НАСТОЯЩИЙ ЧЕРНОБЫЛЬ ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ... - Наука - zn.ua

НАСТОЯЩИЙ ЧЕРНОБЫЛЬ ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ...

9 июня, 2000, 00:00 Распечатать

Во время визита Билла Клинтона в Киев, наконец-то, получен ответ на вопрос, который так долго и безуспешно задавали журналисты: когда будет закрыта Чернобыльская АЭС...

Во время визита Билла Клинтона в Киев, наконец-то, получен ответ на вопрос, который так долго и безуспешно задавали журналисты: когда будет закрыта Чернобыльская АЭС. Дата названа Леонидом Кучмой — 15 декабря 2000 года. Теперь впору вдуматься в слова, которые пытался донести до ушей присутствовавших на пресс-конференции, проведенной накануне визита американского президента, премьер-министр Украины: «Не существует проблемы даты. Нужно объяснить мировой общественности — дата выведения из эксплуатации последнего блока не означает, что Чернобыль позади. Быстрее всего тема Чернобыля только начинается»…

По-видимому, не случайно именно на этом сделал акцент Виктор Ющенко после окончания работы Межведомственной комиссии по комплексному решению проблем Чернобыльской АЭС. Дата закрытия, оттянутая почти непосредственно к началу следующего тысячелетия, демонстрирует вместе с желанием Украины выполнить взятые на себя международные обязательства одновременно и понимание того, что страна с до предела напряженным бюджетом берет на себя огромное бремя. Вытянет ли она его?

Кстати, Виктор Ющенко на уже упомянутой пресс-конференции был однозначно оптимистичен. Его беспокоили, главным образом, сложные технологические проблемы, возникающие перед страной в связи с предстоящим закрытием, поэтому он не уставал повторять: не в дате дело, а в формировании безопасного будущего Чернобыльской станции.

В результате поездки премьер-министра и представителей правительства на объекты Чернобыльской станции в апреле было сформировано около 40 поручений на финансирование, проведение строительных работ, дезактивацию территорий. Комиссия пришла к выводу, что работы, связанные с подготовкой к досрочному выведению из эксплуатации энергоблока, идут по плановому регламенту и технические требования при этом в целом выполняются.

Премьер-министр утверждал, что высокий уровень Межведомственной комиссии дает надежду на комплексное сопровождение проблем и адекватную реакцию соответствующих министерств и ведомств по проблеме Чернобыльской станции. Правда, этот оптимизм не нашел особого понимания у журналистов. Мы имеем слишком много красноречивых примеров того, что менталитет постсоветских людей (ярчайшими представителями которых являются и наши ученые, особенно ядерщики) таков, что им гораздо лучше удается строительство ракеты, нежели троллейбуса, создание автомата или танка, чем, скажем, выпуск сковородок или электрочайников, а уж создание простенького народного автомобиля может оказаться и вовсе неподъемной задачей. С учетом этой нашей особенности не кажется ли оптимизм премьер-министра в решении многочисленных и разнородных задач — от дезактивации гигантских территорий до ставящих в тупик соответствующие ведомства пожаров — несколько преувеличенным?

Опыт показывает, что после чернобыльской катастрофы не раз принимались стратегические решения, которые со временем приходилось отменять. Понесенные Украиной убытки во многом объясняются тем, что у органов, наделенных правом решать, не было четких научно выверенных ориентиров. И это не случайно. Их не имели и сами ученые. Самый впечатляющий пример неумения учесть вероятные негативные возможности научно-технического развития я вынес из собственного общения с известными советскими физиками-ядерщиками. Еще в конце 60-х я прочитал научно- популярную книгу американского ядерщика, который полвека назад в деталях описал события при взрыве на атомной станции. Описание меня настолько потрясло, что я с маниакальной настойчивостью еще в 70-е годы задавал наиболее известным советским физикам один и тот же вопрос: может ли у нас произойти что-нибудь подобное? Но академики Боголюбов, Александров, Блохинцев, вторя друг другу буквально слово в слово, успокаивали, что ничего подобного произойти не может, американцы, мол, вообще склонны ко всяким преувеличениям, так что на их предсказания обращать внимания не стоит. Поразительно, что на тот мой вопрос академик Сахаров ответил так же, как и его коллеги, не настроенные оппозиционно к режиму. Он сообщил мне, что самое страшное свое слово ядерная физика уже сказала при бомбардировке японских городов, а теперь от нее следует ждать только благ…

«Дефицит знаний и концепции поведения вокруг этого объекта требует аккумуляции международных сил. В том числе и интеллектуальных, — справедливо считает Виктор Ющенко. — Гармоническое объединение задачи и ее финансового обеспечения после проведения второй встречи со странами-донорами, я думаю, позволит оптимизировать эту проблему.

То, что сделано украинской стороной за средства наших партнеров за последние 12 месяцев, вселяет надежду. Здесь проведено существенное укрепление старого каркаса. Перед нами стоит задача формирования новой системы защиты и проведения научных работ по дезактивации этого объекта, вывезения топлива в специальную зону хранения. То есть предстоит перейти от пассивной формы содержания объекта к новой технологии защиты. Это возможно сделать только объединив усилия со странами-донорами.

И нужно более откровенно информировать обо всех этих проблемах.. Эта тема более драматична, чем казалась много лет. Украина на протяжении 14 лет потратила 5 млрд. долларов, чтобы решить некоторые проблемы, связанные с минимизацией чернобыльской катастрофы. Это планетарная трагедия и должен быть планетарный проект.

Выведение третьего реактора потребует более 500 млн. долларов.

Доведение укрытия до требуемых технических параметров оценивается еще в 400 млн. долларов.

Это темы первого заседания стран-доноров.

Есть еще ряд важнейших работ. К примеру, обеспечение нормального функционирования города Славутич. Для этого необходимо создать здесь инвестиционное поле и инвестиционные потоки для обустройства альтернативных рабочих мест и поддержания деловой активности, занятости. Это потребует еще около 700 миллионов долларов. Остро стоят вопросы о балансовой оценке имущества, в том числе и коммунального, с целью его оптимизации и альтернативной передачи в эксплуатацию заинтересованным сторонам. Это дало бы возможность значительно сэкономить бюджетные средства на обслуживание ряда объектов, а, с другой стороны, подключить бизнес, чтобы он принимал на себя нагрузку в работе в этой зоне».

— Большие средства, которые будут задействованы в этом проекте, невольно ставят вопрос о том, как они будут распределяться и насколько справедливо будет проведен тендер? — этот вопрос корреспондент «ЗН» задал Виктору Андреевичу.

— Правительство должно принять три постановления, которые оптимизировали бы участие украинской стороны в проведении работ по выведению из эксплуатации Чернобыльской станции. Что же касается конструкций, строительных материалов и части оборудования, здесь мы пытаемся так сформулировать задачу, чтобы было задействовано украинское производство. Для этого нужно изменить статус, в том числе налогов и акцизов, чтобы сделать украинские материалы, конструкции более дешевыми, чтобы они могли принять участие в конкурсах. К сведению, работы подрядчикам будут предоставляться по тендеру. Вот сравнительная оценка вариантов выполнения работ: украинская сторона оценила их в 400—600 млн. долларов, коллеги из России — в 700 млн. долл., европейские оценки дают сумму в 1,2 — 1,4 млрд. долл.

Украине для реализации проекта придется до конца года выделить до 100 млн. гривен. Это по тем объектам, которые финансируются украинской стороной, Европейским союзом и Европейским банком реконструкции и развития. По некоторым объектам мы не находили ответа в бюджете 2000 года, поэтому обратились в Министерство экономики, чтобы подтвердить объемы капитальных вложений. Часть этих средств будет выделена через резервный фонд Кабмина.

Впервые в этом году чернобыльский бюджет финансируется полностью. За прошедшие пять месяцев на 100%. Идем по графику погашения задолженностей по социальному и пенсионному блоку с опережением дней на 30—35!

Итак, все выглядит, на первый взгляд, достаточно благополучно. Однако ситуация может радикально измениться в связи с проблематичностью наполнения внешней части бюджета закрытия Чернобыльской станции. Рассеивая сомнения журналистов на эту тему, премьер-министр убеждал, что «после дополнительных мер Украина имеет хорошие сигналы на встречу с донорами. Если будут выполнены условия, связанные с вопросами финансирования Европейским союзом, ЕБРР ряда объектов, комплекса, включающего могильник топливных отходов, могильник нестандартных отходов, мы считаем, что Украина получит адекватные финансовые возможности для решения задачи.

А если не получит?..

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно