НАНУ-технологии

22 ноября, 2013, 18:55 Распечатать

Неюбилейные заметки по случаю двух юбилейных дат

То ли так расположились звезды, то ли прихоть судьбы — накануне 95-летия Национальной академии наук Украины и ее бессменного (в течение уже более полувека) президента Бориса Патона — в академическом доме, несмотря на зябкий ноябрь за окном, царит предчувствие приближающейся грозы. Это не располагает к праздничным торжествам, все живут напряженным ожиданием. Никто не может подтвердить, как, впрочем, и отрицать, слухи о том, что уже на следующий день после своего 95-летия Борис Евгеньевич напишет заявление об уходе с поста президента НАНУ. По информации из достоверного источника, дата отставки еще два месяца назад оговаривалась "наверху", где этот вопрос был поставлен со всей прямотой. 

Хотя не исключено, что добровольно-вынужденная отставка произойдет немного позже. 3 декабря должна состояться представительная международная конференция, посвященная 20-летию МААН (Международной ассоциации академий наук), президентом которой со дня ее основания является Б.Патон. Пожалуй, за это свое детище Борис Евгеньевич переживает не меньше, чем за судьбу родной НАНУ, и сейчас озабочен вопросом — в чьи надежные руки передать бразды правления МААН? Что касается НАН Украины, то после отставки Патона временно, до выборов нового президента, руководящие функции якобы будут перераспределены между вице-президентами. 

Учитывая сложившиеся обстоятельства, публичные юбилейные торжества не предусматриваются, за исключением выставки научных достижений учреждений НАНУ в НК "Экспоцентр Украины", а также уже состоявшейся на этой неделе международной конференции "Нанотехнологии и наноматериалы для бизнеса и промышленности". Чествование 95-летия Бориса Евгеньевича планируется провести в академическом кругу. (О присутствии высоких персон пока не известно). День рождения Академии также решено отметить без привлечения общественного внимания, "по отделениям НАНУ". 

Поводов для непраздничного настроения в НАНУ предостаточно. Первый связан со слухами об отставке президента. Для двух поколений наших сограждан Патон и Академия нераздельны. Научный и моральный авторитет Бориса Евгеньевича прочен, как патоновский шов. Многие убеждены, что Академия сохранилась в прежнем виде только благодаря его усилиям и авторитету. Поэтому с тревогой смотрят в завтрашний день, тем более что на академическое имущество уже давно зарятся разные дельцы, и немалая его часть уже прилипла к чужим рукам. 

Второй повод — панические слухи о сокращении финансирования Академии наук. Впервые за последние годы при подготовке бюджетного запроса на следующий 2014 год НАНУ не получила от Министерства финансов ориентировочных цифр граничных объемов расходов. По предварительной информации, бюджету НАНУ грозит урезание на сумму 170 млн. грн. Это соизмеримо с годовым содержанием нескольких НИИ. Поэтому следует готовиться к затягиванию поясов. 

Третий повод — события последних недель, связанные с попыткой ликвидации двух научных учреждений — Института украинской археографии и источниковедения им. Михаила Грушевского и Института востоковедения им. Агатангела Крымского. План, на скорую руку сработанный в президиуме НАНУ, не удался из-за решительного протеста научных сотрудников против необоснованного, по их мнению, решения руководства Академии наук. О срочной реорганизации путем присоединения к Институту всемирной истории в коллективах вышеназванных научных учреждений узнали накануне заседания президиума НАНУ, где должен был рассматриваться этот вопрос. Массовые акции протеста с пикетированием здания президиума вынудили инициаторов пойти на попятную, вопрос "оптимизации", по информации академической верхушки, отложили до декабря. 

Неудавшаяся попытка "оптимизации", растерянность представителей президиума НАНУ, не склонных прямо и честно отвечать на вопросы научных сотрудников и журналистов, говорит о неготовности руководства академии к подобным преобразованиям. А также о том, что у него нет плана реформ, глубоко продуманного, нацеленного на перспективу, а не на сиюминутную выгоду.

"Реформы, которые пытаются сегодня проводить, — бессодержательные, — считает старший научный сотрудник Института востоковедения Александр Богомолов. — Реформировать НАНУ необходимо, но прежде чем что-то резать, нужно семь раз отмерить. С экономической точки зрения такая реформа лишена смысла и напоминает укрупнение колхозов.

Нельзя сплеча рубить под корень то, что имеет потенциал развития. Востоковедение — важный внешне- и внутриполитический ресурс для государства. Потребность в развитии востоковедения в Украине обусловлена вызовами, ответы на которые станут определяющими для будущего нашего государства. Поэтому прежде чем начинать реструктуризацию, нужно определиться с научными приоритетами. Разумно было бы собрать специалистов, имеющих вес в научном мире по каждому стратегически важному направлению, и сообща обсудить, как нам реорганизовать НАНУ".

"Намерение НАН оптимизировать свою сеть заслуживает одобрения, — сжато изложил свою позицию Максим Стриха, доктор физико-математических наук, вице-президент АН высшей школы Украины. — Не секрет, что в ее структуре имеются учреждения с очень разным научным потенциалом. Но эти намерения, к сожалению, не отвечают на главный вопрос — о стратегическом будущем академии. И ученых сегодня не оставляет тревога, что ответ будут формулировать отнюдь не они…" 

Научных сотрудников институтов им. М.Грушевського и А.Крымского волнует неопределенность, а также то, что согласно плану оптимизации "объединенный институт" (то есть под "крышей" Института всемирной истории) должен занять помещение ликвидированного (на основании постановления президиума НАНУ) Института мировой экономики и международных отношений на ул. Леонтовича. И эта обеспокоенность небезосновательна, поскольку помещение остается спорным, к тому же людей пугает перспектива оказаться на улице, как это уже происходит с сотрудниками ликвидированного института.

Главный ученый секретарь НАНУ В.Мачулин на телефонный звонок редакции ответил, что вопрос ликвидации институтов археографии и востоковедения снят с повестки дня. Затем уточнил: "Мы даже не планировали включать его в повестку дня заседания президиума". (Странно: если не планировали, зачем тогда снимать?) Вопрос оптимизации структуры учреждений академии переносится на декабрь. До 5 декабря должны быть подготовлены предложения по доработке Концепции развития НАН Украины на 2014—2023 гг. На вопрос, почему на сайте академии отсутствует информация об этом, а также о решениях, принятых на предыдущем заседании президиума, Владимир Федорович ответил: "Проконтролирую".

В проекте концепции, ознакомиться с которой нам удалось "неофициальным путем", один из разделов как раз посвящен "оптимизации сети научных учреждений и организаций в соответствии с показателями их деятельности". Среди основных критериев — соответствие научных результатов мировому уровню. Кого может затронуть сокращение (оптимизация)? "Институты и (или) учреждения, имеющие сугубо прикладной технологический характер, либо те, которые не отвечают современному уровню науки или имеют стабильно низкий рейтинг своей деятельности по сравнению с однопрофильными учреждениями, являются малочисленными и неэффективными". 

Почему тогда первыми под "оптимизацию" попали институты гуманитарного профиля, причем с высокой научной планкой? Как объяснил представителям СМИ вице-президент НАН Украины, академик-секретарь отделения экономики НАНУ, директор Института экономики и прогнозирования НАНУ Валерий Геец, "эти институты были выбраны первыми в связи с тем, что, к сожалению, находятся без руководства после смерти своих директоров". Странная логика!.. Следуя ей, а также учитывая преклонный возраст большинства директоров институтов, удел нашей академической науки печален.

Получить в НАНУ информацию о дальнейших планах по оптимизации оказалось делом безнадежным. Люди, причастные к подготовке материалов, словно дали обет молчания. Что и неудивительно. НАНУ живет в своей "системе координат". Это достаточно "закрытая" структура, со своими традициями, сложившимися еще в советские времена, когда основным заказчиком ее продукции являлся мощный ВПК (военно-промышленный комплекс). Осторожность в высказываниях, даже подозрительность, субординация — отличительные черты сотрудников аппарата президиума.

На сайте НАНУ — практически сплошной официоз. Если, например, научный сотрудник какого-либо НИИ захочет узнать, сколько средств выделено на академические учреждения, как они использованы и т. п., то подобной информации не найдет. Распределение средств — прерогатива руководства (президиума, академиков-секретарей отделений с участием директоров). Кажется, только раз за все годы независимости финансовая сторона деятельности академии была предана гласности, а данные опубликованы в СМИ. 

Решения президиума вывешиваются на сайте избирательно. Повестки дня заседаний штаба академии тоже малоинформативны. Под пунктом повестки дня "Разное" обычно скрывается то, что не для любопытных глаз и ушей. Например, те же вопросы "оптимизации".

И, конечно же, не принято на сайте академии выставлять информацию (напр. рейтинги), отражающую вклад действительных членов НАНУ в мировую науку. Это не просто интересно, а очень важно для того, чтобы знать, "кто есть кто" в науке, а кто просто "ест". Острота вопроса усилилась после последних выборов в Национальную академию наук — более трети вновь избранных академиков имели нулевой индекс Хирша, и только у шести он был выше пяти. С критикой непрозрачной и не всегда объективной системы отбора в члены НАНУ не раз выступали ученые, в том числе в нашем еженедельнике. 

На общем собрании НАНУ в этом году принят обновленный устав академии. 

Новшество там фактически одно: выборы директоров институтов коллективами НИИ на конкурсной основе заменены кулуарными — в соответствующем отделении НАНУ. Кому это выгодно?

Для того чтобы академия и впредь оставалась для многих "в прошлом заслуженных" комфортной богадельней, существуют и другие "НАНУ-технологии". Например, те же контракты для директоров-пенсионеров, которые можно продлевать ежегодно и бесконечно долго. Видимо, не без участия заинтересованных директоров в уставе появилась упомянутая поправка.

Стоит ли после этого проливать крокодиловы слезы об оттоке молодых кадров? Они уходят не только потому, что маленькие зарплаты, но и потому, что не видят перспективы карьерного роста. Потому что в НАНУ два десятилетия только говорят о реформах, но ничего не предпринимают для их продвижения. Потому что не хотят участвовать в нечестных играх и сомнительных схемах. Они едут за рубеж, где их охотно берут на работу в научные центры и лаборатории, в открытых конкурсах выигрывают гранты и, надо отдать должное многим из них,, еще и помогают коллегам в украинских институтах. А также сопереживают вместе с ними за судьбу украинской науки и Национальной академии. 

Молодой физик Иван Левкивский (интервью с ним — читайте тут) убежден: "Реформы должны быть понятны и продуманы. Лучший путь реформ в науке — эволюционный. Резкие шаги могут пойти во вред. Конечно, перед теми, кто будет принимать решения, стоит трудный выбор. Возможно, стоит привлечь международных экспертов, чтобы определиться с наиболее перспективными направлениями, на которых сконцентрировать финансирование".

Попытка определиться с приоритетными направлениями у нас уже была, вспомним хотя бы о ключевой лаборатории молекулярной биологии. Идею создания таких "точек роста" поддержала НАНУ в лице ее президента Б.Патона. 

Первые результаты молекулярных биологов получили высокую оценку международного экспертного совета во главе с Нобелевским лауреатом Э.Неером. Создана еще одна такая лаборатория — в области физики высоких энергий. Но работы тормозятся из-за проблем с финансированием. 

Ключевые лаборатории могли бы стать важным инструментом реформы.

Но, к сожалению, пока не стали. И причина не только в финансировании, но и в отсутствии законодательной базы для их развития. Да и в самой Академии наук к этой организационной форме исследований сохраняется предвзятое отношение. Кого-то гложет зависть. Привычнее и проще разделить бюджетный пирог по кусочку — и все дела.

Архаичная модель управления академическим комплексом, старые кадры на руководящих должностях, вряд ли способные на серьезные преобразования, — все это, несомненно, тормозит развитие НАНУ. Борис Евгеньевич когда-то горько пошутил: мол, Академия напоминает собес. Ныне средний возраст доктора наук превышает пенсионный — 63,4 года, кандидата наук — 51,1. 

Для того чтобы НАНУ стала мотором украинской науки, и необходимы реформы. Но не по образцу наших соседей, россиян. Для нашей науки российский вариант может стать смертельным. (Об этом в нашем еженедельнике (№ 25, 06.07.2013 г.) уже говорил М.Стриха). Время не ждет. Если научное сообщество окажется не способным на реформы, это могут сделать другие силы, интересы которых далеки от научных.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 63
  • Роман Черніга Роман Черніга 10 грудня, 01:09 НАНУ така живуча бо її існування всім потрібне -- і владі, і опозиції (досить пригадати, що говорили теперішні опозиціонери на попередньому ювілеї НАНУ в 2008, коли вони були владою), і вченим-пенсіонерам, і навіть Дзеркалу тижня (бо треба ж щось критичне про науку писати). Десять років тому я також думав, що ще не все втрачено і її потрібно лише реформувати. Проте з часом чітко усвідомив, що САМЕ ТАКА академія всіх влаштовує... А такі статті -- це просто спосіб відробити свою зарплатню в редакції... согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно