Наезд на медакадемию

4 февраля, 2011, 13:44 Распечатать Выпуск №4, 4 февраля-11 февраля

Такого стресса, который пришлось пережить за последние несколько дней, Национальная академия медицинских наук Украины (НАМНУ) не испытывала, пожалуй, за все 18 лет своего существования.

© Василия Артюшенко

Такого стресса, который пришлось пережить за последние несколько дней, Национальная академия медицинских наук Украины (НАМНУ) не испытывала, пожалуй, за все 18 лет своего существования.

Все началось с того, что ее неизменный президент Александр Возианов подал заявление об отставке. И хотя этот факт пытались держать в тайне, в научной и медицинской среде информация распространилась со скоростью звонка по мобильному телефону. Для тех, кто давно ждал этого события, новость прозвучала как выстрел стартового пистолета, но открыто выйти на предвыборную дистанцию побоялись — опасались фальстарта. В академической среде перебирали фамилии тех, кто может претендовать на должность президента: С.Комиссаренко, директор Института биохимии им. О.Палладина НАН Украины, В.Запорожан, ректор Одесского медицинского университета, В.Москаленко, ректор Киевского национального медицинского университета им.А.Богомольца, А.Сердюк, экс-министр здравоохранения, директор Института гигиены и медицинской экологии имени А.Марзеева НАМНУ.

Учитывая политический момент и кадровые перестановки в Министерстве здравоохранения, большинство склонялось к тому, что это кресло займет ректор Одесского медуниверситета В.Запорожан. Если, конечно, не воспользуется своим авторитетом и связями С.Комиссаренко, который тесно связан и с политикумом, и с большой академией. Не успели прикинуть, кому достанутся должности вице-президентов, как министр здравоохранения Илья Емец категорично заявил: Академии медицинских наук в том виде, в котором она существует, больше не будет.

За последние годы академики пережили не одного министра, обещавшего прибрать к рукам АМН, поэтому к заявлению отнеслись скептически. И зря. Предшественники И.Емца хотя и грозили экспроприацией зданий и земли, однако с удовольствием ездили в академию на разные собрания и юбилеи, прекрасно понимая, что должность министра — временная, а статус академика — вечен. Новый министр не стал церемониться: вызывал академиков в министерство. Дома, как известно, и стены помогают, не говоря уж о юристах и референтах. Через два дня сеанс повторили, однако в этот раз вызвали не только членов президиума академии, но и директоров академических институтов. Встреча была продолжительной и сложной — оперативное вмешательство в жизнедеятельность академии проводилось без анестезии и малейшей надежды на реанимацию. Но с применением новейшего метода — телемедицины, когда на другом конце провода якобы ждут осведомленного согласия пациента.

Ученые возвращались домой с мыслью, что Национальная академия медицинских наук не доживет до своего 18-летия, которое приходится на конец февраля. Через день, 31 января, должно было состояться общее собрание, а первого февраля — выборы. Однако большинство склонялось к мысли, что урны не понадобятся, — распространился слух, что вместо НАМНУ будет агентство, которому вроде бы передаются все институты, все имущество медакадемии.

Бесспорно, ни одного министра здравоохранения не ждали на академическое собрание с таким нетерпением и любопытством, как Илью Емца, ведь именно он должен был привезти верифицированный диагноз НАМНУ и скомандовать — в морг или на интенсивную терапию. Возможно, из-за неопределенности и общей нервозности так поспешно отправили в отставку Александра Возианова. Досадно, что не нашлось ни слов благодарности одному из основателей Академии меднаук, ни слов поддержки, не было даже традиционного букета цветов, который принято дарить в таких случаях.

Министр спешил, поэтому сразу перешел к главному, участники собрания ловили каждое его слово.

«Когда я был на первой своей встрече с президентом Украины, понял, насколько глубоко он владеет тем, что происходит у нас в медицине, — сказал, в частности, министр. — Я понял, что глава государства знает поименно всех лучших медиков и лучшие медицинские учреждения.

В министерстве здравоохранения уже закончилась административная реформа, теперь у меня всего два заместителя, проводится сокращение работников аппарата на 30%. Через две недели закончится полная структуральная реорганизация здравоохранения Украины. У нас есть документ — указ президента об оптимизации системы центральных органов исполнительной власти.

За что голосовали академики в ходе нашей встречи? Читаю по пунктам.

Первое. Одобрить инициативу президента Украины Януковича относительно создания в рамках административной реформы центрального органа исполнительной власти в области здравоохранения по управлению имуществом объектов государственной собственности.

Второе. Предложить президенту Украины создать центральный орган исполнительной власти в области здравоохранения по управлению имуществом учреждений и организаций.

Третье. Согласиться с инициативой Минздрава по передаче имущества, которое находится в сфере управления академии меднаук, в сферу управления государственного научно-методического агентства.

Четвертое. Вынести на рассмотрение общего собрания НАМНУ вопросы, связанные с проведением административной реформы в области здравоохранения.

Все было демократично. За передачу агентству государственных учреждений, находившихся в сфере управления НАМНУ, проголосовали: 20 — за, 2 — против и 8 — воздержались.

Как член правительства, как министр гарантирую, что сделаю все, чтобы НАМНУ так реформировать, чтобы не ухудшить состояние, а чтобы улучшить. Сейчас у нас есть уникальная возможность стать центральным органом исполнительной власти, являющимся главным распорядителем бюджетных денег, после этого важного события можно улучшить всю медицину», — подытожил И.Емец.

Участники собрания, конечно, были неприятно поражены услышанным, но почему-то отпустили министра, не задав ни одного вопроса.

А о чем, собственно, спрашивать, если почти все руководство АМН, по словам министра, добровольно подписалось под всеми пунктами документа?

Вице-президент медакадемии Ю.Зозуля вынужден был дать свою версию событий.

«Министр вызвал, сказал, для обсуждения важного вопроса: по поручению президента Украины нужно дать предложения по административной реформе системы здравоохранения. Кто может быть против этого? Мы все проголосовали.

А потом уже перешли к созданию агентства, которому будет подчинено финансирование и которому АМН должна передать все институты. Что собой представляет такое агентство — непонятно. Передача институтов означает ликвидацию Академии медицинских наук. Кто может быть за такое постановление? Мы голосовали против этого. Тогда спрашивают: «Так что, вы — против распоряжения президента?!»

Такие приемы, знаете, мы уже проходили. Если таким образом идет обсуждение вопросов, мы, как члены президиума, выходит, превысили свои полномочия, потому что такие стратегические для АМН вопросы должны решаться на общем собрании, которое мы и хотим провести».

Справедливости ради стоит отметить, что не все ученые автоматически поднимали руку «за», — были и такие, кто требовал объяснений, спорил с министром. Один из академиков, поняв бесполезность сопротивления, покинул собрание.

В тот день можно было только позавидовать выдержке руководства НАМНУ. Министр размахивает бумагами, на которых стоит немало подписей, свидетельствующих о капитуляции Академии медицинских наук перед командой реформаторов, участники собрания хотят услышать объяснение, коллективы институтов гудят, как разворошенные ульи, — а модератор спокойно объявляет фамилии докладчиков, поднимающихся на трибуну, чтобы в который раз отчитаться об успешной работе. Правда, были и чрезвычайно интересные презентации, в частности о работе кардиохирургов, и такие, которые не меняются годами, будто вся нейрохирургия впала в кому. Собрание продолжалось до самого вечера, и никто не брался прогнозировать, состоятся ли на следующий день выборы президента АМН. В кулуарах одни утверждали, что Академию меднаук надежно защищает статус национальной, что ее финансирование в нынешнем году, как всегда, отдельной строкой прописано в Бюджетном кодексе и МЗ не имеет к этому никакого отношения. Другие говорили, что за ночь может появиться новый указ, который отменит все предыдущие.

Очевидно, бог Аполлон, покровительствующий науке и медицине еще с древнегреческих времен, сумел как-то повлиять на Фемиду: за ночь правовое поле не изменилось. А утром прибыли гости, да еще и с хорошими новостями. Председатель комитета по вопросам здравоохранения, материнства и детства ВР Татьяна Бахтеева уверила, что медицинской академии ничего не грозит. Она нашла слова благодарности и для Александра Возианова, и для всех ученых, с которыми активно сотрудничает парламентский комитет.

Поддержка парламентского комитета придала академикам энергии, — появились урны для голосования, забегала счетная комиссия, осталось только определить, за кого голосовать. Кандидатуры назвали те, о которых раньше говорилось в кулуарах. Но присутствующих ждал сюрприз. Правда, не всех, были и такие, кто лукаво улыбался, снисходительно наблюдая за реакцией ученых.

Самоотвод взяли В.Запорожан и Г.Дзяк (ректор Днепропетровской медицинской академии), которые решили остаться ректорами. Не претендовал на должность президента и С.Комиссаренко — поблагодарил за доверие и попросил самоотвод. Таким образом, в бюллетене осталась одна фамилия — академика А.Сердюка.

За Андрея Михайловича отдали свои голоса 88 человек, против было четверо, один бюллетень признали недействительным. По инициативе новоиспеченного президента, с целью усиления роли университетской науки вице-президентами избрали ректоров В.Москаленко, В.Дзяка и В.Запорожана. Ученым секретарем и впредь будет работать В.Михнев, должность первого вице-президента доверили Ю.Кундиеву, который не скрывал удовольствия от того, что тучи над НАМНУ рассеялись:

— Если АМН сохранит свои научно-исследовательские институты, ее, безусловно, ждут плодотворные связи с Министерством здравоохранения и с Национальной академией наук Украины. Она получит все возможности для того, чтобы ее научный потенциал был направлен на общее, чрезвычайно важное государственное дело — охрану здоровья населения Украины. Вчера очень хорошие были доклады — содержательные, глубокие.

— Не кажется ли вам, что о достижениях АМН мало знают
и в министерстве, и в обществе, поскольку они недостаточно внедряются в практическую медицину?

— А донести это знание до общества — как раз и является задачей средств массовой информации. Это чрезвычайно важный вопрос. Поскольку разработки АМН действительно стоят того, чтобы Минздрав их вводил.

С.Комиссаренко довольно часто критиковал руководство НАМН, потому, когда объявили об отставке А.Возианова, его считали едва ли не первым претендентом на должность президента. И вдруг — самоотвод.

— Я никогда не критикую для того, чтобы продвинуть свою кандидатуру. И в медакадемии об этом хорошо известно, — подчеркнул С.Комиссаренко. — Поэтому я и снял свою кандидатуру, чтобы свободно высказываться, критиковать, демонстрируя собственное мнение относительно положения дел в медакадемии. Я 45 лет работаю в одном учреждении — в Институте биохимии НАНУ. Кроме того, у меня есть очень почетная обязанность и значительная нагрузка как академика-секретаря отделения биохимии, физиологии и молекулярной биологии НАНУ. Хотя и медик по образованию, однако никогда не работал в медицинской отрасли. Думаю, что кандидатура, за которую проголосовали, очень подходит для должности президента. Андрей Михайлович — один из самых опытных ученых-медиков нашей страны, много лет возглавлял МЗ. По моему мнению, он был самым удачным министром из тех, кто возглавлял это ведомство на протяжении всех лет независимости.

Принимая поздравления от нашего еженедельника, президент НАМНУ А.Сердюк подчеркнул: «Академия должна существовать не ради статуса, а чтобы развивать высокоспециализированную медицинскую помощь и активно проводить научные исследования. Когда я был министром, в системе академии было девять институтов, сейчас их в четыре раза больше. Но важно количество не институтов, а научных направлений, по которым проводятся исследования. Думаю, назрела необходимость создать целый ряд новых лабораторий, инициировать новые исследования, чтобы не только лечить больных, но и помогать здоровым сохранить здоровье и долголетие».

Кризис, кажется, миновал. Над Академией медицинских наук снова ярко светит бюджетное солнышко, в министерстве сокращают штаты, уверяя всех, что это каким-то образом повлияет на систему здравоохранения. В скором времени все они помирятся и снова будут ездить друг к другу на юбилеи и заседания.

— Обычно каждый министр, который приходит к власти, желает получить больше полномочий и быть самым главным в своей отрасли, — признается экс-министр Николай Полищук. — Но ведь следует понимать, что при этом ты несешь ответственность за всю отрасль. Мне кажется, НАМНУ как отдельная структура важна не только в научном плане, но и в лечебном: это в некоторой степени поддержка и помощь министерству. Надеюсь, что сотрудничество улучшится, ведь президентом избрали не клинициста, а опытного организатора здравоохранения — это то направление, которое у нас сегодня не работает.

Андрею Сердюку выпала нелегкая ноша. Институты — это не только наука, но и клиники, в которых проходят диагностику и лечение десятки тысяч людей ежегодно. Месяца не проходит, чтобы в каком-то из институтов не вспыхнул скандал, во многих из них цены вплотную приблизились к европейским, а результаты лечения — к африканским. Обследование МРТ, КТ, УЗ-диагностика на оборудовании, приобретенном за бюджетные средства, обходится пациентам дороже, чем в крутых частных клиниках.

Это подтверждают и проверки, проведенные в НАМНУ Государственным контрольно-ревизионным управлением в 2010 году. В эти дни стали известны результаты ревизий: «Выявлено нарушений на сумму 66,5 млн. гривен, среди которых нарушений, приведших к потерям финансовых и материальных ресурсов, — на 3,9 млн. гривен. Институты сдавали помещения в аренду организациям, которые занимаются предоставлением платных медицинских услуг по аналогичному профилю института-арендодателя. При этом соучредителями и исполнительными директорами этих организаций, как правило, являются работники этих институтов...»

Желают ли в академии и в ее институтах перемен? Вопрос риторический. Для этого нет никакой мотивации. В клиниках, подчиненных министерству, результаты проверок аналогичны и тоже полное отсутствие мотивации работать лучше.

Чем и как лечить отрасль, если в анамнезе 20 лет пустых разговоров о реформировании, 15 министров, куча «дорожных карт» и навязчивая идея, чтобы все выделяемые на медицину бюджетные средства были сосредоточены в одних руках? Похоже, никто в нашем государстве даже примерно не представляет, каким путем будут осуществляться реформы в системе здравоохранения. Как поется в одной песенке: «Мы с тобой никогда не собьемся с пути, потому что дороги не знаем».

Недавно И.Емец в своем первом интервью в качестве министра уверял, что реформы не заставят себя ждать — долго запрягают, зато будут быстро ехать. События последних дней показали, что ведомство рвануло, даже не запрягая. Наезд на медакадемию стал пробным камнем — если попадет в цель, такую же «добровольную» передачу имущества и земли проведут и в других академиях — аграрной, педагогической и т.д.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно