической базы Thomson Reuters WEB of Science. Этот минимум с определенным запасом проходит только КНУ им. Шевченко, но для места в ТОП-400 этого явно мало. И поэтому ведущие университеты ряда стран третьего мира нас опережают.

О реформах в научной сфере Украины говорят с начала независимости. Однако в 90-х гг. мало кто имел представление об организационной структуре, системе внешнего управления и внутреннего менеджмента научных исследований на Западе, поэтому мы фактически занимались "изобретением велосипеда". На рубеже двухтысячных, когда получил массовое распространение Интернет, ситуация резко изменилась. Теперь не нужно ехать в командировку для изучения зарубежного опыта — огромное количество информации есть в Интернете (ее надо уметь найти и иногда заплатить за ее предоставление). На фоне этого информационного прорыва "железобетонные" аргументы высших чиновников от науки (членов президиума НАНУ, руководителей других государственных академий и МОН) о недостаточном финансировании научных исследований являются сознательным обманом общества. Здесь уместно вновь вернуться к футболу и вспомнить, что были сезоны, когда владельцы "Динамо" тратили десятки миллионов долларов на приобретение зарубежных "звезд", а клуб позорно проваливал сезон в европейских кубках. В конце же 1990-х, когда денег на это не было, Dynamo Kyiv знали во всей Европе как суперклуб.

На рисунке 2 видно, как позорно проваливали сезон за сезоном руководители украинской науки и депутаты ВР, ежегодно выделявшие деньги. Данные взяты из законов о государственном бюджете Украины за соответствующие годы. Автор сознательно обошел 90-е гг., когда экономика Украины была в упадке, и это негативно сказывалось на всех сферах, включая научную. Но в начале этого тысячелетия ситуация изменилась, и в период 2001–2008 гг. (включительно) экономика росла, и именно этот период ярко показывает, что средства расходовались крайне неэффективно.

Итак, кривые 2, 3, 4 и 5 показывают динамику роста бюджетного финансирования (для любознательного читателя уточним, что это деньги только по общему фонду) четырех ведущих (по объемам финансирования) научных организаций Украины: НАН Украины, АМН Украины, НААН Украины и Киевского национального университета (КНУ) им. Т.Шевченко. Для лучшего понимания того, что финансирование росло бешеными темпами, подана кривая 1, отражающая рост бюджетного финансирования Верховной Рады. Зная общую нелюбовь граждан к нашим ненасытным депутатам, пожалуй, никто не сомневается, что себя они никогда не обделяли. Оказывается, это не совсем так: они себя явно обделили по сравнению с упомянутыми выше академиями наук и КНУ им. Шевченко. Действительно, за период 2001–2008 гг. расходы на ВР возросли почти в 5 раз (точнее, в 4,9 раза), и сомнительно, что найдется какое-нибудь министерство или ведомство, имевшее более высокие темпы бюджетного финансирования. Но НАН, АМН и Киевский университет им. Т.Шевченко таки имели гораздо более высокие темпы, а темпы роста финансирования НААН лишь немного ниже, чем наших депутатов. Финансирование НАНУ и КНУ за этот период возросло до 2077 млн грн и 392 млн грн в год, то есть почти в 7 и 6 раз соответственно. Что касается финансирования НАМН, то здесь наблюдается дальнейший фантастический рост еще и в эпоху Януковича, когда финансирование других академий практически заморозили. Возможно, академики-медики пообещали Януковичу открыть секрет вечной молодости.

Возникает естественный вопрос: каков результат того, что средства налогоплательщиков так щедро вкладывались в развитие научных исследований в Украине? Результата нет: из соответствующей кривой на рисунке 1 следует, что Украина увеличила за период 2001–2008 гг. количество конкурентоспособной научной продукции только на 25%. За тот же период ученые стран-конкурентов увеличили аналогичный показатель в разы: например Польши — почти вдвое. Неужели Польская АН и Варшавский университет имели более высокие темпы роста государственного финансирования?! Ясно, что нет, но в Польше от ученых и преподавателей уже давно требуют не просто смотреть в небо и что-то там придумывать, как было в XIX в., а работать на результат, то есть демонстрировать конкурентоспособную на международном научном рынке продукцию. Опять аналогия с футболом — выигрыш "Динамо" в чемпионате Украины ни о чем не говорит, потому что команда уже много лет не может пробиться в Лигу чемпионов.

Отдельно следует сказать о многолетних заклинаниях представителей научной элиты (хочется взять это слово в кавычки) о легендарных 1,7% ВВП на науку, которых ни одно правительство не может обеспечить. Действительно, эта цифра заложена в соответствующем законе, но она включает и НЕбюджетное финансирование. И здесь возникает важный вопрос — а какую, собственно, часть должно финансировать государство? Очевидно, в условиях, когда бывшее "народное хозяйство" подверглось тотальной приватизации, абсолютное большинство прикладных научных разработок должен финансировать частный бизнес, а не государство. Единственное большое исключение — разработки для укрепления обороноспособности Украины. Но, как теперь стало совершенно очевидно, ими серьезно никто не занимался. Во времена СССР государство просто обязывало предприятия выделять определенную часть доходов "на науку". Наши научные генералы это хорошо знают, и было бы логично, чтобы они не кричали "Государство, дай денег!", а лоббировали законы, которые стимулировали бы украинских олигархов вкладывать деньги в прикладную науку и научные разработки. Вместо этого наши академики, чиновники МОН и депутаты-популисты регулярно вводят общество в заблуждение, утверждая о заоблачных процентах ВВП, которые, мол, выделяют на научно-техническую сферу в других странах. Ниже приведена таблица с соответствующими данными, взятыми из исследования The research & innovation performance of the G20. Ее опубликовало в 2013-м вышеупомянутое агентство Reuters. Чтобы не утомлять читателя цифрами (больше можно легко найти в Интернете), часть стран "Большой двадцатки" опускаем (США, Индия, Китай, Германия), поскольку экономика этих стран несравненно мощнее, чем украинская.

Как видим, в бюджете ни одной из приведенных в таблице стран не заложено 1,7% ВВП на науку и научно-технические разработки. Более того, Турция, Аргентина и ЮАР вкладывают примерно столько же бюджетных средств на науку (полпроцента от ВВП), как и Украина. Однако графики на рисунке 1 показывают, что мы в 2-5 раз отстаем от этих стран по научным публикациям. Замечу, что соответствующие показатели по странам Евросоюза отличаются в разы. В частности, совокупное финансирование в процентах от ВВП в Румынии — 0,50% и Польше — 0,76, то есть практически такое же, как в Украине, а результаты, как видно из графиков на рисунке 1, совершенно разные. Совершенно очевидно, что при более рациональном и адекватном современным реалиям использовании бюджетных средств Украина не оказалась бы на пороге клуба самых отсталых в этой сфере стран.

Возникает естественный вопрос: кто понесет ответственность за потерянные средства налогоплательщиков? Ясно, что никто, потому что в стране даже за очевидные преступления на Майдане в феврале 2014 г. до сих пор никто не наказан. Собственно, с правовой точки зрения и наказать очень трудно, поскольку система отчетности за использованные средства не изменилась со времен СССР. Нет сомнений, что при желании правоохранительные органы могли бы найти немало фактов финансовых злоупотреблений, в частности использования средств на псевдонаучные исследования (можно привести просто вопиющие факты!), но на фоне отсутствия наказаний за многомиллиардные злоупотребления во многих других сферах это будет выглядеть избирательным правосудием.

 

Рис.1. Продуктивность ученых отдельных стран (количество научных публикаций) за период 1992–2012 гг. Кривая 1 — Польша, 2 — Румыния, 3 — Турция, 4 — Иран, 5 — Аргентина, 6 — ЮАР, 7 — Украина, 8 — Южная Корея, 9 — Россия. Источник: Thomson Reuters WEB of Science (Core Collection)

Рис.2. Бюджетное финансирование (в млн грн) ведущих научных организаций Украины и Верховной Рады Украины в 2001–2012 гг: кривая 1 — ВР Украины, 2 — НАН, 3 — НАМН, 4 — НААН, 5 — КНУ им. Т.Шевченко. Источник: Сайт Верховной Рады Украины

 
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 31
  • A.Lev A.Lev 22 червня, 14:34 Пропозиції f.a.danevich схожі на заклинання, Тому що в рамках існуючої системи управління НАНУ всі простодушні заклики мали і матимуть надалі нульовий єфект. Не "розхитування", а радикальна реорганізація потрібна. І перш за все, як і у всіх сферах, потрібна демократизація, потрібно зламати феодальний устрій НАНУ. В управлінні НАНУ мають брати участь всі справжні науковці. Дійсними членами НАНУ мають бути всі доктори наук з мінімальним числом публікацій в журналах Thomson Reuters WEB of Science і мінімальним індексом цитування. Саме виборні представники цих вчених мають формувати (вибирати) правління НАНУ на певний термін (це уряд), а також Раду НАНУ (це парламент), що має запропонувати новий Статут і пропонувати і поточні реформи, і поточні проблеми для досліджень. Така реорганізація можлива, на жаль, лише зверху. Такі ж правила мають бути і для інститутів: виборний директор на обмежений термін, адміністративно незалежна від нього Вчена Рада. Отоді пропозиції f.a.danevich буде на часі. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №2, 19 января-25 января Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно