НАЦИОНАЛЬНАЯ СОВЕТСКАЯ СИСТЕМА

23 января, 2004, 00:00 Распечатать

Невероятно жалко, что наше социальное бытие (или, точнее сказать, общественно-политическая жизнь, которую мы часто называем режимом) привело к фатальному развалу библиотечной системы...

Невероятно жалко, что наше социальное бытие (или, точнее сказать, общественно-политическая жизнь, которую мы часто называем режимом) привело к фатальному развалу библиотечной системы. Заметны огромные пробелы в комплектовании библиотечных фондов, особенно иностранными изданиями, образовавшиеся за последнее десятилетие. Этот недостаток очень ощутим в работе научных библиотек. Фактически разрушена сеть сельских библиотек, влачат жалкое существование, едва сводя концы с концами библиотеки районные, выпрашивают жалкие копейки на пополнение фондов областные, кое-как прозябают столичные на суровых сухарях тотальной безответственности власти, которой «культурка», как говорили когда-то партийно-комсомольские «ребята», не приносит в собственный карман ничего существенного (разве что перед выборами дадут какую-то копейку, чтобы запрячь в предвыборную суету), а поэтому им она глубоко «по барабану».

В эту паутину безответственности власти попала и эта в общем-то несложная ситуация, с которой мне пришлось столкнуться. В ней, по моему убеждению, как в зеркале, видны все пороки нашего общества, отношение всех его структур различного назначения к гражданам и их потребностям. Та же тотальная незащищенность и бесправие личности, проявляющиеся везде: в судах, во властных коридорах, в профсоюзах, оказывается, даже в библиотеке. Ведь и там гражданина может поставить в тупик произвол самого маленького чиновника, который упрямо сидит на стуле и дальше него видеть ничего не хочет.

Год назад я сумел наскрести в более чем скромном бюджете научного сотрудника кое-какие средства и приобрел старенький ноутбук, рассчитывая, что теперь смогу избавиться от бремени громоздкого изнурительного переписывания книг и статей и сразу буду заносить это в память недавно приобретенной счастье-машины. Но моя наивная щенячья радость закончилась, как только я переступил порог Национальной библиотеки им. В. Вернадского, где суровая администратор предупредила, что компьютером я могу пользоваться лишь в том случае, если он будет работать на собственном питании. Включать в розетку нельзя! Все мои попытки выяснить, почему нельзя, были безуспешными. До тех пор пока одна из дежурных не открыла секрет: «Вы же не будете платить за электроэнергию». — «Готов платить, как вы скажете», ответил я и начал доставать кошелек. «А как мы узнаем, сколько нужно платить?» — пытались убедить меня. Так продолжалось и в последующие дни. То есть я мог бы пользоваться аппаратом от батареи питания. Однако все знают, что украинский доктор наук не может себе позволить покупать новенький аппарат с большой емкостью батарей. У секонд-хэндовского же батарейки могут тянуть час-полтора нагрузки.

Для убедительности выполним элементарные расчеты. На моем ноутбуке написано, что при напряжении 240 В он потребляет ток в 0,37 А, то есть его мощность составляет 240х0,37=88,8 Вт, или же 0,0888 кВт. Округлим до большего числа, пусть это будет целых 100 Вт или же 0,1 кВт. За 8 часов работы (разве что у розовощекого аспиранта хватит духа отработать столько времени в библиотеке) компьютер потребит 0,8 кВт. Умножим на 0,15 грн., которые мы платим за кВт/час потребленной энергии, получится за день работы максимум 0,12 грн. На благо библиотеки каждый владелец ноутбука согласился бы платить по 50 копеек или даже 1 гривню. Библиотека даже имела бы какую-то выгоду. Предположим, что библиотеке все же придется потратить гривен 500 на установку 250 розеток и еще какую-то сумму на электропровод и выполнение работ. То есть речь идет о вполне посильной сумме — 1—1,5 тыс. грн. Можно понять, что даже такие деньги для руководства библиотеки не мелочь. Но ведь должно же быть какое-то соответствие современным стандартам, имидж центрального библиотечного учреждения. В конце концов, библиотеки существуют именно для читателей, а не наоборот…

Я просил их всех в течение года (!) поднять этот вопрос перед библиотечным начальством и решить эту, как мне казалось, очень мелкую проблему, и даже не проблему, а дело. Но мои усилия были безрезультатными. Мне выписывали пропуска на компьютер, но со строгими предупреждениями — не подходить к библиотечным розеткам.

После года моего послушания и гражданской лени я все же решил искать правду. Через многочисленную охрану сумел зайти в административный узел и дождаться в приемной, чтобы меня смилостивился принять заместитель директора по библиотечной работе. А.Г. Бровкин, очевидно, уже знал суть моего дела, потому что сразу же, с порога, ответил мне отказом. Ссылался на меры безопасности: а если вдруг короткое замыкание? А как это мы будем рассчитывать, сколько вы там работали? И, наконец, убийственный аргумент: в правилах библиотеки записано, что нельзя включать компьютеры в сеть, пользуйтесь собственной батареей. «А если вас сотня захочет пользоваться, тогда вам всем розетки устанавливать? Вы же ставили подпись под правилами, когда записывались в библиотеку!»

Тупиковость ситуации проявлялась и в том, что, записываясь в библиотеку, я, как и миллионы других читателей, эти правила не читал, свято веря, что там записаны общепринятые мудрые вещи разумного поведения в библиотеке и бережного отношения к книге. Пришлось все же взять эти «Правила». Они, как и должно быть, утверждены. Стоит подпись генерального директора и дата: 20 февраля 1998 г. И это конец XX столетия, библиотека имени Владимира Вернадского! Читаем: запрещается «входить в помещение Библиотеки ...с ...компьютерами». Дальше, в скобках, уточнение: «Собственными техническими средствами, компьютерами типа ноутбук с автономным питанием читатели могут пользоваться только с разрешения администратора».

Но при чем здесь «Национальная» в названии библиотеки и к тому же имени В. Вернадского? Или всемирно известный ученый подписал бы такие правила, ущемляющие права читателей на пользование современной техникой? Однако мои попытки пристыдить их именем Вернадского ни на кого не повлияли. Я и сегодня старательно конспектирую статьи и книги, а дома переношу переписанное в компьютер. Более того, после моего посещения библиотечного начальства теперь эти запрещающие правила напечатаны большими буквами и вывешены при входе возле регистратора. Чтобы все знали и боялись.

У меня есть знакомые среди сотрудников публичной библиотеки Нью-Йорка. Спрашивал их, есть ли в их библиотеке подобные ограничения. Удивляются и пожимают плечами. Приносите и пользуйтесь, сколько душе угодно. Этот аргумент я тоже приводил начальству НБУ. И они, как в КВН, сразу нашли ответ: вы же не сравнивайте их финансирование с нашим. Но я же готов платить за эту возможность столько, сколько скажет библиотека...

Теперь, приходя к дежурному администратору за разрешением пронести компьютер, чтобы хоть полчаса поработать с ним, прежде чем достать авторучку, в ответ на предупреждение об автономном питании не устаю спрашивать, а знают ли они, что означают слова «Национальная библиотека им.В.Вернадского»? И какое сегодня столетие? Обижаются. Значит, еще живы. Может, когда-то и дойдет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно